Что толкает биржи торговать зарубежными акциями

Что толкает биржи торговать зарубежными акциями

В мае исполнилось 10 лет установленному индексом РТС в 2008 году историческому максимуму. Отметка 2498,1 пунктов с тех пор не только не покорялась ему, но даже и не была особенно близка. Сейчас индекс РТС находится ниже 1200 пунктов. Индекс Мосбиржи, рассчитываемый в рублях, в последние годы бил рекорд за рекордом. Но пик валютного индекса так и стоит недостижимой вершиной, как памятник потерянному десятилетию в экономике и на фондовом рынке России.
Финансовые рынки / Глеб Баранов 27 Май 2018, 20:00
Что толкает биржи торговать зарубежными акциями

Десять лет назад, когда в США разворачивался кризис сабпрайм ипотеки, Россию называли «тихой гаванью», а индекс РТС ставил свой исторический рекорд, кому-то казалось, что считать его в долларах – анахронизм. Эта особенность была связана с тем, что индекс появился осенью 1995 года, когда, напротив, считать что-либо в рублях было очень непрактично.

Инфляция в том году, хотя и снизилась с 2500% 1992 года, но все еще составляла больше 130%. Рублевые цены мелькали с такой скоростью, что их порой не могли запомнить и сами россияне, мысленно пересчитывая ценники в доллары. А важными покупателями российских акций были, как собственно и сейчас, иностранцы. Так что неудивительно, что и котировки в Российской торговой системе (РТС), и ее индекс были долларовыми. Индекс ММВБ, появившийся в 1997 году, и рассчитывавшийся в рублях, в первые годы его существования на фоне девальвации и высокой инфляции всерьез даже и не рассматривали.

Но в 2008 году доллар дешевел в России уже шестой год подряд, снизившись за это время с почти 32 рублей до 23 рублей с копейками. И так, казалось, будет всегда, так же, как будут расти и цены на российские акции.

Шли все более частые и успешные размещения ценных бумаг, а интерес эмитентов к их котировкам становился все более явным. «Народные IPO» казались компаниям только началом большого пути, который превратит размещение акций в удобный способ привлечения капитала. Покупатели были уверены, что перспективы огромны – растущая экономика, недорогие на фоне развитых стран акции. Глава «Газпрома» заявлял, что через 7–8 лет капитализация компании достигнет $1 трлн.

Число клиентов брокеров и пайщиков ПИФов ежегодно удваивалось. И это тоже было неудивительно. Индекс РТС вырос с минимума октября 1998 года до максимума в мае 2008 года в 66 раз. Даже пайщики, присоединившиеся к росту только в середине нулевых годов, увеличили вложения в несколько раз.

Для того чтобы все изменилось, потребовалось не так уж много. Разрастание кризиса в США вызвало отток капитала с российского рынка, после конфликта с Грузией тот превратился в бегство, стали падать цены на нефть и, наконец, случился крах Lehman Brothers. К зиме доллар в России подорожал почти до 37 рублей, а индекс РТС упал более чем в 5 раз. И его расчет в валюте анахронизмом уже не выглядел.

Исчезли и разговоры о российской «тихой гавани» для капиталов – в США, где вроде бы и разворачивался основной кризис, индекс S&P500 с максимума осени 2007 года до минимума весны 2009 года упал менее чем в 2,4 раза. Но когда после начала количественного смягчения американский рынок перешел к росту, а нефть стала дорожать, могло показаться, что все возвращается.

Эта иллюзия могла существовать лишь до 2012 года, когда на фоне обострения отношений с Западом американский рынок после коррекции продолжил рост, а индекс РТС, снижавшийся с начала 2011 года, продолжил падение.

Сначала это было проседание котировок, а затем добавилась и девальвация рубля. Падение завершилось лишь в 2016 году. К тому времени американские индексы уже не раз переписали исторические рекорды и готовились устанавливать новые. Именно компании из США повели борьбу за капитализацию в $1 трлн. «Газпром» же не боролся даже за капитализацию десятилетней давности.

Да и весь российский рынок в последние пять лет оценивается куда дешевле по основным стоимостным коэффициентам (P/E, P/B и т.д.), чем другие развивающиеся рынки, и даже чем сам он в середине нулевых годов. Когда такое сохраняется ненадолго, это выгодная ситуация для покупателей. Но если это продолжается десятилетиями, наступает деградация рынка. Он становится неинтересен для эмитентов. С нахождением акций на бирже сопряжены ограничения и затраты, связанные с обеспечением должного уровня раскрытия информации, корпоративного управления и пр. Если взамен компания получает возможность размещать или закладывать акции по сильно заниженным ценам, то это не самая выгодная сделка.

И уже давно поток российских компаний, выходящих на IPO, сменился их исходом с биржи. Разумеется, даже и сейчас размещения случаются, но более заметными уже не первый год становятся новости о делистинге крупных компаний. Далеко не все из них оказались на бирже в добровольно-принудительном порядке после приватизации 1990-х годов и совсем не интересовались тем, что происходит с их акциями. Некоторые, как, например, «Фармстандарт», «Уралкалий» и другие, проводили в «нулевых» успешные IPO и SPO.

Но как бы ни были расстроены в каких-то случаях миноритарии – а делистинг не всегда можно считать проходящим с соблюдением их прав – на российской бирже выгодно оставаться не всякой корпорации. И если акционерам кажется заниженной цена оферты на выкуп у них акций, то и мажоритариям компаний текущая оценка тоже не кажется справедливой.

Так что российские инвесторы могут, конечно, пока наслаждаться весьма высокой дивидендной доходностью, связанной с заниженными котировками. Но рынок должен быть выгоден обеим сторонам процесса. В долгосрочной перспективе есть лишь два варианта: либо оценка российских акций вырастет, либо их на рынке не останется. И в этой связи дальновидным выглядит то, что сначала Санкт-Петербургская, а теперь и Московская биржа начали торговлю американскими акциями.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться