Кому бюджет готовит харакири

Кому бюджет готовит харакири

Бюджет 29 Сен 2013, 09:28
Кому бюджет готовит харакири

Сокращать бюджетные расходы — значит, практически резать по-живому. Сейчас Минфин, а вслед за ним и правительство именно этим и занимаются. Да, эти расходы пока были только обещаны, так что в буквальном смысле никто ни к кому в карман не лезет, но от этого легче не становится. Очень важно, какие именно расходы идут под нож. Не менее важен и урок на будущее: всегда легче и политически правильнее с самого начала заложить меньшие расходы, чем сокращать уже принятые.

Сегодня минфиновцам не позавидуешь. Они, как это говорится в голливудских фильмах, «только выполняют свою работу», но в глазах зрителей, в данном случае российских граждан, и далеко не только бюджетников именно они превращаются в главных злодеев. Им остается только посочувствовать.

Главная проблема в том, что сокращение расходов — это задача, которую невозможно решить так, чтобы недовольных не было. Задача усугубляется тем, что решать ее надо быстро, от этого с порога отметаются решения, которые требуют значительной предварительной проработки и согласований. Так, решение, которое предлагали эксперты, авторы «Стратегии 2020», и на котором продолжает настаивать руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: при сокращении расходов меньше всего орудовать ножницами там, где расходы помогут будущему росту экономики, а к ним он, руководствуясь мировой практикой, относит расходы на инфраструктуру и на развитие человеческого капитала (образование, наука, здравоохранение), сокращать прежде всего административные расходы, а вслед за ними военные, не проходит не потому, что признается неправильным, а потому, что думать уже оказывается поздно, надо трясти.

Логика сокращающих расходов имеет совсем другой алгоритм: не столько продуманный выбор статей, которые можно сокращать, в отличие от тех, которые лучше не трогать, сколько сначала тотальная мобилизация возможных доходов, потом отказ от расходов, которые дают немедленный и внятный эффект, а уже потом обращение к выбору иных статей расходов, которые можно сократить. Результат получается, мягко говоря, не совпадающий с тем, что предлагает Гурвич.

Это, как ни странно, вопрос политики. Реформы, а сокращение бюджетных расходов может и должно превратиться в реформу в виде бюджетного маневра, делаются, увы, как правило, не тогда, когда вокруг все и так хорошо, а именно в стрессовой ситуации. Значит, она не оправдание решений, принятых по методу «экономии мышления» (напомню, что именно за этот принцип критиковал своих философских противников Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм»), сокращение госрасходов должно стать далеко не просто технической операцией. Те, кто считают по-другому, чем бы они ни руководствовались, в очередной раз теряют шанс сделать наши госфинансы в большей мере ориентированными на будущий прогресс в развитии и экономики, и общества.

Что же предлагает Минфин? Первый замминистра Татьяна Нестеренко озвучила несколько предлагаемых шагов, которые дают достаточно объемное впечатление о том, что в результате реализации этих действий может получиться.

Во-первых, в целях покрытия дефицита бюджета-2013, который образовался из-за замедления роста экономики, Нестеренко предлагает не перечислять в Резервный фонд нефтегазовые доходы, которые в соответствии с «бюджетным правилом», которым очень гордится Минфин, должны были бы в этот фонд поступать, так как текущая цена барреля нефти выше той, при которой эти доходы должны были бы оставаться в бюджете. «Мы нефтегазовые доходы примерно в 900 миллиардов рублей не направим в Резервный фонд, как должно было быть, а заместим выпадение ненефтегазовых доходов, которые мы недополучим. Мы заместим ими источники дефицита бюджета от приватизации и даже частично от заимствований. То есть нефтегазовые доходы у нас идут сверх плана», — сказала Нестеренко.

С одной стороны, все просто. Но есть и другая сторона. Резервный фонд — это резерв на случай кризиса. Кризиса нет, а из него вычерпывается почти триллион рублей. С точки зрения Минфина, кризис — это вторично, первично то, что в бюджете уже образовалась дыра. Но это означает, что бюджет на 2013–2015 годы верстался так, что получился не адекватным сложившейся экономической ситуации. Сейчас не время искать виноватого — им может быть и Минэкономразвития, давшее слишком розовый прогноз, и Минфин, не устоявший перед набором лоббистов расходов, и лоббисты, в том числе и самые высокопоставленные. Факт — бюджет получился неадекватным: экономика не в кризисе, а бюджет уже в нем.

А неадекватный бюджет — это сигнал не повторять допущенных ошибок. Пока же раскупоривание Резервного фонда при текущих ценах на нефть на рубеже $110 за баррель — это стыдно. Это признание в проведении неумелой бюджетной политики, которая подвергает риску жизнь будущих поколений.

Во-вторых, Татьяна Нестеренко предлагает для пенсионеров-молчунов обнулить отчисления на накопительные пенсии. Граждане, которые до конца 2013 года не переведут свои пенсионные накопления в негосударственные пенсионные фонды, лишатся отчислений на накопительную часть пенсии. Ранее планировалось, что размер отчислений «молчунов» сократится с 6 до 2%, но теперь чиновники решили урезать ее до 0%.

Это просто перл и одновременно блестящий образец «экономии мышления». Ради сокращения дефицита Пенсионного фонда, который покрывается из федерального бюджета, Минфин запросто лишает будущих пенсионеров, выбравших в качестве управляющей компании государственный ВЭБ, надежд на накопительную пенсию. Причем он готов это сделать в режиме спецоперации: без громкого предварительного оповещения и в пожарном темпе. Пенсионеров буквально насильно загоняют в негосударственные пенсионные фонды.

Дефицит Пенсионного фонда, может быть, и сократится, но правительство не в первый раз в рамках своих действий под давно подмоченным брендом «Пенсионная реформа» ставит под угрозу основы проводимой социальной политики и рискует вызвать очередную выволочку от президента.

В-третьих, правительство может заморозить индексацию зарплат госслужащих, военнослужащих, судей и прокуроров в 2014 году, сообщает РИА Новости со ссылкой на замминистра финансов Татьяну Нестеренко. Речь идет о тех чиновниках, чья зарплата устанавливается правительством и указом президента.

В какой-то мере это позитивный шаг, который может снизить рост госаппарата и соответственно расходов на него. К нему стоит добавить и достигнутую Минфином и Минобороны договоренность о переносе расходов в размере 300 миллиардов рублей по государственной программе вооружений на ближайшие три года на период после 2016 года.

Но можно не сомневаться: чиновники свое отыграют назад. Госаппарат — правящий класс сегодняшней России и вряд ли он примирится с поражением в своих правах постоянно наращивать официальные доходы. Так что если это предложение Минфина сейчас и будет поддержано, то по мере приближения большого выборного цикла — в Госдуму и президентских — госслужащие обязательно вернут свое.

Пока в предложениях по сокращению госрасходов, которые разрабатывает Минфин, реальной реформы госфинансов не просматривается. Более того, такой шаг, как направление в бюджет 900 млрд рублей из Резервного фонда в условиях отсутствия экономического кризиса, можно условно оправдать, только если сигналы некоторого оживления экономики, которые распознает Росстат, реальны. Если же российская экономика продолжит скатываться в кризис, предложения Минфина окажутся разоружающими ее в ухудшающихся условиях.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться