Рынок бьет печальные рекорды

В марте объем торгов на Московской бирже переписал исторический рекорд, но оптимизма на фоне обвала ценных бумаг и рубля это не вызывает. С рынка в тот момент бежали не только иностранные, но и российские инвесторы – отток средств из ПИФов достиг максимума с кризисного декабря 2014 года.
Рынки / 5 апреля 2020, 21:10
Рынок бьет печальные рекорды
Рост в падении

Общий объем торгов на рынках Московской биржи достиг по итогам марта 98,8 трлн рублей. Это, как отметила ее пресс-служба, «максимальное значение за всю историю биржевых торгов». В другой ситуации такая цифра без всяких оговорок считалась бы достижением. Но сейчас речь идет о рынке с быстро падающей капитализацией компаний, девальвирующейся валютой и дешевеющими долгами.

Самым заметным изменением на нем в сравнении с докризисным временем был стремительный рост торгов акциями, депозитарными расписками и паями. Он вырос до 3,08 трлн рублей. По сравнению с мартом прошлого года это увеличение – вчетверо, а с февраля 2020-го – на 83%. И хотя на каждого продавца акций обычно находится свой покупатель, достаточно посмотреть на обрушившийся индекс МосБиржи, чтобы не сомневаться, – это итоги распродажи.

Но еще примечательнее то, что объем торгов акциями впервые за долгое время превысил показатели рынка облигаций с учетом их размещений (см. график). В прошлый раз подобное эпизодически наблюдалось в 2014–2015 годах, так что это могло бы считаться косвенным признаком кризиса, если бы их и без того не хватало.

Едва ли может показаться странным и рост объемов торгов на валютном рынке (см. график). Все это разные части одной картины, включающей вывод иностранных инвестиций из российских ценных бумаг, их конвертацию и репатриацию. В этом смысле Россия мало отличалась от прочих развивающихся рынков, капиталы с которых в марте рекордными темпами убегали в «тихие гавани».

Из фондов, инвестирующих в Россию, за месяц ушло почти $3 млрд, и лишь к концу марта процесс приостановился. В обзоре BCS Global Markets, ссылающейся на данные Emerging Portfolio Fund Research, сообщается, что в такие фонды за неделю, завершившуюся 1 апреля, пришло $40 млн. «Акции и облигации EM больше не находятся в центре внимания глобальных инвесторов, что дает рынкам возможность перевести дух после рекордных оттоков последних нескольких недель, – говорится в нем. – Убийственная волатильность в условиях подавленных потоков, вероятно, пока сохранится».

Ранее рынок поддерживали отечественные инвесторы, но в марте покупателей из их числа стало меньше. Если в феврале на фоне уже начавшегося обвала рынков ПИФы продемонстрировали второй в истории приток средств, то теперь пайщики не готовы держать оборону.

Паевые потери

Рыночные фонды, по данным Investfunds, в марте показали максимальный отток с кризисного декабря 2014 года – 4,14 млрд рублей. Обеспечен он, правда, был главным образом ПИФами облигаций, потерявшими 4,46 млрд рублей. Последнее тоже стало максимумом с декабря 2014 года, но тогда отток был выше в два с лишним раза – 10,57 млрд рублей. В то же время сопоставимые с текущими ежемесячные оттоки из фондов облигаций (на уровне 3–4 млрд рублей) фиксировались в 2018-м – начале 2019 года. Во всех этих случаях поведение пайщиков выглядело вполне естественным – они выходили из бондов на фоне падения их котировок и, соответственно, роста ставок.

И хотя, в отличие от 2014-го и 2018 года, Банк России пока не поднимал ключевую ставку, котировки облигаций в первой половине минувшего марта снижались довольно заметно. Так со 2-го по 16-е доходности ОФЗ выросли на 0,7–1,7 п.п. Однако в дальнейшем действия правительства и ЦБ и усилия регуляторов в других странах дали определенные плоды – к началу апреля доходности коротких ОФЗ были на уровне начала марта и даже ниже, хотя у прочих выпусков они и оставались более высокими (в пределах 0,7 п.п.). Так что продажи паев в середине марта были хотя и естественным, но не самым рациональным решением.

Отток из смешанных фондов составил 3,08 млрд рублей – тоже рекордно плохой результат. На этом фоне отток из фондов акций составил лишь 605 млн рублей, но его не стоит недооценивать. Это первый такой случай с 2017 года. Он, конечно, пока заметно уступает выводам средств из ПИФов акций в 2015 году. Однако это уже больше, чем в упоминавшемся ранее декабре 2014 года, и вполне способно стать началом новой тенденции, причем не только из-за чисто рыночных событий.

Карантин способен нанести куда более серьезный удар по текущим доходам пайщиков, чем в свое время девальвация, санкции и контрсанкции. И какими бы привлекательными ни казались кому-то инвестиции, сейчас речь для многих пойдет не о внесении новых средств на счета, а о выводе их на пропитание.

Приток, показанный другими видами фондов, как и в предыдущие кризисы, все эти оттоки полностью компенсировать не смог. В дальнейшем же в случае продолжения выхода пайщиков из ПИФов они только ухудшат общую статистику.

Навстречу депрессии

Настроение отечественных частных инвесторов могли бы улучшить положительные новости из области экономики, но пока дела с этим обстоят не очень. Бывают редкие положительные известия, но они лишь повышают волатильность на рынке. При этом, как всегда, за одну неделю кризиса ярких событий происходит больше, чем прежде за годы.

Только на позапрошлой неделе баланс ФРС впервые в истории превысил $5 трлн, а на прошлой – уже пройдена отметка $5,8 трлн. Еще в прошлом году он был меньше $4 трлн, но это все-таки были новейшие времена. Лет же 15 назад, до кризиса 2008 года, любую из этих цифр вообразить было бы просто невозможно – в то время баланс ФРС был близок к $0,8 трлн.

США стремительно входят в рецессию, которую, если оправдаются мрачные прогнозы, впервые за многие десятилетия можно будет вполне оправданно называть депрессией. ФРС в этой ситуации делает что может, направляя поток ликвидности на рынки, а конгресс США одобряет рекордные экономические стимулы. Это не безобидное лекарство, но, если бы мировые регуляторы могли массово применять его уже 90 лет назад, Великая депрессия заняла бы менее заметное место в экономической истории.

Пока же опережающие индикаторы, такие как PMI, обещают мало хорошего большинству стран. Для США же сигналом начала рецессии стала рекордная статистика по первичным заявкам на пособия по безработице. Уже на позапрошлой неделе (см. также «ФГ» № 12 2019 г.) цифры были шокирующими (3,28 млн), в несколько раз превышающими прежний рекорд, установленный в 1982 году. Но на прошлой неделе было зафиксировано еще 6,65 млн.

За две недели в США за пособиями по безработице обратились в 3 раза больше граждан, чем уже получали их в тот момент. Да что там, за одну последнюю неделю обращений было больше, чем получателей пособий по безработице в конце предыдущей рецессии. Рекорд по абсолютной численности безработных в США был зафиксирован во время Великой депрессии (15,3 млн человек), и до него уже недалеко. Утешать может, впрочем, то, что с тех пор население этой страны очень выросло, так что в процентном отношении все не так страшно.

Светлым пятном на прошлой неделе были данные из другой крупнейшей экономики – резко подскочил китайский PMI, отыграв рекордный провал февраля. Однако это свидетельствует не столько о восстановлении экономики, которое, безусловно, уже идет, сколько об ожиданиях. О реальном же возвращении на докризисный уровень говорить пока рано. Так, индекс восстановления экономической активности China International Capital Corporation на 31 марта составлял только 85,5%.

В других странах, столкнувшихся с эпидемией, о восстановлении говорить и вовсе не приходится. Индекс деловой активности в еврозоне в марте упал с февральских 51,6 пункта до исторического минимума в 29,7 пункта. В России композитный PMI рухнул с 50,9 до 39,5 пункта – это уровень 2009 года. При этом основной обвал произошел в области услуг.

Учитывая, что ближайшие недели для России будут «выходными», можно считать, что и наша страна уже вошла в рецессию. «Месяц карантина для российской экономики может стоить порядка 1,5–2% ВВП в 2020 году. Базовый сценарий ЦБ», – дала прогноз на пресс-конференции в пятницу председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

Безымянный.png




Также в рубрике

  • О том, что мешает внедрению инноваций в российской медицинской промышленности и почему россияне не доверяют отечественным лекарствам, в интервью «ФГ» рассказал сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулёв.
    Интервью1 октября 2020, 11:00
  • Эти лекарства должны продаваться по рецепту, а их цена, по заявлениям производителей, не должна превышать 11 550 рублей для «Коронавира» и 12 320 рублей – для «Арепливира». Обойдя 20 московских аптек, мы проверили, пользуются ли новые препараты спросом.
    Медицина30 сентября 2020, 18:00
  • Председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков обратился к премьер-министру Михаилу Мишустину с инициативой отменить накопительную часть пенсии.
    Российская экономика30 сентября 2020, 17:07
  • Поступившие в розничную продажу препараты от новой коронавирусной инфекции изготавливаются компаниями «Р-Фарм» (таблетки «Коронавир»), ГК «Промомед» («Арепливир») и «ХимРар» («Авифавир»).
    Медицина30 сентября 2020, 14:00
  • 16-17 октября в Москве пройдет масштабное образовательное событие Synergy MBA Forum, на котором преподаватели и профессоры ведущих мировых бизнес-школ проведут перезагрузку традиционной парадигмы предпринимательства.
    Мероприятия30 сентября 2020, 14:00