Зеркало возможностей государства

Зеркало возможностей государства

Бюджет 13 Июн 2013, 16:14
Зеркало возможностей государства

Владимир Путин представил Бюджетное послание, посвященное финансовой политике на 2014–2016 годы. На этот раз обошлось без громких хитов, каким было, например, в свое время бюджетное правило. Любопытно, кстати, что самой формулировки «бюджетное правило» в послании этого года нет, хотя само правило президент подтвердил: в прогнозы, на основе которых строятся бюджеты, будут закладываться не прогнозные цены на нефть, а средние за пять предшествующих лет.

Президент, впрочем, дистанцировался не только от бюджетного правила. Вот какой пассаж Послания посвящен Рофинагентству: «Для управления средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния предлагалось создать Российское финансовое агентство. Однако попытка реализации этой идеи выявила наличие многих нерешенных проблем. Необходимо рассмотреть альтернативные механизмы повышения эффективности управления средствами указанных фондов».

Несмотря на то что законопроект о Росфинагентстве принят в первом чтении, президент услышал и оценил острую критику создаваемой структуры в депутатском корпусе. Она сводится к тому, что по сути госсредства передаются некой структуре, которая принимает форму ОАО и далее может быть приватизирована или оказаться в руках финансовых посредников, которые могут проводить политику, не соответствующую интересам государства.

Что именно подразумевается под «альтернативными механизмами повышения эффективности управления средствами указанных фондов», пока непонятно, но, возможно, что управление останется у преобразуемого в финансовый мегарегулятор ЦБ, а, возможно, Росфинагентство пополнит отряд госкорпораций.

Алгоритм Послания

Главный посыл Послания — пора роста госдоходов завершена, соответственно возникают новые требования к госрасходам. «В период быстрого экономического роста 2000–2008 годов увеличение доходной базы давало возможность существенного увеличения расходов. И это было оправданно, поскольку требовалось скомпенсировать резкое сокращение финансирования бюджетного сектора и социальных обязательств, которое произошло в 90-е годы». Но внешнеэкономические обстоятельства изменились и «основанная на высоких темпах экономического развития и растущих ценах на ресурсы модель постоянного роста бюджетных расходов к настоящему моменту исчерпала свои возможности».

В этом центральном положении Послания сказано многое. Во-первых, получается, что в «тучные» годы восстанавливался бюджетный сектор и социальные обязательства, которые существовали до их разрушения, то есть до 1990-х годов. В Послании при этом, однако, ничего не говорится, что до 1990-х у нас было совсем другое государство.

Во-вторых, и это гораздо прозаичнее, здесь признается, что как восстановление разрушенного в 1990-е, так и ограничение этого «восстановления» диктует не идеология, а уровень госдоходов, который в свою очередь определяют цены на нефть.

Этот центральный пункт Послания оттеняет приведенная в нем статистика. «Доля нефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета выросла с 30,2 процента в 2004 году до 46,1 процента в 2013 году, а его ненефтегазовый дефицит увеличился с 1,8 до 9,7 процента ВВП. Если в предкризисном 2007 году при цене на нефть 69,3 доллара за баррель федеральный бюджет был исполнен с профицитом 5,4 процента ВВП, то в 2012 году при цене на нефть 110,5 доллара за баррель — с дефицитом 0,06 процента ВВП.

Таким образом, в последние годы устойчивость федерального бюджета несколько снизилась за счет роста доли нефтегазовых доходов, с одной стороны, и увеличения «длящихся» социальных обязательств — с другой».

По сути, констатируется, что государственная финансовая политика зашла в тупик.

Пенсионная реформа как Case

Выход — «повышения эффективности расходов и переориентации бюджетных ассигнований в рамках существующих бюджетных ограничений на реализацию приоритетных направлений государственной политики».

Как именно все это должно происходить, Послание иллюстрирует на примере пенсионной реформы.

Дело вовсе не в том, что «в сфере пенсионной реформы до сих пор нет главного — параметров пенсионной формулы». Главную цель, это следует из духа Послания, реформаторы видят правильно, а она состоит в том, чтобы обеспечить «поэтапное сокращение дотаций Пенсионному фонду Российской Федерации из федерального бюджета». Продолжение этой цитаты звучит так: «При условии последовательного повышения уровня жизни пенсионеров». Но, если вспомнить, что финансовая политика, как уже отмечалось, в тупике, совершенно ясно, какая из этих целей главная, а что говорится в качестве обязательного социально-экономического прикрытия.

Если завершать тему пенсионной реформы в Послании, еще раз повторю, это еще и case, то есть пенсионная реформа — это прецедент того, как следует решать острые бюджетные проблемы, то стоит подчеркнуть указание, которое дал президент относительно новой пенсионной формулы: «Учитывая общественную значимость новой пенсионной формулы, ее обсуждение необходимо провести с максимально широким привлечением профессиональных союзов, работодателей, общественных организаций и экспертного сообщества. Пенсионная формула должна быть стабильной, понятной как работодателям, так и гражданам».

Главная сенсация

Пенсионная реформа, как мы видели, должна сократить социальные траты бюджета. Но в бюджете есть и другой приоритет — военные расходы. И в этом пункте текст Послания содержит главную сенсацию: «С учетом готовности предприятий оборонного комплекса к выполнению государственных контрактов возможное продление сроков реализации отдельных направлений Государственной программы вооружения на 2011–2020 годы».

Президент последователен. Новая ситуация, в которой оказались российские госфинансы, диктует новый подход к госрасходам. По сути, Послание признает необходимость переноса роста госрасходов, как это называется, «вправо», то есть на более отдаленные сроки.

В ходе последовавшего вслед за оглашением Бюджетного послания его обсуждения с ключевыми министрами Владимир Путин несколько развил это положение: «Предприятия должны быть способны «принять» деньги, иметь соответствующую производственную и технологическую базу под исполнение контрактов по поставкам техники и вооружений. И если где-то вы видите, что такой готовности нет, то министерство обороны должно выйти самостоятельно с инициативой более рационального по времени выделения средств».

Он напомнил, что Минфин предлагал, насколько это возможно, перенести расходы на реализацию государственной программы вооружений на более поздний срок. Это делал и Алексей Кудрин, который и ушел в отставку, потому что тогдашний президент Дмитрий Медведев не увидел новых условий, в которых оказываются российские госфинансы, и его сменщик на посту министра финансов Антон Силуанов. Президент, здраво оценив возможности бюджета, предпочел не по-армейски настаивать на том, что приказы начальства (а программа роста военных расходов, конечно, не могла быть принятой без одобрения Путина, на каком бы посту он в тот момент ни находился) не обсуждаются, а поддержал финансистов. Это болезненный удар по самолюбию Дмитрия Медведева, именно из-за несогласия Кудрина с темпом роста военных расходов устроившего тому публичную выволочку.

Бюджетное послание призывает чиновников лучше считать. Считать не только доходы и расходы, но и возможности оптимизации расходов, с тем чтобы сокращать валовые расходы, не снижая их эффективность. И делать это надо чем дальше, тем с большим мастерством.

Министр финансов Антон Силуанов при обсуждении Послания предупредил: «Сделанный прогноз бюджетной стратегии говорит о том, что наибольшее напряжение со сбалансированностью бюджета будет осуществляться с 2016 года и далее».

Поэтому, подчеркнул министр, сейчас при подготовке бюджета на ближайшие три года необходимо уже готовиться к непростому периоду, который начнется с 2016 года. «Сегодня уже необходимо проводить мероприятия по расчистке непервоочередных обязательств, перенаправлению ресурсов в те обязательства государства, которые определены в указах президента и решениях правительства», — пояснил Силуанов.

Он напомнил, что России предстоит решить три крупные задачи: реализация новой федеральной целевой программы по развитию Дальнего Востока и Забайкалья, строительства новой высокоскоростной магистрали Москва–Казань, проведение Чемпионата мира по футболу в 2018 году.

«Эти задачи требуют дополнительных крупных вложений и здесь необходимо определиться с поиском оптимального соотношения между бюджетным финансированием и привлечением внебюджетных источников», — сказал глава Минфина.

Госфинизобилие осталось в прошлом.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться