Ни «Алроса», ни «Первый канал» под приватизацию не подпадут

Ни «Алроса», ни «Первый канал» под приватизацию не подпадут

Минэкономразвития отказалось от идеи включить в итоговую версию плана приватизации на 2020–2022 годы «Алросу», Первый канал и ряд других компаний.
Бюджет / Павел Еськов 21 Окт 2019, 10:20
Ни «Алроса», ни «Первый канал» под приватизацию не подпадут

Об этом журналистам агентства «Интерфакс» заявила замглавы ведомства Оксана Тарасенко, курирующая в министерстве сферу приватизации.

Из истории вопроса

Изначально планировалось, что в программу приватизации на 2020–2022 годы может быть включено паритетное сокращение долей Российской Федерации и Якутии в «Алросе» до 29% плюс одна акция. Однако правительство региона еще в июле уведомило Минфин, курирующий компанию, что планы дальнейшей приватизации не рассматривает.

Осенью 2013 года «Алроса» провела на «Московской бирже» IPO, когда государство и регион продали по 7% ценных бумаг, а еще 2% реализовала структура самой алмазодобывающей компании. Затем в июле 2016-го в ходе SPO было продано еще 10,9% акций из доли Росимущества. Якутия же на тот момент в сделке не участвовала.

Сейчас у государства в лице Росимущества 33% акций «Алросы», Якутия владеет 25% плюс одна акция, а еще 8% акций принадлежат якутским улусам. Free float составляет около 34%. Среди крупных миноритариев – фонды East Capital и Genesis, контролирующие в совокупности более 2% акций.

«Успех двух проведенных ранее сделок – результат скоординированной работы государства, субъекта [Якутия – “Фингазета”] и менеджмента компании, который показывает хорошие результаты деятельности. Дальнейшее отчуждение акций было бы возможно только при координации этих действий с правительством Якутии, чтобы паритет во владении сохранялся. Мы изначально предлагали включить в план “Алросу”, но после ряда совещаний, учитывая позицию Якутии, решили не включать», – пояснила Тарасенко.

Кроме того, по словам министра, сняты из дальнейшего обсуждения и в план приватизации не войдут Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК) и Первый канал.

«Минфин считает необходимым включить в план приватизации “РЖД”, а Минэкономики выступает против. Также по результатам совещаний с Минэнерго принято решение исключить из проекта “РусГидро”, “Россети” и “Транснефть”», – рассказала Тарасенко.

Напомним, что в конце сентября агентство «Интерфакс», ссылаясь на Минфин, опубликовало сообщение о том, что в план приватизации на 2020−2022 годы предлагается включить такие государственные активы, как Первый канал, «Аэрофлот», «РЖД», «Зарубежнефть» и Государственную транспортную лизинговую компанию. Впрочем, спустя некоторое время новость пропала с сайта агентства, а в самом министерстве поспешили выступить с опровержением.

«В планах на трехлетку этого нет», – сказал журналистам первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

Отметим, что Минэкономики ранее предлагало пересмотреть порядок отбора продавцов приватизируемого федерального имущества. Проект постановления правительства предусматривал понижение значимости ценового критерия при выборе агентов по приватизации.

По мнению главы ведомства Максима Орешкина, есть целый ряд активов, которые «станут позитивными для российской экономики», если получат дополнительные инвестиции от иностранных партнеров.

На полях Восточного экономического форума (ВЭФ) госпожа Тарасенко заявляла, что до конца 2020 года Минэкономразвития планирует завершить приватизацию «Совкомфлота». Речь идет о пакете 75% минус одна акция. В то время как сейчас государство владеет 100% акций.

Стоит напомнить, что «Совкомфлот» входил еще в план приватизации – 2017, однако продажа пакета акций неоднократно откладывалась.

«В самой стране деньги для того, чтобы купить сколько-нибудь крупные бизнес-активы, есть только у госкомпаний или госбанков. А иностранные инвесторы приобретать собственность в сегодняшней России не торопятся. Слишком опасно», – указывает экономист кандидат юридических наук Владимир Нечитайло.

Эксперт обращает внимание на то, что руководство страны, к сожалению, декларирует одно, а делает совсем другое. На словах Россия вроде бы открыта для внутренних и внешних инвестиций, улучшает бизнес-климат, борется с коррупцией, пытается создавать территории опережающего развития.

А на практике – «дело Калви», когда оцененные независимыми экспертными компаниями активы в 3 млрд долл. все равно вменяются в вину как украденные, поскольку суд оценил их фактическую стоимость в 600 тыс. руб.

Инвестор видит, что хозяйственные споры в России моментально перетекают в область уголовного права. И побеждает в них неизменно тот, у кого теснее связи с «силовиками».

«В России нужен комплекс мер по фактическому внедрению в жизнь тех правильных слов, которые мы постоянно слышим сверху, чтобы инвестиционный климат в стране стал бы на два порядка лучше, а приватизационные сделки не пришлось отменять за неимением покупателей», – отмечает заместитель генерального директора инвестиционной компании «Финам» Ярослав Кабаков.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться