«Бюджет никогда никому не нравится»

«Бюджет никогда никому не нравится»

Бюджет 30 Сен 2012, 15:54
«Бюджет никогда никому не нравится»

Эксперты отмечают «застойность» бюджета. Это бюджет страны, съежившейся в ожидании кризисов и потрясений, но не бюджет развития.

Нервный бюджет

«Обсуждение проекта закона о федеральном бюджете на 2013 год и период 2014–2015 годов закончено — отрезал 20 сентября недовольным министрам Дмитрий Медведев. — Целый ряд бюджетных решений был непростым, но все решения приняты». Несколько смягчившись, премьер-министр добавил: «Бюджет — такая штука, которая никогда никому не нравится. Я когда работал президентом, он мне тоже не нравился. Но я всегда понимал, как трудно его склеивать». Ранее Дмитрий Медведев назвал бюджет «предкризисным».

Обстановка вокруг бюджета-2013 действительно сложилась непростая. В июне Госдума приняла новое бюджетное правило. Главное: среднегодовую цену на нефть теперь нужно рассчитывать по средним значениям за 5-летний период (в дальнейшем его хотят сделать 10-летним). В результате на 2013, 2014 и 2015 годы цена на нефть прогнозируется на уровне соответственно $91, $92 и $93 за баррель. Тогда как по макроэкономическому прогнозу она составила бы соответственно $97, $101 и $104 за баррель. А текущая цена нефти $108 за баррель.

Новое бюджетное правило само по себе серьезно ужесточает бюджет. Но есть и другие причины. В частности, в рамках борьбы с дефицитом бюджета принято принципиальное решение о сокращении доли расходов в ВВП. До кризиса она составляла 18% ВВП, в кризис возросла до 24% ВВП, на будущий год запланировано ее сокращение до 20,1% ВВП. Соответственно запланировано снижение дефицита бюджета. На 2013, 2014 и 2015 годы он планируется на уровне соответственно 0,8, 0,2 и 0% от ВВП. Напомним, что в текущем 2012 году дефицит был 1,5% ВВП, то есть он должен снизиться почти вдвое. А к концу бюджетной трехлетки сойти на нет.

Бездефицитный или профицитный бюджет — это прекрасно, и президент РФ Владимир Путин закон о новом бюджетном правиле подписывал, надо полагать, с радостью. Но он же, Владимир Путин, издал в момент своего вступления в должность (7 мая) ряд указов, серьезно увеличивающих социальную нагрузку на бюджет. Помимо повышения зарплат военнослужащим (оно состоялось) был обещан рост зарплат всем бюджетникам (учителям и врачам) до 100% от средней по региону, а преподавателям вузов — до 200% от средней. Тогда эксперты отмечали, что для реализации всех предвыборных и поствыборных оформленных в указы инициатив президента РФ необходимо будет изыскать в бюджете около 1,5 трлн руб.

Одной рукой власть ратует за сокращение бюджетных расходов, другой заставляет их повышать. В этой ситуации Минфину, хотя монарший гнев его главы Антона Силуанова не коснулся, было действительно «трудно склеивать». Пришлось даже накануне обсуждения бюджета в правительстве (19 сентября) проводить закрытую, «ночную» пресс-конференцию. Там Антон Силуанов улыбался: «Многие министры новые, со старыми мы уже притерлись, а сейчас разногласия серьезные». Но отстоять жесткую макроэкономическую концепцию бюджета Минфину удалось. «Президентом были сделаны определенные замечания, но в целом бюджет не меняет свою направленность. Он достаточно жесткий. Мы снижаем уровень нефтегазовой зависимости», — заявил 19 сентября Антон Силуанов.

По итогам заседания правительства 20 сентября пожелавший сохранить анонимность источник пояснил «ФГ»: «Очень сложная мировая обстановка, связанная с экономическим кризисом, плюс очень нервно принимается бюджет. На совещании Медведев говорил, что бюджет надо принимать, как они придумали. Риск будет для социальной программы, о которой Владимир Владимирович говорил во время своих предвыборных обещаний. Он обещал, что будет широким пакет социальных преференций гражданам, высокие пенсии, индексации. Это все может оказаться под жестким контролем. Будет еще рост зарплат, но строчка об этом в бюджете не появляется. Пока лишь у аппарата правительства и администрации президента вырастет зарплата».

Главный риск

В бюджете заложен рост ВВП на уровне 3,7%. Это немало: на текущий год прогноз роста ВВП РФ 3,5%, и вряд ли по итогам года будет больше. Но в то же время, бюджет принимается так, будто рост ВВП запланирован нулевой, а то и отрицательный.

Это довольно странно. Можно предположить, что в 2013 году на Ближнем Востоке с высокой вероятностью будет война. Государство-гегемон, коим сейчас являются США, может многое простить и о многом договориться. Но убийство посла с отягчающими обстоятельствами — как это случилось в начале сентября в Ливии — вещь непрощаемая. Обострение обстановки в нефтеносном регионе объективно толкает мировые цены на нефть вверх. Для российского бюджета это выгодно, поскольку резко увеличивает его доходы за счет экспортных пошлин. Однако министр финансов РФ Антон Силуанов 19 сентября заявил: «В целом мы подготовились к ухудшению экономической обстановки. Возможное повторение мирового финансового кризиса является основным риском бюджета».

Министр — человек информированный и много не расскажет. Но ведь и многие эксперты видят риск именно в возможном снижении нефтяных цен. И не только представители академических кругов, но и бизнеса.

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы: «Основной риск будет, если произойдет снижение цен на нефть. Но средства, накопленные в резервном фонде, позволяют компенсировать потерю доходов в этом случае. Единственный серьезный риск — не просто снижение цен на нефть, но и всплеск международного кризиса. В этом случае у нас будут потеряны не только нефтегазовые доходы, но и ненефтегазовые, как это было в 2009 году. Но размер резервного фонда сейчас меньше, чем тогда и покрыть и те, и другие потери мы уже не сможем, нам будет трудно».

Олег Шагов, замначальника отдела анализа макроэкономики и конъюнктуры финансовых рынков «Промсвязьбанка»: «Премьер-министр Дмитрий Медведев не зря назвал бюджет предкризисным. Основные риски бюджета-2013 заключены в том, разразится ли в мировой экономике очередной кризис или нет, и каким он будет. То обилие сценариев, которое подготовило Минэкономразвития, говорит само за себя. Очень трудно сверстать бюджет, предусматривая возможности изменения мировых цен на нефть от $60 до $120 за баррель. Предпринятые властями усилия значительно снизили уязвимость бюджета по отношению ухудшению макроэкономической ситуации в целом и колебаниям мировых цен на нефть в частности, однако полностью устранить их практически невозможно. В этом и состоит главный риск: кризис обычно приносит малоприятные сюрпризы».

Возможно, риск для бюджета не в снижении мировых цен на нефть, а в сокращении доли России на мировом рынке энергоносителей. Начатое 6 сентября антимонопольное расследование Еврокомиссии против «Газпрома» является в этой связи тревожным звонком. Возможность сокращения российской ниши отмечают и эксперты. Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии. «Я вижу риски. В первую очередь падение спроса на российские энергоносители в Европе. И тем самым падение доходов бюджета. Доход может снизиться, потому что из-за резкого увеличения поставок газа из Катара и Алжира спрос на российский газ упадет. В результате упадут и доходы российского бюджета».

Предел прочности

Продолжаются спекуляции вокруг сланцевого газа, которого якобы настолько много, что и «Газпром» не нужен. Пока его добычу наладить не могут, одни разговоры. Но 2013 год в этом отношении может стать переломным.

Вторая неприятность может произойти в нефтяной отрасли. Существуют две теории происхождения нефти и газа: общепринятая органическая и литосферная. Согласно второй этих ископаемых на планете очень много, но лежат они гораздо глубже, чем обычно бурят. В прошлом году США впервые выделили средства на глубокую разведку согласно второй теории. Под относительно небольшие правительственные деньги возник международный консорциум из крупных нефтяных компаний с частными инвестициями. Это типичный венчур на тему «а вдруг?». О результатах не сообщается, но если большие запасы нефти, предсказанные литосферной теорией, действительно найдут, мировые цены могут рухнуть так, что российскому бюджету никакая война на Ближнем Востоке уже не поможет. Не хочется быть алармистом и конспирологом, но вероятность повторения и углубления мирового экономического кризиса в случае радикального пересмотра оценки мировых нефтяных запасов весьма высока. Возможно, российская власть учитывает это и страхуется.

Но тогда нужно говорить не о том, что принимаемый бюджет не является бюджетом развития, а о том, как пережить очередную напасть, то есть об устойчивости бюджета. Министр финансов Антон Силуанов заверил, что «даже если рост ВВП в 2013 году будет нулевым, бюджет выдержит». В нем предусмотрено 200 млрд руб. антикризисного резерва и еще на 180 млрд руб., путем обмена на гособлигации (ОФЗ), можно увеличить в случае необходимости капитал стратегических предприятий. Еще заложено 102 млрд руб. на случай экстренных госгарантий по кредитам.

Но в этом есть некое лукавство. В частности, 500 млрд руб. расходов запланировано в бюджете не прямым финансированием, а государственными гарантиями по кредитам, которые будут оплачены в момент поставки предприятиями продукции. Антон Силуанов признался, что при первой же возможности хотел бы их отменить, «поскольку этими обязательствами мы фактически залезаем в последующие годы».

Эксперты видят риск неисполнения бюджетных обязательств из-за торможения роста экономики. Игорь Николаев, глава департамента стратегического анализа аудиторской компании ФБК: «Главный риск бюджета — неисполнение обязательств из-за того, что экономика не будет расти, то есть у нас бюджет и так очень жесткий, но он исходит из того, что экономика продолжит расти. Вопрос: а что будет, если экономика не будет расти? Если не будет доходов, как финансировать расходы? Главный риск в том, что экономика не будет расти, как запланировано».

Власти заверяют, что все социальные обязательства бюджета будут выполнены. Антон Силуанов пояснил: «Вставить в бюджет указы от 7 мая было непросто. Однако мы запланировали в 2013 году 277 млрд на их реализацию; в 2014 — 381 млрд руб., и в 2015 — 487 млрд руб. Деньги пришлось искать внутри бюджета».

Сейчас их нашли. Однако нововведением, неприятным для населения, но объективно повышающим прочность бюджета, стало перекладывание части социальных обязательств на плечи регионов. Так, сокращение ассигнований на здравоохранение в бюджете-2013 министр финансов РФ объяснил тем, что платить будет не федеральный центр, а система обязательного медицинского страхования — ФОМС. Минфин считает, что в дальнейшем на региональные бюджеты будет переложена также еще большая доля расходов на образование. По мнению Минфина, региональные бюджеты будут прирастать на 1 трлн руб. в год. Борьбе с их дефицитами (например, дефицит Москвы в 2013 году — 200 млрд руб.) он обещает в случае чего помочь. Правда, ассигнований в бюджете на это нет.

Видимо, в 2013 году и в предстоящую трехлетку пояса придется затянуть. Когда же начнем не выживать, а жить? Власть надеется на наполнение Резервного фонда. В 2013, 2014 и 2015 годах в него положат соответственно 373 млрд, 596 млрд и 818 млрд руб. Напомним, что сейчас в Резервном фонде сосредоточено 1 трлн 953,1 млрд руб., или $60,5 млрд, причем еще в начале нынешнего года в нем было 811,5 млрд руб., или $25,2 млрд.

За 9 месяцев текущего года в копилку положили 1,1 трлн руб. Нужно, чтобы в Резервном фонде накопилось 3,5 трлн руб., или 7% от ВВП. Тогда на половину превышения этой цифры из него начнут решать инфраструктурные проблемы страны (строительство дорог, мостов, аэропортов). По прогнозам правительства, это произойдет не раньше 2015–2016 года. Ждем-с. А пока бюджет отправлен на небольшую доработку (в частности, «забыли» про повышение зарплат медикам) и до 1 октября будет внесен в Госдуму.

Инна Григорьева, Павел Чувиляев

Основные параметры проекта бюджета на 2013–2015 гг.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться