Почему в Киргизии задыхается добыча золота?

Почему в Киргизии задыхается добыча золота?

Цифровые финансы 22 Авг 2015, 14:13
Почему в Киргизии задыхается добыча золота?

29 июля Кыргызстан и китайская компания Superb Pacific Limited, филиал Zijin Mining, запустили пробный проект Алтынкен стоимостью в 246 миллионов долларов, чтобы развивать рудник Левобережный Талды-Булак, третий по величине после Кумтора и Джерроя.

Алмаз Алимбеков, глава Кыргызстана, сказал журналистам, что СП Алтынкен, в котором китайские инвесторы владеют 60% акций, остальная часть принадлежит Кыргызалтыну, будет производить около 1 миллиона тонн драгоценных металлов в этом году и постепенно увеличит добычу до 4 миллионов тонн в год. Согласно тому, что сказал премьер-министр Темир Сарыев, ожидается, что совместное предприятие произведет 1,002 кг золота в этом году. Алимбеков сказал, что всего за следующие 19 лет будет добыто 65 тонн золота, достигнув емкости в 3,7 тонны золота в год в течение пяти лет.

Недостаточное инвестирование в развитие золотых рудников, проводимое Кыргызалтыном за последние два десятилетия из-за недостатка средств привело к ухудшению инфраструктуры и нехватке оборудования, объясняет для bne IntelliNews Бектур Сагынов, вице-президент по экономическим, финансовым и инвестиционным вопросам Кыргызалтына. «Принципиальная проблема, с которой мы столкнулись сейчас, заключается в изношенности наших главных производственных активов, сосредоточенных на трех предприятиях: Терексай, Солтон-Сари и в особенности Макмал Голд», — говорит Сагынов.

Мощности уже выработали свой ресурс: рудник Макмал Голд, когда он был запущен в 1985 г., должен был действовать на протяжении 10 лет, но он до сих пор функционирует, продлив свою жизнь более чем на 20 лет. Рудник Терексай работает уже около 50 лет, в то время как Солтон-Сари развивался с 1994 г. Результат: высокая себестоимость производства золота. Оборудование устарело, а показатели по добыче невысоки по сравнению с рудниками в других странах. Производство в Макмал Голд стоит 1,316 доллара за унцию, что означает, что Кыргызалтын должен субсидировать предприятие для его существования.

«Кроме внутренних вопросов с активами, инфраструктурой и финансированием компания также должна адаптироваться к внешним факторам, таким как, например, инвестиционные риски и цены на золото, которые недавно упали с 1800 долларов в 2012 г. до 1080 долларов в 2015 г.», — говорит Сагынов.

Вопросы по поводу сбора финансирования и управления активами заставили Кыргызалтын принять новый подход по развитию компании и составить план действий. «Главная стратегия для развития нашей компании — это превратить наше производство в совместное предприятие, — говорит Сагынов. — Это все еще только черновик, так как мы все еще не получили одобрения от нашего единственного держателя акций, киргизского правительства… Мы получили общее одобрение, но мы надеемся получить официальную поддержку нашей стратегии».

Кыргызалтын планирует выбрать партнеров для совместного предприятия в открытых тендерах. «В результате создания совместных предприятий наши рудники будут разделены на самодостаточные фирмы и, когда они станут независимыми, не будет нужды в субсидировании убыточных филиалов за счет тех, кто приносит выгоду», — говорит Сагынов.

Альтернативные финансирования развития рудников, например через первый выпуск еврооблигаций, не рассматриваются. «Кыргызалтын не планирует этого, потому что он гораздо меньше других компаний, например из Казахстана, чтобы привлечь внимание мировых инвесторов», — говорит вице-президент.

Однако Кыргызалтыну предстоит убедить иностранных инвесторов, помешать может политическое вмешательство. Пример — долгосрочная битва, в которую было вовлечено киргизское правительство, чтобы нарастить долю акций в главном руднике Кумтор, который заставил померкнуть образ Кыргызстана как надежного партнера для иностранных инвесторов. Через Кыргызалтын правительство владеет 32,7% в кумторском разработчике Сентерра Голд, контроль принадлежит канадской компании. В попытке договориться о совместном предприятии на условиях 50 на 50 использовались риски нанесения ущерба окружающей среде, здравоохранению, национальной безопасности. Провал в совершении сделки о Кумторе привел к концу правления Джоомарта Оторбаева в апреле, вызвав волнения по поводу политической стабильности в стране.

Путаница из-за Кумтора еще сильнее усложнила ситуацию в рудниках, отпугнув западных инвесторов. Сагынов говорит, что правление Кыргызалтына знает, что киргизский золотой сектор получает плохие отзывы в прессе по поводу Кумтора. «Мы понимаем, что споры с компанией Сентерра Голд и результаты переговоров, которые продолжались более двух лет, имеют негативное воздействие на инвестиционный климат в стране и осознанные риски ведения бизнеса в Кыргызстане», — соглашается он.

В то же время он подчеркивает, что раз Кыргызалтын принадлежит государству, создание совместных предприятий с его участием имело было гораздо меньше рисков». Например, в Джеррое и Кумторе «местное население было против развития рудников, потому что они развивались иностранцами». Но все будет иначе в будущем, надеется Сагынов, потому что «люди понимают, что совместные предприятия должны создаваться, нужно инвестировать в фонды, и инфраструктура должна быть обновлена, чтобы держать на службе тысячи человек, создавая новые рабочие места и выплачивая налоги».

Сагынов полагает, что киргизское правительство также осознает, что ему нужно достичь компромисса с Сентерра Голд из-за важности рудника для страны. Кумтор составляет 7,4% ВВП и около четверти промышленного производства в 2014 г.

Жемчужиной в короне Кыргызалтына является перерабатывающий золото завод Кара-Балта, который производит золотые слитки, говорит Сагынов. С сертификатом Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов в кармане Кыргызалтын надеется, что в дополнение к драгметаллам, производимым в Кумторе и Алтынкене, завод также будет перерабатывать металлы, добываемые будущими совместными предприятиями, полностью используя свою вместительность 40 тонн золота в год. Сейчас же он использует лишь 50% вместительности, говорит Сагынов.

Разделив свои производственные активы в независимые предприятия, Кыргызалтын сможет превратиться в компанию-владельца, расширяя свою деятельность за пределы золота и затрагивая также минералы, надеется вице-президент. Также планируется разработать транспортный филиал и извлечь пользу из огромных складов, которые могут предоставить услуги по логистике другим добывающим компаниям, действующим в стране.

Наубет Бисенов, рудник Левобережный Талды-Булак — Бишкек, bne

Перевод Софии Григорян

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться