Тайны бюджетной трехлетки

Тайны бюджетной трехлетки

Бюджет 22 Окт 2016, 11:10
Тайны бюджетной трехлетки

Правительство одобрило бюджетный план на 2017—2019 гг. Никаких «революций» трехлетка не ждет. Ни вовне: закладываемая цена нефти — $40 за баррель, санкции, как и антисанкции, остаются в силе. Ни внутри: ставка по-прежнему делается на финансовую стабильность, никаких инвестиционных рывков бюджет не обещает. Реформ тоже. Так что же, ничего не меняется? Нет, главное, как и должно быть в экономическом регулировании, которому революционные скачки противопоказаны, в деталях. И большинство этих деталей следует оценить как шаги в нужном направлении.

Налоги не растут

Министр финансов Антон Силуанов, выступая на форуме «Россия зовет!», специально подчеркнул, что в следующей бюджетной трехлетке соблюдается налоговая стабильность. Как и писала «Финансовая газета», Минфин на стадии подготовки бюджета показал предложения увеличения таких налогов, как прежде всего НДС. Правительство, памятуя установку президента не усиливать фискальный нажим на экономику до 2018 г., ожидаемо эти предложения отвергло. Минфин на них и не настаивал, зато он укрепил свои позиции в снижении расходов.

Правил без исключений, однако, не бывает. В предстоящей трехлетке усилится налоговый пресс на нефтяников и газовиков. В Основных направлениях бюджетной политики на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов речь идет о «сохранении налоговой нагрузки на нефтяные рентные доходы» на уровне 2016 г. Но с учетом снижения на 30% экспортной пошлины на сырую нефть будет расти НДПИ. С 2018 г. ожидается завершение налогового маневра, изъятие ренты будет происходить не за счет экспортной пошлины, что, как подчеркивается в документе, ведет к субсидированию нефтепереработки (в результате резко вырастет внутренняя цена на нефть), а за счет выросшего НДПИ.

С 2017 г. предполагается увеличение ставки НДПИ на природный газ, что должно принести в бюджет дополнительно 80 млрд руб. Есть в документе и другие цифры на ту же тему. «Модификация налогообложения в нефтяной отрасли» должна принести в федеральный бюджет 150 млрд руб. в 2017 г., 175 млрд — в 2018 г. и 210 млрд — в 2019 г. Что же касается НДПИ на газ, то в целом он должен приносить по 170 млрд руб. в каждый год трехлетки. Понятно, что будут расти разнообразные акцизы и сборы, которые в Минфине целомудрено налогами не считают.

Но главное — ни НДС, ни НДФЛ расти не будут.

Военные расходы сокращаются

Минфин, во всяком случае в Основных направлениях бюджетной политики, сохранил взятый курс: социальные расходы в номинальном выражении сохраняются на нынешнем уровне, военные же расходы сокращаются. Причем существенно.

В 2017 г. основную долю расходов бюджета составят затраты на социальную политику — 13,5% ВВП, национальную экономику — 4,4%, образование — 3,6%, национальную оборону — 3,3%, национальную безопасность и право­охранительную деятельность — 2,4%.

В 2016 г. доля расходов на оборону должна составить 4,7% ВВП, в 2018 г. ожидается снижение до 3%, в 2019 г. — 2,9%. По доле в ВВП сокращение расходов на оборону в 2019 г. по отношению к 2016 г. составит почти 39%. В абсолютных цифрах картина такая: если в 2016 г. расходы на оборону (речь идет, конечно, об открытых статьях бюджета) составляли 3889 млрд руб., то в 2017 г. — 2840 млрд, в 2018 г. — 2728 млрд, в 2019 г. — 2816 млрд руб. Другими словами, пик их падения приходится на 2018 г., когда они составят лишь 70% от уровня 2016 г., в 2019 г. доля чуть поднимется — до 72%.

Падение настолько резкое, что вызывает некоторое недоумение, но цифры взяты из Основных направлений бюджетной политики на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов. Это документ Минфина, размещенный на сайте бюджетного комитета Государственной Думы.

Понятно, что в ходе думских обсуждений цифры могут быть скорректированы. Но позиция Минфина вызывает уважение. Дальнейший рост военных расходов, а лоббисты такого развития событий, конечно, есть, просто не соответствует возможностям российской экономики.

Рационализация расходов

Естественно, важнейшим направлением бюджетной политики является повышение эффективности расходов. В качестве примера стоит остановиться на новом подходе к государственным программам. В Основных направлениях бюджетной политики прямо ставятся задачи их «перезагрузки».

Отмечается слабая стыковка государственных и федеральных целевых программ (ФЦП), «перезагрузка» означает досрочное прекращение действия и недопущение новых ФЦП. Чтобы избежать дублирование и «параллельное финансирование», во главу угла ставятся госпрограммы и их подпрограммы. Соответственно возрастает роль профильных министерств, которые являются ответственными исполнителями госпрограмм. Предполагается ввести в законодательство норму, позволяющую перераспределять ассигнования в рамках госпрограммы по решению ответственного исполнителя.

В основу всей работы предполагается ввести проектное планирование.

Финансирование дефицита бюджета

Основные направления бюджетной политики исходят из того, что на начало 2017 г. в Резервном фонде останется 1,1 трлн руб., а это означает, что роль суверенных фондов в финансировании дефицита бюджета снижается.

В этих условиях главная задача: «плавный переход к полностью рыночному финансированию дефицита бюджета». Составные элементы: снижение уровня дефицита; увеличение программы внутренних заимствований (при этом документ отмечает привлекательность ОФЗ для нерезидентов, доля которых в структуре владельцев этих бумаг за 2016 г. увеличилась на 3,2 п.п. и составила 24,7%), предполагется выпуск облигаций для населения; будут использоваться и внешние заимствования.

Следует добавить: дефицит будет покрываться также за счет увеличения дивидендных выплат госкомпаний, повышения налоговых изъятий из нефтегазового сектора, роста акцизов, заморозки пенсионных накоплений, приватизации (2016 г.), трансферов из Резервного фонда.

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка, комментирует: «Минэкономразвития под давлением Минфина и ЦБ было вынуждено внести коррективы в макроэкономический прогноз, теперь в нем «более слабый курс рубля в диапазоне 68–71 руб./$ на следующие три года, а также допущение о том, что цель по инфляции на уровне 4% будет достигнута, тогда как изначально его прогноз превышал цель ЦБ». В результате, «хотя более слабый курс должен был помочь бюджету генерировать более высокие доходы, окончательный размер дефицита оказался на уровне 2,0 трлн руб. в среднем в год на 2017—2019 гг. против наших ожиданий на уровне 1,5 трлн руб. Бюджетный дефицит вызовет рост внутреннего долга с 9,1 трлн руб. в конце этого года до 12,8 трлн руб. в конце 2019 г.; столь агрессивные заимствования могут привести к повышению локальной процентной ставки примерно на 4–5 п.п.».

Что ж, за заимствования придется платить. Но повторю еще раз: несмотря на сохранение внушительного дефицита бюджета, Минфин со своей стороны немало сделал, перегруппировав расходы и резко снизив расходы на национальную оборону. Это совсем немало.

Николай Вардуль

Основные характеристики федерального бюджета в 2017–2019

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться