Почему вырос рубль

Финансовые рынки 29 Июн 2014, 14:54
Почему вырос рубль

Пока российская экономика не может переубедить экономистов в том, что начала расти, позитив статистики I квартала 2014 года сопровождается дальнейшим снижением макроэкономических прогнозов на весь текущий год, регулятор американской экономики, наоборот, сохранил оптимизм, несмотря на снижение ВВП все в том же заколдованном I квартале. Так кому же верить?

Кто-то может сказать, что поставленный вопрос наивен. Верить, как давно доказал старина Мюллер, нельзя никому. С ним, как ни странно, согласно наше все. В «Евгении Онегине» есть ироничные строки: «Кого любить, кому же верить? Кто не изменит нам один?».

Вопрос, действительно, не в вере. Задача в том, чтобы разобраться в том, как, на основании каких показателей принимаются важнейшие решения по регулированию экономики.

О том, как это делается в России, «Финансовая газета» написала на стр. 22–23. Напомним, ЦБ ходит по кругу. Сначала он объявляет войну инфляции, потом собственноручно толкает рубль вниз. Обесценивающийся рубль подстегивает инфляцию. Видя угрозу, ЦБ ведет ограничительную кредитно-денежную политику, несмотря на то что российские банки, как отмечает сам Банк России, с одной стороны, в значительной степени отсекаются от внешних источников финансирования, с другой стороны, сталкиваются с замедлением притока депозитов. Не снижая ставку, ЦБ готов увеличить предоставление ликвидности, но впечатляющие масштабы этого увеличения оказываются соизмеримыми с той рублевой ликвидностью, которую ЦБ сметает с рынка, вынужденно проводя валютные интервенции.

ЦБ работает в поте лица, но, так как векторы его действий взаимно уничтожают эффект от них, пот — вот практически единственный результат. Вряд ли позитивный.

Что и как делают коллеги сотрудников нашего ЦБ из финансового мегарегулятора за океаном? В результате двухдневного (17—18 июня) заседания Федерального комитета по операциям на открытом рынке (FOMC) ФРС США приняла решение о следующем шаге в сокращении программы количественного смягчения (QE3) с 45 млрд до 35 млрд долларов (объем обратного выкупа с рынка за месяц) и сохранила базовую процентную ставку на уровне 0–0,25%.

Казалось бы, ну и что, ФРС просто продолжает свою политику. Но подводных камней хватает и там. Одновременно ФРС понизила прогноз по темпам роста экономики США. Согласно новому прогнозу, темпы роста ВВП США в нынешнем году составят от 2,1 до 2,3%. Обе эти планки на 0,7% ниже тех, что были объявлены в предыдущем прогнозе в марте. Предположения относительно инфляции остались почти неизменными. По прогнозам ФРС, она должна составить 1,5–1,7%.

Экономика чувствует себя несколько хуже, чем считали в марте, но политика проводится прежняя, нет ли здесь ошибки? Вопрос вовсе не надуманный, если принять во внимание, что в I квартале 2014 года американский ВВП и вовсе показал «отрицательную динамику». Несмотря на это глава ФРС Джанет Йеллен по итогам заседания выразила оптимизм, заявив, что «экономическая активность в текущем квартале восстанавливается и будет продолжать расти умеренными темпами». По ее словам, экономика США «движется к поставленным целям» — полной занятости и инфляции на уровне 2%. В скобках стоит повторить, что сейчас инфляция ниже заданной планки, что считается негативом, тормозящим рост экономики.

Михаил Федоров, аналитик компании Mill Trade, уверен, что оптимизм Джанет Йеллен обоснован. Снижение американского ВВП в I квартале он объясняет, «отбрасывая всю промывку мозгов со стороны западных СМИ», ситуацией в государственных финансах США и изменениями объема валовых инвестиций.

На 31 декабря 2013 года долг правительства США был равен 17 303 млрд долларов, на 31 марта 2014 года он составил 17 554 млрд, увеличившись на 252 млрд долларов. Средний темп наращивания долга был равен примерно 80 млрд долларов в месяц. Для сравнения, ровно год назад в I квартале 2013 года долг правительства вырос на 340 млрд долларов. Исходя из динамики роста долга правительства США, можно сделать вывод, считает Федоров, что экономика США в I квартале 2014 года дотировалась меньше, чем в предыдущие периоды и соответственно это негативно сказалось на ее динамике.

Вторым элементом, который отрицательно сказался на ВВП, являлся объем валовых инвестиций в структуре ВВП. Ранее американская экономика росла именно за счет роста валовых инвестиций. Если отсчитывать с 2011 по конец 2013 года, то этот показатель прибавил 24% в номинальном выражении. В I квартале 2014 года данный элемент внес наибольший вклад в снижение ВВП, опустившись сразу на 2%.

Все эти причины ФРС были известны, они оцениваются как некритичные. Более того, Федоров уверен, что валовые инвестиции, являвшиеся опорой предыдущего роста экономики, «были подтасованы». Его главный аргумент: в США с 2011 года не наблюдался инвестиционный бум, который хоть как-либо мог бы оправдать 24%-ный рост. Поэтому в основной своей массе 24%-ный рост валовых инвестиций в номинальном выражении был только на бумаге за счет переоценки активов и игр с дефлятором и инфляцией в статистических отчетах. ФРС об этом прекрасно знает и поэтому падение этого показателя ничем их не напугало.

Зато есть другие данные. Например, личное потребление в I квартале выросло на 2%, что, естественно, радует ФРС. И главное, усилия ФРС увенчались тем, что кредитный рынок в США, наконец, начал оживать. В январе 2014 года объем кредитного портфеля коммерческих банков США был равен 10 124 млрд долларов, по данным на 4 июня, данный показатель вырос до 10 431 млрд долларов. Рост составил 307 млрд долларов. Для сравнения, с мая по декабрь 2013 года кредитный портфель вырос всего на 50 млрд долларов, несмотря на полноценную работу QE. Эти цифры, явственно говорят госпоже Йеллен, что кредитование, наконец, начало оживать. Это гораздо важнее для главы ФРС и реальной экономики США, нежели дутые показатели по валовым инвестициям и дотирование со стороны бюджета.

Рост кредитования — это как раз то, чего ФРС и добивалась все последние годы. Именно для этого и включался печатный станок, именно об этом и говорил в свое время Бернанке, и именно этого он ждал. Поэтому для ФРС не так важно падение ВВП из-за показателей, которые ранее они сами подтасовывали. Для ФРС важно то, что деньги потихоньку начинают работать и двигаться.

Вывод: ФРС знает, чего конкретно добивается, умеет отделять главное от второстепенного и неуклонно двигается к своей цели. Нашему ЦБ этому стоило бы поучиться.

Рынки в свою очередь оптимизм Йеллен разделили. 18 июня Индекс Доу-Джонса — важнейший показатель деловой активности в США — повысился на 98,13 пункта (0,58%) до отметки 16 906,62 пункта. Индекс «Стандард энд Пурс 500» (включает 500 самых крупных компаний американского рынка) вырос на 14,99 пункта (0,77%) и составил 1956,98 пункта, достигнув таким образом нового исторического максимума. Индекс электронной биржи НАСДАК поднялся на 25,6 пункта (0,59%) до отметки 4362,84 пункта. Общий итог подвел аналитик инвестиционной компании «Эллайенс Бернстин» (AllianceBernstein) Сет Мастерс: «Инвесторы положительно отреагировали на высказывания Йеллен. Основная картина ясна: экономика продолжает восстанавливаться».

Перепало и рублю. Инвесторы, воодушевившись, обратили внимание и на рискованные рынки, включая Россию. 19 июня и российские акции, и рубль продемонстрировали положительную динамику, и заслуга в этом принадлежит ФРС. «Настроения инвесторов были на подъеме: американская экономика продолжает восстанавливаться, при этом сверхмягкая монетарная политика ФРС сохраняется — в совокупности это создает идеальные условия для покупки рискованных активов», — комментирует главный аналитик компании ООО «Управление Сбережениями» Александр Потавин.

В общем, два мира, но Шапиро не у нас.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться