Вероятность снижений ставки вновь выросла

Вероятность снижений ставки вновь выросла

После двух месяцев дефляции годовая инфляция в России досрочно упала до 4% – таргета ЦБ. На фоне тревожных сигналов из реального сектора это повышает шансы уже даже не одно, а на два снижения ключевой ставки до конца года.
Банки / 06 Окт 2019, 20:00
Вероятность снижений ставки вновь выросла

Второй месяц дефляции

Уже в конце сентября, и даже немного раньше, глядя на недельные данные Росстата по инфляции, можно было говорить о том, что в России будет зафиксирован второй подряд месяц дефляции. Вообще-то это не совсем корректно в том смысле, что итоговые помесячные данные по инфляции статистическое ведомство рассчитывает исходя из иной корзины товаров и услуг, нежели недельные, так что расхождения в цифрах случаются. И все же в данном случае трудно было ожидать, что падение потребительских цен превратится в рост.

Недельные данные свидетельствовали о снижении индекса потребительских цен в России с 1 по 30 сентября на 0,2%, тем самым дефляция с учетом округлений осталась на уровне августа. Это, впрочем, можно было назвать и замедлением темпов падения – после трех подряд недель снижения цен на 0,1% в последние две фиксировалась уже нулевая инфляция. Как бы то ни было, итоговые помесячные данные Росстата, опубликованные в пятницу, подтвердили: цены упали и в августе, и в сентябре.

Двухмесячная дефляция в прошлый раз наблюдалась в России в августе-сентябре 2017 года, по итогам которого, к слову, была зафиксирована самая низкая инфляция в нашей новейшей истории – 2,51%. Для нас это вообще явление крайне редкое. Двухмесячные снижения цен фиксировались еще лишь в 1997-м и 2011 годах (в последнем случае дефляция длилась даже 3 месяца). Собственно, с 1991 года насчитывается всего-то 12 месяцев, помимо сентября 2019 года, по итогам которых потребительские цены упали.

Такая ситуация определенно должна была вызывать интерес у Банка России, декларировавшего переход к нейтральной денежно-кредитной политике. Формально после снижения ключевой ставки до 7% он его даже совершил: несколько лет ЦБ называл нейтральным диапазон 6–7%. Но идущая на этом фоне дефляция (как и нулевые изменения цен), если прямо не опровергает тот факт, что денежно-кредитная политика перестала быть жесткой, то, по меньшей мере, позволяет в этом сомневаться.

Тем более что и сама возможность определить нейтральную ставку точно, да к тому же еще и на годы вперед, вызывает сомнения. Помимо прочих сложностей, ситуация в стране и мире меняется не всегда предсказуемо и линейно, а это оказывает влияние и на то, какой уровень ставки можно считать нейтральным.

На нейтральной полосе

На него, например, влияют изменения ставки ФРС. С июля она была снижена дважды в общей сложности на 0,5 б.п., но развитие ситуации на мировых рынках и в экономике США повышает шансы на продолжение смягчения. На прошлой неделе добавились новые аргументы в эту пользу: с одной стороны, снизившийся индекс PMI создал почву для разговоров о рецессии в США (см. также на стр. 1–2 и 13), а с другой – быстро падали американские фондовые индексы.

С августа в США все чаще слышны голоса бизнесменов и политиков, рассуждающих о снижении ставки ФРС в сумме еще на пару базисных пунктов, то есть до нуля и ниже. Это еще не мейнстрим, но уже и не мнения маргиналов, и вероятность того, что события пойдут так, далека от нулевой. Для нашей нейтральной ставки это создаст новые перспективы снижения. Ситуация в экономике самой России, где PMI упал до 10-летнего минимума, а инфляция снижается, также способствует этому.

Собственно, о зыбкости оценок диапазона нейтральной ставки и возможности его пересмотра председатель Банка России Эльвира Набиуллина говорила уже 6 сентября, сразу после снижения ключевой ставки. «Мы вошли в область нейтральной ставки. Она широкая, и я боюсь, что мы никогда не сможем сказать точно, что вот эта ставка нейтральная в данный момент. Это область, это не точка. Мы не сможем назвать точку, мы где-то находимся в этой области. Для нас очень важно смотреть, что уровень ставки обеспечивает инфляцию 4% на базе нашего прогноза. Это некоторая условность – уровень нейтральности».

При этом для ЦБ важна не столько сама по себе цифра ключевой ставки, сколько реальная нейтральность денежно-кредитных условий. Иначе говоря, основаниями для снижения ставки являются не только расчеты области нейтральности аналитиками регулятора, но и текущая статистика.

Переоценка самого диапазона нейтральной ставки, впрочем, возможна. «Это потребует мониторинга постоянного ситуации, а именно, достигаем мы цели 4% или не достигаем, – отмечала председатель ЦБ. – Поэтому мы допускаем возможность такой переоценки, но сейчас не говорим о том, что мы точно готовы переоценить». Из этого, среди прочего, следует, что идущая не первый месяц дискуссия ЦБ и Минэкономразвития о прогнозируемом уровне инфляции – на деле, спор не о темпах роста цен, а об уровне нейтральной и ключевой ставки.

Мимо цели

Из данных Росстата видно, что по итогам сентября годовая инфляция досрочно достигла четырехпроцентного таргета ЦБ и даже ушла чуть ниже, оказавшись в диапазоне 3,9–4%. Между тем Банк России, если судить по его прогнозу, опубликованному одновременно с решением по ставке, ждал этого события гораздо позже. В нем инфляция по итогам 2019 года обозначена в диапазоне 4–4,5% с сохранением на уровне 4% в дальнейшем.

Позднее, на словах, высокопоставленные сотрудники регулятора, включая его председателя, вполне допускали возможность инфляции ниже 4% и в этом, и в следующем году, однако подразумевалось, что это будет связано с разовыми факторами. Официальной же позицией, обосновывающей уровень ставки, остается все-таки прогноз ЦБ.

Можно, конечно, оставить за скобками тот факт, что таргет достигнут уже сейчас. Но для реализации прогноза ЦБ хотя бы по нижней границе необходимо, чтобы цены за три последних месяца года выросли примерно на 1,9% – лишь немногим меньше, чем за последние девять месяцев. В такой ситуации оценки Минэкономразвития, еще в сентябре ожидавшего 3,6–3,8% по итогам года, выглядят реалистичнее.

Важнее, впрочем, то, что оно прогнозирует на следующий год инфляцию не 4%, а только 3%, если не ниже. «Неизбежно мы уходим существенно ниже 4% уже в этом году и ниже 3% в первом квартале 2020 года, – передавало на прошлой неделе ТАСС слова министра экономики Максима Орешкина. – Те цифры, которые мы видим там, означают, что цены перестали расти в принципе, то есть инфляция остановилась».

Реализация такого прогноза поставит в следующем году под вопрос уровень и ключевой, и нейтральной ставки. Сейчас взгляд ЦБ на нее выглядит, как «2–3% выше таргета», но возможны и другие: например, «2–3% выше инфляции» или «1–2% выше таргета». Сформулировать можно по-разному, но в любом случае вероятность снижения ставки растет.

Собственно, судя по котировкам ОФЗ, рынок уже ожидает одного ее понижения до конца года, а аналитики ведут все более уверенные разговоры о двух – как 25 октября, так и 13 декабря. «До конца года инфляция опустится существенно ниже прогнозных оценок Банка России – до 3,7%. В этом ключе вероятность двух снижений ставки до конца года продолжает расти (наш базовый сценарий – 1 снижение в 2019 г.). Сигналом для второго снижения будет понижение ожиданий ЦБ по инфляции, одновременно со снижением ставки в октябре», – полагает, например, аналитик «Промсвязьбанка» Дмитрий Грицкевич.

Но ЦБ будет принимать решение по ставке на фоне инфляции явно ниже таргета, и отказ пересмотреть прогноз означал бы нежелание посмотреть в глаза реальности, что не похоже на его обычную практику в подобных случаях. Тем более что продолжают снижаться и инфляционные ожидания, а данные из реального сектора не внушают оптимизма. Так что шансы на два снижения ставки не только растут, но и уже весьма велики.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться