Как долго простоит подрубленный рубль?

Как долго простоит подрубленный рубль?

Банки 27 Май 2017, 09:58
Как долго простоит подрубленный рубль?
<p>Вмае рубль уже намаялся. И ведь намается еще. 4 мая резко упала нефть – рубль пошатнулся, пригнулся, но устоял. Потом нефть воспряла, рубль – за ней, но 11 мая рублю пригрозила покупками валюты на внутреннем рынке председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Рубль стоит. На что он надеется, и оправдаются ли эти надежды?</p>

<p><b>Огонь по рублю</b></p>

<p>К словесным залпам по рублю со стороны первых лиц отечественной экономической политики мы уже привыкли. У «антируб­левого микрофона» отметились все – от министра экономического развития до министров финансов, промышленности и сельского хозяйства. Все они видят в снижении курса рубля благо. Кто – поддержку экспортеров, кто – продолжение импортозамещения. Министр экономического развития Максим Орешкин, например, прямо и регулярно выступает с заявлениями, что рубль должен (именно должен!) стоить гораздо дешевле, чем за него дают. Впрочем, ничего удивительного. Статистика конца прошлого года показала, что низкий курс рубля оказал поддержку отечественной промышленности, так почему же не воспользоваться этим опытом?</p>

<p>Пока помимо практики Минфина, который уже скупает валюту на внутреннем рынке, речь идет о «словесных интервенциях». Рубль слушает, но ест, в смысле не слабеет. Но когда недавно о возвращении на валютный рынок с целью покупки валюты для пополнения резервов до магической суммы в $500 млрд (сейчас в копилке на $100 млрд меньше) предупредила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, стало ясно, что словесными интервенциями дело не ограничится.</p>

<p><b>Загадки прокладки курса</b></p>

<p>Говорят: «Я не миллион долларов, чтобы нравиться всем!». Миллион долларов можно заменить на миллион рублей. Потом отложить в сторону миллион и тогда убедиться, что рубль нравится далеко не всем. Из тех, конечно, кто живет в рублевом пространстве. Точнее, не сам рубль, а его соотношение с другими валютами.</p>

<p>Курс рубля, естественно, задевает интересы каждого. Значит, всегда есть недовольные. Когда рубль падает, все понимают, что в пересчете на иностранную валюту становятся беднее. Это не радует. Когда рубль крепнет настолько, что отечественный производитель начинает задыхаться от нашествия импорта, становится понятно, что в падении промышленности нет ничего утешающего. </p>

<p>Так как же сбалансированно провести курс рубля? ЦБ перепоручает эту задачу рынку: рубль отпущен в свободное плавание, его текущий курс – итог рыночных операций, а не ручных манипуляций. Но результат убеждает опять не всех. ЦБ упрекают в потворстве валютным спекулянтам в ущерб интересам российской экономики.</p>

<p><b>А лоцман кто?</b></p>

<p>И тут возникает сакраментальный вопрос: а кто определит, какой именно курс рубля в этих интересах?</p>

<p>Президент Владимир Путин не раз и не два четко высказывался в поддержку политики свободного курса.</p>

<p>Принципиальное решение есть. Эльвира Набиуллина всегда публично выступает против использования искусственного занижения или завышения курса рубля в каких угодно целях. В ее пользу говорит предыдущий опыт, когда с сентября 2008 по конец 2009 г. (председателем ЦБ был Сергей Игнатьев) резервы уменьшились на 23%, что не пред­отвратило девальвации рубля и лишь углубило экономический кризис, так как с рынка изымалась рублевая ликвидность, которая и без того была в дефиците. </p>

<p>Но от ЦБ не последовало возражений, когда Минфин начал выкупать с рынка валюту, де-факто реализуя «бюджетное правило». «Данные операции не стоит рассматривать как валютные интервенции с целью влияния на номинальный курс рубля», – оценила действия Минфина Набиуллина. А теперь и сам ЦБ становится покупателем валюты: «В настоящий момент мы считаем возможным вернуться к пополнению резервов после достижения целевого показателя инфляции в 4%», – предупредила председатель Банка России. </p>

<p>В своем заявлении Набиуллина упомянула две цифры: ориентир пополнения резервов – $500 млрд и инфляция, когда пополнение возможно, – 4% годовых. Насколько они важны? Начнем с резервов. Сегодня они составляют почти ровно $400 млрд, а, например, три года назад, 9 мая 2014 г., их насчитывалось, по данным ЦБ, $471,1 млрд. Надо пополнять? Но по международным стандартам Россия обезопасит себя при запасах в $380 млрд. Можно тратить? Ответ на усмотрение ЦБ. В «Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2017–2019 годы» упомянута возможность пополнения резервов именно до $500 млрд. </p>

<p>4% инфляции – это тоже внутренняя кухня ЦБ. Но есть в этой цифре и важная информация. Сегодня накопленная за 2017 г. инфляция – почти 4,1%. Значит, к покупке валюты ЦБ может приступить практически в любой момент. Что не скрывает и сама Эльвира Набиуллина. </p>

<p><b>Двурукий ЦБ</b></p>

<p>Есть вопрос поважнее цифр, которые привела Эльвира Набиуллина. Разве выход на валютный рынок Минфина и ЦБ не корректирует свободу плавания рубля?</p>

<p>На этот вопрос можно было бы с натяжкой ответить отрицательно, если бы был прописан механизм выхода на валютный рынок Минфина и ЦБ и он строго соблюдался. Тогда можно было бы согласиться с тем, что свобода валютного плавания не пострадала, рубль, скорее всего, снизится, а уже снизившись, будет свободно плавать в новых условиях. С Минфином такой механизм есть, но рубль устоял. Как будет действовать ЦБ, пока неизвестно, но не о каком публично представленном механизме его покупки валюты, речи нет. </p>

<p>Любопытно, что практически одновременно с заявлением Набиуллиной о грядущих закупках валюты в резервы ЦБ регулятор выпустил исследование, смысл которого сформулирован так: «Укрепление валютного курса – нормальный процесс для стран «догоняющего» развития, нацеленных на уменьшение своего отставания. Конкуренция за счет искусственного занижения курса национальной валюты – это ценовой демпинг, который не стимулирует рост качества и эффективности производства, благосостояния населения». </p>

<p>Что же получается, одной рукой ЦБ снижает курс рубля, а второй – расписывается, что это неэффективно? Опять есть нюансы. В своем исследовании ЦБ признает, что «в Китае слабый юань способствовал росту трудоемких производств в период активной индустриализации и урбанизации. Однако после достижения определенного уровня индустриализации занижение курса юаня стало помехой для экономического роста». Значит, все дело в оценке степени индустриализации. Если вспомнить наш недавний лозунг «реиндустриализация», то ослабление рубля оправдано. Гибка экономическая наука!</p>

<p>А как же сам рубль? 12 мая Максим Орешкин говорил: «При текущих ценах на нефть у нас обменный курс должен выйти где-то на диапазон выше 60 руб. за доллар, где-то 62–63». Тогда за доллар давали 57,3 руб. – на 10% меньше того, что «должны» были по Орешкину. Отрыв сохраняется.</p>

<p>Свободолюбие рубля питают надежды на рост цен на нефть в результате пролонгации соглашения ОПЕК с неОПЕК о сокращении ее добычи. Привлечение иностранных капиталов в российские бумаги будет ослабевать по мере снижения ставки ЦБ. </p>

<p>Так что с грядущими рублевыми интервенциями на валютном рынке ЦБ, скорее всего, определится после того, как окончательно прояснится судьба нефтяного соглашения. </p>

<p><i>Николай Вардуль</i></p>
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться