Национализация экспорта

Финансовые рынки 26 Май 2014, 09:34
Национализация экспорта

В «Газпроме» тогда рассудили следующим образом: одномоментно перевести все экспортные поставки на рубли невозможно, нужна нормативная база, прецеденты контрактов и возможные меры сокращения репутационных потерь. Проще всего начать со стран бывшего СНГ — поставки в эти страны дают порядка 25% всей экспортной выручки, номинированной в долларах и евровалюте. В «Интер РАО», например, решили несколько перекроить тексты контрактов, что привело к росту выручки в рублях до 35% от всего объема выручки, и это неплохой результат эффективной внешнеторговой работы.

Да, действительно, ведь речь о рублевых контрактах идет не только для компаний нефтегазового сектора (просто, их объемы экспорта наибольшие), но и для компаний — экспортеров электроэнергии, сырья, оборудования и различной техники, в том числе и военного сегмента. Если взять суммарный объем экспорта за год (усредненный за последние два года) для «Роснефти», «Газпрома» и «Рособоронэкспорта», получится порядка 45% от всего экспорта России. В денежном выражении это не менее $240 млрд.

Рубли крепки, как танки наши (продающиеся именно за рубли) быстры by Dmitry Terekhov

Рубли крепки, как танки наши (продающиеся именно за рубли) быстры by Dmitry Terekhov

Сначала о хорошем

Плюсы этой инициативы понятны. С одной стороны, это повысит влияние нашей страны на внешнеполитической арене. Слабый рубль укрепится, ведь для покупок сырья и оружия отныне будут нужны рубли, а для этого сначала надо продать валюту. Рубль укрепит свою репутацию, внимания к нему будет больше, влияние доллара в мире несколько уменьшится, а вместе с ним немного поблекнут и долгосрочные перспективы, например юаня. Помня хаос последних нескольких месяцев и размеры интервенций Центробанка РФ в пользу рубля, сомневаться не приходится: поддержка отечественной валюте будет неплохой. Ну и, конечно, всегда актуальна зависимость: чем выше спрос на валюту, тем она сама надежнее. В ситуации с рублем это приобретает особый смысл. С другой стороны, у обратной стороны такого решения множество важных нюансов и подводных камней.

Но как, Холмс?

У России подписаны двусторонние соглашения о расчетах в национальных валютах (такие нормы существуют для работы с Монголией, Китаем и Вьетнамом), но Москва не поощряла расширение рублевых выплат. Это достаточно сложно: нужно предоставить иностранцам доступ на свой рынок и обеспечить

стабильность курсов. Предположим, колебания рубля можно захеджировать свопами, покупатели российского газа в Европе давно используют подобный механизм, так как приобретают голубое топливо за доллары, а потребителям продают за евро. Но одно дело евро, а другое — рубль. Сколько будет стоить подобное хеджирование? Все зависит от сумм контрактов.

Банки утверждают, что издержки на дополнительной валютной конвертации не такие уж и масштабные, с $1 млрд комиссия составит не более $50 тысяч, в относительных цифрах это совсем немного. Но банковскому сектору выгодны подобные операции: экспортно-ориентированная российская экономика даст лишний повод заработать финансовым структурам.

Незаметная на первый взгляд ловушка рублевых расчетов поймает в свои сети тех же экспортеров. У компаний больше не будет валютной выручки, западные банки, скорее всего, откажут в кредитных линиях, размещать облигации на международных долговых рынках тоже не получится. Механизм предэкспортного финансирования изживет сам себя, а это неприятно. Сами эти процессы будут выглядеть как национализация экспорта: Россия замкнет круг, но сумеет ли сама эффективно в нем работать?

Еще один сложный момент кроется в том, что судьба дочерних структур трейдинговых отечественных компаний, которые в основном зарегистрированы в Европе, окажется туманной — их легальная работа станет фактически невозможной. Экспортерам придется очень плотно работать с партнерами, которым нужно будет либо создавать рублевые резервы (что маловероятно), либо покупать рубли у ЦБ или на спотовом рынке.

Все это прекрасно, рубль окрепнет, российский регулятор продолжит свою работу по «свободному курсообразованию». Однако далее это приведет к тому, что ЦБ останется единственным игроком на валютном рынке. И круг замкнется снова.

Во всей этой истории еще один темный момент — сколько будет стоить экспортерам и их партнерам этот переход в расчетах и кто в конечном счете тут заработает. Попробуем разобраться. Если принять во внимание, что среднегодовая волатильность рубля составляет порядка 13–15% (последний год), а использование инструментов хеджирования даже в рамках спотового рынка имеет свои комиссии, можно ожидать, что экспортная выручка упадет как минимум на 10%. Дальше все просто: доходы нефтегазовых компаний формируют бюджет страны примерно наполовину, следовательно, где-то нужно будет проводить секвестр, чтобы скомпенсировать эти недостачи. Прибыль банков, участвующих в процессах конвертации, может составлять тогда до $10 млрд — только на комиссиях. При этом никто не говорит о том, что налоговое бремя для банковских структур каким-то образом увеличится.

Российская экономика станет более дорогой, но может ли она себе позволить это в текущих условиях, когда несколько лет подряд среди важнейших проблем значится борьба с инфляцией (пока малорезультативная) и рост внешнего долга? К слову, о последнем — по итогам 2013 года долг составил $714,2 млрд по сравнению с $598,9 млрд годом ранее.

При таком раскладе хеджирование от рисков обесценения рубля будет недешевым. Некоторые некрупные сырьевые компании-экспортеры действительно используют спотовый рынок, но применяют плечо до 100. Риски — не более чем обычно, но цена такого хеджа растет.

Призрачно все в этом мире бушующем

Предположим, что схема рублевых расчетов в РФ введена: теперь к этим условиям нужно приспособиться «дочкам» западных банков, работающих на территории России. У них есть определенный объем рублевой ликвидности, но как работать в реалиях, по сути, двойной конвертации, ведь на практике получится, что собственно банковские операционные расходы вырастут в полтора-два раза? Учиться работать в новых условиях в любом случае придется, если банк остается на российском рынке, но, думается, число таких структур будет сокращаться.

Иными словами, пока в переводе на рублевые экспортные расчеты слишком много проблем: начиная от серьезной волатильности российской валюты и заканчивая отсутствием на текущий момент открытого рынка для приобретения рублей партнерами экспортных компаний. Идея есть, но условий нет, и цена ее реализации все еще значительно выше той, что пока потенциально готовы заплатить бизнесмены.

Анна Бодрова, старший аналитик Альпари

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться