ЦБ припустил от рубля

Банки 28 Апр 2017, 16:54
ЦБ припустил от рубля

Перед решением ЦБ рынок гадал: ставка снизится на 25 или 50 п.п.? Теперь, когда решение состоялось, предстоит ответить на другие вопросы: почему ЦБ выбрал более радикальное решение, снизив ставку до 9,25%? Как теперь поведет себя рубль?

ЦБ И ПОЛИТИКА

В том, что ЦБ снизит свою ключевую ставку, никто не сомневался. Это было невозможно, и не из-за замедления инфляции или других объективных показателей, а просто потому, что об этом прямо говорила председатель Банка России Эльвира Набиуллина. 20 апреля на ежегодном расширенном заседании коллегии Минфина она заявила: «Более быстрое снижение инфляции открывает нам пространство для снижения ключевой ставки уже в апреле. Я даже допускаю, что на ближайшем заседании совета директоров, которое состоится через неделю, может быть дискуссия о снижении ставки между 25 и 50 базисными пунктами».

Строго говоря, ничего принципиально нового Набиуллина не сказала, еще по итогам предыдущего заседания совета директоров ЦБ, на котором ставка была снижена с 10 до 9,75%, Набиуллина говорила: «Я допускаю, что может быть решение и по 0.5… Но через некоторые время…, наверное, будет более… нормальным 0.25». Но сам факт, что председатель ЦБ дал прогноз, не исключая снижения ставки до 9,25% за неделю до принятия решения, конечно, не остался без внимания.

Именно в том, какой ширины будет шаг снижения ставки, и содержалась интрига. Ее можно интерпретировать академически, как это сделали, например, аналитики ВТБ Капитал. Накануне решения ЦБ они писали: «По сути, есть лишь два фактора, способных заставить Банк России изменить между заседаниями свой взгляд на оптимальную траекторию ключевой ставки: существенное расхождение появившейся макроэкономической статистики с ожиданиями регулятора или новый подход к интерпретации и ранее доступных цифр. Ни того ни другого за время, прошедшее с последнего заседания, мы не видели». Вывод: ставка снизится до 9,5%.

Но этот вывод исходил исключительно из оценок ЦБ. Сторонники того, что снижение ставки может быть более значительным — до 9,25%, включали в круг рассмотрения и высказывания президента Владимира Путина. А он за два дня до решения ЦБ провел встречу с правительством, а на следующий день с аграриями в Ярославской области. И там, и там речь шла о том, что как промышленности, так и сельскому хозяйству нужен более низкий курс рубля, о чем в один голос говорили министры промышленности Денис Мантуров и сельского хозяйства Александр Ткачев после встречи с президентом.

Это позволило, например, Goldman Sachs сделать следующий проноз: «Центральный банк России может сделать выбор в пользу ускорения процесса снижения процентных ставок, а не в пользу того, чтобы обратиться к дорогостоящим мерам с целью ослабления курса рубля». Под «дорогостоящими мерами» понимается стерилизация избыточной ликвидности, которая появится вследствие интервенций по покупке валюты в целях ослабления рубля.

ЦБ выбрал более политически обусловленное решение.

РУБЛЬ И БАНКОВСКИЕ КРЕДИТЫ

Эльвира Набиуллина всегда выступала против поддержки экономики средствами курсовой политики. Точнее, она против искусственного занижения курса национальной валюты. Но грань между искусственным и естественным в этом деле весьма условна. С высоких трибун нам уже давно говорят о переукреплении рубля, но он на словесные интервенции не поддается, находясь в свободном плавании. Которое несколько корректируется продажами валюты со стороны Минфина, который таким образом де-факто реализует бюджетное правило. И эта корректировка направлена на ослабление рубля. Как и ускоренное снижение ключевой ставки ЦБ.

Надо, однако, отдать рублю должное. Он легко пережил снижение ставки. Сразу после объявления о решении регулятора рубль потерял до 10 копеек к прежним уровням, однако достаточно быстро стабилизировался и даже перешел к росту на фоне роста цены нефти, закрепляющейся выше уровня 52 доллара за баррель. Но игроки прекрасно поняли: ЦБ, ускорив шаг снижения ставки, недвусмысленно показал свою заинтересованность в снижении курса рубля.

Кстати, действия ЦБ могут оказать вполне осязаемое влияние на кредитную активность банков. Для начала в потребительском сегменте. Кредиты физическим лицам уже пошли в рост, о чем свидетельствует мартовская статистика, ее обнародовало Объединенное кредитное бюро (ОКБ). В марте российские банки выдали 2,2 миллиона новых кредитов, общая сумма которых превысила 325,3 миллиарда рублей. В марте прошлого года россияне взяли ссуды на 245,7 миллиарда рублей. Объем кредитования увеличился на треть — на 32%, ясно, что снижение ставки, которое должно удешевить кредиты, приведет к их дальнейшему росту. А заметный рост потребительского кредитования — это знак роста потребительского спроса, а это фактор уже макроэкономический.

ЦБ И НЕФТЬ

Любопытно также заглянуть внутрь треугольника: ставка ЦБ, курс рубля и цена нефти. Кто-то может сказать, что треугольник начертан неправильно: ставка и курс рубля имеют прямое отношение к деятельности ЦБ, но цена нефти — это совсем другое. Но треугольник рисует не ЦБ, а рубль, а он зависит и от действий ЦБ, и от нефтяной конъюнктуры. Скажу больше: в той мере, в какой на нефтяную конъюнктуру можно повлиять, например в рамках картельных договоренностей об уровнях добычи и экспорта нефти, мимо решения ЦБ о темпе снижения ставки проходить не стоит.

Поясню. Одним из существенных аргументов тех, кто считал, что ЦБ предпочтет более мелкое снижение ставки — не на 50, а на 25 п.п., было предположение, что ЦБ сначала дождется решения стран-нефтепроизводителей о продолжении соглашения о сокращении добычи или об отказе от него, а уже потом, если соглашение сохранится, перейдет на ускоренное снижение ставки. ЦБ, однако ждать не стал. Но это его решение может подтолкнуть решение о продлении действия ограничивающего добычу нефти соглашения.

Где нефтепроизводители и где ЦБ? Гораздо ближе друг к другу, чем может показаться.

Томас Ки, бывший брокер Morgan Stanley и основатель компании Stock Traders Daily, уверен, что перед продлением соглашения о сокращении добычи нефти стоит лишь одна преграда. Он пишет об этом так: «Сейчас лишь одно мешает повышению цен на нефть — и это не шельфовые компании США. Единственное препятствие, стоящее на пути повышения цен на нефть, — это Россия. В то время как практически все участники соглашения по сокращению добычи, заключаемого между странами, входящими и не входящими в ОПЕК, уже подтвердили пролонгацию, России это еще предстоит сделать».

Решение ЦБ может подтолкнуть правительство к тому, чтобы поддержать продолжение действия картельного соглашения ОПЕК и неОПЕК. Если до решения ЦБ, какие-то сомнения, о которых правительству не давали забыть российские нефтяные компании еще могли оставаться, то теперь необходимо выстраивать баланс для рубля в новых условиях. Хотя, конечно, на поверхности не столько курсовые проблемы рубля, сколько доходы и состояние бюджета. В любом случае, думаю, что ЦБ подтолкнул краснопресненский Белый дом к заключению нового нефтяного соглашения.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться