Цифровая экономика захватывает новые позиции

Цифровая экономика захватывает новые позиции

Российская экономика продолжает топтаться на месте, а правительству никак не удается создать все необходимые условия для ее опережающего роста.
Цифровые финансы / Константин Смирнов 21 Окт 2018, 14:00
Цифровая экономика захватывает новые позиции

Однако появился новый шанс – технологический рывок в цифровую экономику в рамках четвертой промышленной революции. Всемирный банк (ВБ) и Всемирный экономический форум в Давосе (ВЭФ) опубликовали новые исследования на эту тему. ВБ представил на форуме в Сколково «Открытые инновации» доклад «Конкуренция в цифровую эпоху: стратегические вызовы для России», ВЭФ – ежегодный рейтинг конкурентоспособности Global competitiveness Index – 2018 – GCI, в котором Россия поднялась на две позиции – до 43-го места, в том числе за счет улучшения качества цифровой среды. Обе организации считают, что у нашей страны есть возможности для ускоренного внедрения передовых технологий.

Высокие рейтинги

ВЭФ рассчитывает ежегодные рейтинги конкурентоспособности с 2005 года, анализируя 12 показателей по 100-бальной шкале: качество институтов; состояние инфраструктуры; макроэкономическую стабильность; здоровье населения; образование и профессиональную подготовку; эффективность рынка товаров и рынка труда; объем внутреннего рынка; развитие финансовой системы; уровень проникновения IT-технологий и современных коммуникаций; способность к инновациям; динамизм бизнеса.

Лидер GCI‑2018, что не вызывает удивления, – США (83,5 балла из 100), второе место у Сингапура (83,5), третье – у Германии (82,8). Китай обосновался на 28-м месте (72,6 балла). Россия продвинулась на две ступеньки по сравнению с прошлым годом и заняла 43-е место с 65,6 балла (см. таблицу 1). Если же сравнивать с 2012 годом, то были преодолены 24 строчки.

В прошлом году ВЭФ усовершенствовал систему подсчета баллов, отныне учитываются достижения четвертой промышленной революции – цифровой. В частности, упор при составлении рейтинга теперь делается на роль человеческого капитала и способность страны к инновациям. «Четвертая промышленная революция стала реальностью для миллионов людей во всем мире, создавая новые возможности для бизнеса, правительств и отдельных личностей», – написал в преамбуле к рейтингу исполнительный председатель ВЭФ Клаус Шваб.

Стремление вверх общего рейтингового показателя стало возможным благодаря подвижкам по 9 оценочным позициям из 12. Неудивительно, что 6-е место Россией достигнуто по емкости внутреннего рынка, макроэкономическая стабильность страны, как ни странно, пока лишь на 55-м месте, а вот развитие IT-технологий и современных коммуникаций – на 25-м. Впрочем, составители рейтинга критически отнеслись к внедрению инноваций. В этой сфере процессы идут слишком медленно из-за якобы низкой предпринимательской культуры. Во всяком случае, по оценке Всемирного банка, 65% российских компаний не используют последние цифровые технологии, полагаясь на устаревшие системы управления данными.

Но не все так плохо в российской цифровой революции. Составители еще одного рейтинга от ВБ – Doing Business – полагают, что стремительное продвижение России по их оценочной лестнице от 120-го места в 2011 году до 35-го в 2017-м (см. таблицу 2 – оценки выставлены осенью прошлого года, но с пролонгацией на год нынешний) объясняются в том числе и успехами в области так называемого электронного правительства. Иными словами, в сфере оказания госуслуг через «одно» окно.

Doing Business рассчитывается несколько по другим критериям (их 10), которые и акцентируют рейтинг ВЭФ, прежде всего, на оценке «самочувствия» малого и среднего бизнеса. Авторы отмечают, что за последние 15 лет Россия провела в этой сфере целых 36 реформ. Например, показатель «регистрация собственности» пережил 7 реформ и достиг 12-го места, «обеспечение контрактов» – 18-го, «подключение к электросетям» – 10-го. В последнем случае сроки подключения уже не превышают 3 суток, тогда как у большинства других стран – 5. При этом стоимость в России – самая низкая, если верить аналитикам ВБ.

Во многом эти продвижения обеспечены развитием именно электронного правительства. Но президент в майском указе 2012 года поставил задачу выйти на 20-е место в Doing Business к 2018 году. Чтобы ускорить прогресс, Минэкономразвития в рамках «Трансформации делового климата» обещало предпринимателям показатели «налогообложение» и «международная торговля» с нынешнего 52-го и 100-го, соответственно, перевести на 30-е место. В этом случае в основном будут задействованы цифровые платформы. В результате грузы на таможне, например, будут оформляться не максимальные 72 часа, а только 24.

Но наиболее подробно возможности и преграды цифрового прорыва в России Всемирный банк изложил в докладе «Конкуренция в цифровую эпоху: стратегические вызовы для России», который был представлен на VII сколковском форуме «Открытые Инновации», прошедшем под лозунгом «Источники цифрового прорыва».

На цифровой платформе

В ближайшие пять лет, как прогнозируют в Высшей школе экономики, цифровая трансформация затронет 25% мировой экономики. Вскочить в уходящий цифровой вагон намерено и российское правительство. В прошлом году была принята соответствующая национальная программа.

Президент Владимир Путин считает, что это вопрос национальной безопасности и конкурентоспособности отечественных компаний. Однако авторы доклада ВБ констатируют, что Россия отстает по ряду показателей цифровой экономики не только от развитых стран, но и от ряда развивающихся. Так, количество промышленных роботов на одно рабочего в обрабатывающей промышленности в России в 20 раз меньше, чем в Китае. Хотя именно в роботизации отечественное производство нуждается сегодня особенно сильно из-за постоянной и все увеличивающейся нехватки высококвалифицированной рабочей силы.

Более того, Россия отстает от других стран и по использованию облачных технологий и интернету вещей (межмашинное общение без участия человека для стимулирования наиболее эффективного производства продукции на современных конвейерах). По оценке McKinsey, доля цифровой экономики в ВВП России составляет примерно 4%, что в 2–3 раза меньше, чем, например, в США, Сингапуре и Израиле.

Но есть и прорывы. По мнению авторов доклада ВБ, Россия заняла прочное место среди стран-лидеров в развитии электронной торговли. В будущем году в этой сфере ожидается очередной рывок, так как должно заработать СП, созданное месяц назад на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Его учредителями стали РФПИ, «Мегафон», Mail.ru и крупнейшая китайская компания в области интернет-торговли Alibaba group (подробнее см. «ФГ» № 35 от 17 сентября).

Есть успехи в использовании цифровых платформ в новейших бизнес-моделях, построенных на современных принципах электронного взаимодействия. В конце этого года, кстати, по словам председателя комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолия Аксакова, через месяц в парламент будет внесен разработанный совместно с ЦБ законопроект об электронных платформах, который позволит обеспечивать надежное регулирование маркетплейсов.

По мнению же ВБ, ряд российских госкомпаний уже активно внедряют цифровые платформы, которые позволяют существенно поднять эффективность производства без значительных капитальных затрат. Речь идет, например, о «Газпроме» и «КамАЗе».

В ходе форума «Открытые Инновации» российская компания «Цифра» заключила соглашение с АО «Объединенная двигателестроительная компания» (ОДК), входящей в состав госкорпорации «Ростех». Запланировано оцифровать 700 рабочих мест. Это, конечно, самый первый шаг, ведь в ОДК 96 тыс. работников, 12 производственных площадок и 7 КБ. Но, по словам гендиректора «Цифры» Игоря Богачева, единая информационная платформа для ряда производств ОКБ повысит загрузку части производственных мощностей сразу на 20% и без заметных капиталовложений непосредственно в новое оборудование.

Кстати, особый эффект на участников форума произвели управляемые искусственным интеллектом такси от Яндекса: уже 22 октября этого года беспилотники начнут пробные поездки в Сколково.

В целом же рост оцифровки данных является основой четвертой промышленной революции, которая имеет все основания осуществиться и в России, а значит, и укорить, наконец, экономический рост. При том на совершенно новых производственных, организационных и даже ментальных основах.

Рейтинг глобальной конкурентоспособности экономик Global competitiveness Index 2018

1

85,6

США

2

83,5

Сингапур

3

82,8

Германия

4

82,6

Швейцария

5

82,5

Япония

6

82,4

Нидерланды

7

82,3

Гонконг

8

82,0

Великобритания

9

81,7

Швеция

10

80,6

Дания

42

66,2

Латвия

43

65,6

Россия

44

65,6

Кипр

140

35,5

Чад

 

Рейтинг легкости ведения бизнеса
Ease of doing business-2018

1

86,55

Новая Зеландия

2

84,57

Сингапур

3

84,06

Дания

4

83,92

Южная Корея

5

83,44

Гонконг

6

82,54

США

7

82,22

Великобритания

8

82,16

Норвегия

9

82,04

Грузия

10

81,27

Швеция

34

75,68

Япония

35

75,50

Россия

36

75,44

Казахстан

190

19,98

Сомали

 

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться