ЦБ напомнил о запрете уступать банковские долги третьим лицам без согласия заемщиков

Центробанк по результатам поведенческого надзора выявил неоднократные случаи, когда заемщики не имели выбора или не могли повлиять на условие договора, позволяющее запретить уступку прав третьим лицам. Между тем такое право у заемщика есть, и оно закреплено в законе.
Банки / 25 августа 2020, 17:13

Как напоминает регулятор, данная мера предусмотрена федеральным законом «О потребительском кредите».

Из истории вопроса


«В соответствии с пунктом 13 части 9 статьи 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" условие о возможности запрета уступки кредитором третьим лицам требований по договору потребительского кредита относится к числу индивидуальных условий договора потребительского займа, которые согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально.


Исходя из указанной нормы, непосредственно заемщику в рамках индивидуальных условий договора потребительского кредита должно быть предоставлено право выбора между согласием на уступку требований и ее запретом, и при этом выбор в пользу запрета уступки прав не должен препятствовать заключению договора потребительского займа», ‒ говорится в информационном письме, опубликованном на сайте регулятора.

«В законе четко прописано – запрет на продажу долга является индивидуальной опцией договора. Как конкретно это должно прописываться, в нем не указано. Отсюда и возникает проблема с пониманием данного пункта между регулятором и финансовыми институтами. Здесь не виноваты банки или заемщики, это вполне конкретная недоработка Центробанка и законотворцев. Но нужно понимать, что этим правом заемщики могли бы и злоупотреблять, хотя де-факто в некоторых банках есть опции, предполагающие предложение о выкупе долга должником или связанными с ним лицами», ‒ рассказал эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский.

Вместе с тем, как сообщили «Коммерсанту» представители Центробанка, подобные нарушения не носят массового характера и обращения по этим вопросам составляют незначительную часть всех поступающих жалоб. 

«Информация, которую Банк России получает в ходе надзорных мероприятий, используется для превентивных мер, предупреждающих разрастание проблемы. Регулятор разрабатывает разъяснения и рекомендации для участников рынка и следит за их реализацией в целях защиты интересов потребителей финансовых услуг», ‒ пояснили представители регулятора. 

Они подчеркнули, что в данном случае речь идет не столько об «опасностях» переуступки долга для заемщика, сколько о необходимости «соблюдения установленной законом прозрачности реализации кредитором права заемщика на запрет передачи его долга третьим лицам».

Однако Алексей Кричевский уверен: риски, тем не менее, значительны.

«Опасность в переуступке долга таится в том, что ряд коллекторских агентств, сопряженных с финансовыми структурами, особенно с микрофинансовыми организациями (МФО), не имеют лицензий Федеральной службы судебных приставов и периодически действуют как им вздумается, часто переступая рамки Кодекса об административных правонарушениях, а иногда и Уголовного кодекса. Регулярные прозвоны, звонки с разных номеров, моральное и физическое давление – это далеко не полный список методов по “сбору” долгов», ‒ указывает он.

На то, что банки и МФО довольно-таки часто переуступают долги третьим лицам без уведомления заемщиков, указывает и руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков» Евгения Лазарева. По ее мнению, именно это создает огромные риски возникновения конфликтных ситуаций.

«Когда гражданину звонят неизвестные люди и сообщают, что они купили долг и теперь требуют возврата денег, не каждый поверит, уточнит реквизиты нового кредитора и начнет исполнять обязательства. Многие должники справедливо считают, что их должны были уведомить о передаче долга, и просто блокируют взыскателей. А те в ответ начинают вести себя жестче, полагая, что должник недобросовестен и не собирается исполнять обязательства», ‒ разъясняет Евгения Лазарева.

Вот и Алексей Кричевский уверен: учитывая, что по большей части коллекторы привязаны к банку или МФО, фактически банк забирает свои же деньги с процентами и перераспределяет доход между коллекторским агентством и собственной кассой. Плюс-минус схожая история с МФО, однако долги там продаются портфелями максимум за 10% от суммы долга. 

«Доходы таких организаций с лихвой покрывают потери при переуступке или цессии, а при аффилированном агентстве фактически получаются сделки внутри холдинга, что помогает не выпускать должников из поля зрения», ‒ указывает эксперт.




Также в рубрике

  • Биржевой ПИФ «Фридом – Лидеры технологий» стал лучшим по доходности за 8 месяцев. О целях его создания и перспективах рынка высоких технологий «Финансовая газета» поговорила с операционным директором инвесткомпании «Фридом Финанс» Галиной Карякиной.
    Интервью25 сентября 2020, 15:00
  • Минтруд предложил пересмотреть расчет минимального размера оплаты труда (МРОТ). Согласно предложению ведомства с 1 января 2021 года показатель должен вырасти на 5,5%, до 12 792 рублей. В настоящее время МРОТ составляет 12 130 рублей.
    Российская экономика25 сентября 2020, 14:17
  • Американский IT-гигант Oracle 14 сентября договорился с китайской компанией ByteDance о сделке, благодаря которой мог бы контролировать заокеанский сегмент соцсети TikTok.
    Политэкономика25 сентября 2020, 13:00
  • О причинах роста и коррекции Индекса высокотехнологичных компаний Nasdaq «Финансовой газете» рассказал руководитель аналитического центра Санкт-Петербургской биржи Павел Пахомов.
    Интервью25 сентября 2020, 11:00
  • Среди первой десятки паевых инвестиционных фондов, показавших наибольший прирост стоимости пая с начала года, инвестиционные стратегии семи фондов предполагают вложения в акции высокотехнологичных западных компаний.
    Рынки24 сентября 2020, 19:00