Когда ликвидность важнее депрессии

На прошлой неделе как зарубежные, так и российский фондовый рынок продолжали ралли на фоне мрачнейших экономических перспектив. Разница между подразумеваемыми таким ростом ожиданиями спекулянтов и реальностью редко когда бывала так велика. Но никогда прежде мировые рынки и не заливались такими объемами свежесозданной ликвидности.
Рынки / 13 апреля 2020, 09:00
Когда ликвидность важнее депрессии
Светлая полоса

Прирост мировых (и в первую очередь американского) фондовых рынков на прошлой неделе может считаться выдающимся по любым меркам. За четыре рабочих дня (в США, как и во многих других странах, в католическую Страстную пятницу торгов не проводят) S&P500 показал максимальный недельный прирост с 1974 года – 12%. Сводный индекс крупнейших европейских компаний Stoxx Europe 600 по итогам прибавил 7,4%. Это лучший результат с 2011 года.

Неплохой прирост, хотя и не столь значительный, показывал и российский рынок. В четверг индексы МосБиржи и РТС переписывали максимумы за месяц, прибавляя по сравнению с закрытием пятницы 5,5% и 11,5% соответственно. Такая разница между индексами, один из которых рассчитывается в рублях, а второй – в долларах, естественно, была связана с укреплением отечественной валюты. Неделя начиналась курсом на уровне 77 рублей за доллар, а заканчивалась – в районе 73 рублей.

За 3 недели от минимума 23 марта до максимума 9 апреля мировые фондовые индексы выросли настолько сильно, что в других обстоятельствах было бы уместно говорить о начале «бычьего рынка». Собственно, формальные критерии перехода в эту фазу (рост на 20%) уже соблюдены – S&P500 вырос от минимума до максимума на 28,6%. Это заодно (опять же по формальным критериям) делает предшествующий обвал самым коротким «медвежьим рынком» в истории.

Проблема в том, что предыдущие рекорды подобного рода ставились во времена длительных периодов падения как котировок акций, так и экономики – в 1970-х и 1930-х годах. Так, до этого года самым коротким «медвежьим рынком» в истории США был тот, что случился осенью 1929-го. За ним тоже последовал бурный, но недолгий период роста. Из будущего все это, однако, смотрится лишь небольшими флуктуациями, в начале более чем трехлетнего периода падения акций, лишившего их девяти десятых цены.

Да и сейчас на фоне падения S&P500 c 3393,5 до 2192,07 пункта его рост до 2789,82 выглядит скорее коррекцией. Весь этот подъем соответствует лишь половине от предшествующего снижения. В России индексы тоже исторические максимумы не штурмовали. Они вернулись на месяц назад, но всего лишь к уровням, на которые упали сразу после развала сделки ОПЕК+.

Жертвы нефтяной войны

В основе своей драйверы этого роста были общими в США и России, однако в деталях заметно отличались. Отечественный рынок рос на прошлой неделе в ожидании заключения рекордной по объему сокращения добычи сделки ОПЕК+. Но сразу же было очевидно, что, несмотря на всю свою беспрецедентность, эта сделка не может полностью решить проблемы беспрецедентного же падения спроса на нефть и затоваривания рынка. В лучшем случае речь шла о стабилизации ситуации с ценами и предотвращении устойчивого ухода котировок ниже $20, а то и $10 за баррель.

Оценки падения мирового спроса на нефть были близки к 35 млн баррелей в сутки. Ходили слухи о возможности снижения на 20 млн баррелей в сутки, но даже в это мало кто верил. И в конце недели действительно пришли известия о сокращении добычи на 10 млн баррелей в мае и июне. Далее, согласно договоренностям ОПЕК+, она будет снижена на 8 млн баррелей в сутки, а с января 2021 года – на 6 млн баррелей в сутки. Ограничения будут действовать до апреля 2022 года.

Котировки нефти отреагировали на эти новости снижением, хотя и далеко не таким серьезным, какое можно было бы ждать, в случае если бы сделка опять сорвалась. Российские акции тоже снизились. Этому способствовало и то, что в сравнении с мартом, когда Саудовская Аравия еще не нарастила добычу, ее снижение Россией окажется самым большим в мире – на 1,8 млн баррелей в сутки. Что лишний раз поставило под сомнение продуманность переговорной позиции нашей страны, в марте отказавшейся от сокращения на более мягких условиях.

Как бы то ни было, главным итогом войны цен на нефтяном рынке стало достижение Саудовской Аравией паритета с Россией. В ближайшее время их добыча будет одинаковой: 8,5 млн баррелей в мае – июне, 9,02 млн баррелей – до декабря и 9,46 млн баррелей – в дальнейшем. Сами же цены на нефть на уровни минувшей зимы в обозримом будущем не вернутся, хотя здесь многое зависит уже не от переговоров, а от мировой экономики.

Денег больше, чем бумаги

Последние недели лишний раз доказали, что рынками движут в первую очередь деньги, а уже затем – все остальное. Организованный мировыми регуляторами поток ликвидности не ослабевал, что поддерживало многие ценные бумаги. Для российского рынка это обернулось, впрочем, не серьезным притоком средств нерезидентов, а просто приостановкой их оттока.

Судя по данным EPFR, за первые недели марта из фондов, инвестирующих в российские активы, ушло более $2 млрд. На последней неделе месяца, однако, был зафиксирован приток около $40 млн. Это могло показаться началом новой тенденции, но если она и появилась, то состоит в том, что бегство нерезидентов замедлилось – на первой неделе апреля вновь случился отток (на $60 млн). Правда, вторую неделю подряд фиксируется небольшой приток в отечественные акции.

В этом смысле наша страна разделяла судьбу многих emerging markets, причем выглядела на этом фоне неплохо. По оценке МВФ, отток иностранных портфельных инвестиций с развивающихся рынков составил порядка $100 млрд. И пока этот процесс продолжается.

«Инвесторы выводят деньги с рынков EM: за отчетную неделю из фондов акций GEM (глобальные фонды, ориентирующиеся на развивающиеся рынки) забрали $1,2 млрд. Россия чувствует себя лучше: страновые фонды привлекли еще $45 млн, фонды ETF и под активным управлением показали небольшие притоки. Потоки в целом по стране оказались, по сути, нулевыми <…>, – сообщается в обзоре главного стратега компании “БКС Глобал Маркетс” Вячеслава Смольянинова. – Мы также отмечаем оттоки из фондов облигаций GEM, которые составили 1,4 миллиарда долларов. Таким образом, оттоки продолжаются 5 недель из последних 6, однако за прошедшую неделю они составили всего 10% от рекордных оттоков середины марта – с точки зрения ликвидности ситуация нормализовалась».

Это в большой степени – плоды усилий правительств и центробанков по всему миру, накачивающих рынки ликвидностью в беспрецедентных масштабах. Прошло всего две недели, с тех пор как баланс ФРС впервые в истории превысил $5 трлн, но на днях он уже уверенно прошел очередную круглую отметку – $6 трлн. На рынках гадают, на какой отметке закончится этот процесс. И уже появились двузначные оценки.

Это неудивительно, учитывая то, что американский регулятор не устает удивлять не только объемами выкупов активов. В четверг ФРС объявила о пакете помощи экономике на $2,3 трлн, который вводит новые и расширяет существующие программы кредитования. В частности, создается фонд Main Street Lending Fund на $600 млрд для кредитования компаний средних размеров. Будет проведена скупка облигаций на $500 млрд напрямую у штатов, округов и городов. Но куда важнее (по крайней мере в плане мироощущения спекулянтов) беспрецедентное решение регулятора начать выкуп корпоративных облигаций с «мусорным» рейтингом.

Чуть менее масштабно и изобретательно, но все же вполне заметно продолжают накачивать рынки свежими деньгами и другие страны. Так, на прошлой неделе министры финансов ЕС договорились о пакете мер на €540 млрд для борьбы с экономическими последствиями пандемии.

Все это в принципе неудивительно на фоне как текущей статистики, так и прогнозов, через один отсылающих к Великой депрессии. От подобных сравнений не могут удержаться даже самые консервативные структуры. «Мы до сих пор сталкиваемся с невероятной неопределенностью относительно глубины и длительности этого кризиса. Однако уже сейчас ясно, что рост мировой экономики станет резко отрицательным в 2020 году, – говорила на прошлой неделе директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева. – На самом деле мы предвидим худший экономический спад со времен Великой депрессии». Удивлять может лишь то, что, для того чтобы рынки забыли об этом, оказалось достаточно включить печатный станок.




Также в рубрике

  • Эти лекарства должны продаваться по рецепту, а их цена, по заявлениям производителей, не должна превышать 11 550 рублей для «Коронавира» и 12 320 рублей – для «Арепливира». Обойдя 20 московских аптек, мы проверили, пользуются ли новые препараты спросом.
    Медицина30 сентября 2020, 18:00
  • Председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков обратился к премьер-министру Михаилу Мишустину с инициативой отменить накопительную часть пенсии.
    Российская экономика30 сентября 2020, 17:07
  • Поступившие в розничную продажу препараты от новой коронавирусной инфекции изготавливаются компаниями «Р-Фарм» (таблетки «Коронавир»), ГК «Промомед» («Арепливир») и «ХимРар» («Авифавир»).
    Медицина30 сентября 2020, 14:00
  • 16-17 октября в Москве пройдет масштабное образовательное событие Synergy MBA Forum, на котором преподаватели и профессоры ведущих мировых бизнес-школ проведут перезагрузку традиционной парадигмы предпринимательства.
    Мероприятия30 сентября 2020, 14:00
  • Ключевые векторы развития российской экономики - поиск новых точек роста, поддержка бизнеса, развитие социально-значимых проектов.
    Мероприятия30 сентября 2020, 12:00