Прогноз как набат

Чем острее ситуация в экономике, тем сильнее потребность разобраться в том, что же за всем этим следует? Прогнозы сегодня, как, впрочем, и всегда, очень востребованы. А тут еще Новый год приближается. Вот только сегодняшние прогнозы российской экономики очень и очень далеки от рождественских сказок.
Сценарии и прогнозы / 13 декабря 2014, 10:47
Прогноз как набат

Чем острее ситуация в экономике, тем сильнее потребность разобраться в том, что же за всем этим следует? Прогнозы сегодня, как, впрочем, и всегда, очень востребованы. А тут еще Новый год приближается. Вот только сегодняшние прогнозы российской экономики очень и очень далеки от рождественских сказок.

Лейтмотив будущего

«Финансовая газета», как и наши читатели, любит заглянуть в будущее. Желание понятное, в чем-то даже детское. Вот только открывающиеся там, в будущем, картины, скорее, требуют уточнения: детям до 16 их смотреть не рекомендуется. Сцен насилия, обнаженки и нецензурной лексики там нет, хотя последняя по их прочтению сама просится на язык.

Окончание на стр. 4 èПрогнозы есть разные, в каких-то деталях и даже выводах противоречивые, но вычленить общее, как теперь выражаются «консенсусное», а значит, можно считать, самое реальное, не составляет никакого труда. Это общее можно сформулировать просто и доходчиво: все будет еще хуже. Это подтверждается практически в каждом прогнозе.

Есть и еще одна закономерность, подтверждающая этот вывод: чем позже сделан прогноз, тем он мрачнее. Хотя разница в дате выпуска может составлять даже не месяцы, а дни. Когда читаешь прогноз всего недельной свежести, сразу ловишь себя на мысли: а ведь авторам было страшно от собственной смелости и прозорливости, когда они это писали. Они и не подозревали, что сегодня их опус будет читаться просто как ода к радости.

Вилка

Каков же диапазон прогнозов? Для начала ограничимся отечественными прогнозопроизводителями. Среди «оптимистов» — по долгу службы официальные правительственные прогнозисты, хотя на них полностью распространяется правило: чем позже, тем жутче.

Месяц назад ЦБ поразил своей смелостью, в Основные направления кредитно-денежной политики было заложено, что в этом, а также в 2015 и 2016 годах российская экономика будет в стагнации. Худшим будет следующий год, когда по базисному прогнозу нас ждет абсолютно нулевой, без каких бы то ни было знаков после запятой, «рост». В 2014 и 2016 будет чуть лучше, но в пределах статистической погрешности. Характерно, что свой «стрессовый сценарий», исходящий из среднегодовой цены барреля нефти в $60 ЦБ в официальном прогнозе не опубликовал. А в нем делалось фантастическое, как тогда казалось, предположение, что нефтяные цены могут в 2015 году обвалиться до 60 долл. за баррель. Такой нефтяной стресс будет сопровождаться рецессией: ВВП по итогам года сократится на 3,5–4%. Правда, даже этот сценарий не предполагал затяжного кризиса: после 2015 года нефтяные цены и рост ВВП должны восстановиться. По базовому же сценарию ЦБ кризиса не ждет.

2 декабря Минэкономразвития опубликовало свой, надо думать последний в этом году, вариант прогноза. По сравнению с ним базовый сценарий ЦБ — так, водевиль. Начинается прогноз Минэкономразвития, впрочем, на мажорной ноте: «Прогноз роста ВВП в 2014 году нами повышен до 0,6% против 0,5% в прошлом прогнозе». Зато дальше тональность резко меняется. В 2015 году министерство ожидает падение ВВП на 0,8% против прогнозировавшегося ранее роста на 1,2%. Рецессия при этом начнется с самого начала года. «В I квартале мы ожидаем снижения прежде всего в силу падения спроса», — рассказал главный прогнозист, замминистра экономического развития Олег Ведев. При этом в IV квартале 2014 года динамика ВВП с очисткой от сезонного фактора может остаться в положительной зоне, считают в МЭР. Но может оказаться и в отрицательной. Дальше прогнозисты Минэкономразвития добавляют в свою холодную воду немного солнца. «Возможно, следующий год станет разворотным и станет нижней точкой бизнес-цикла», — считает глава департамента сводного макроэкономического прогнозирования МЭР Кирилл Тремасов. И добавляет для тех, кто его слушал невнимательно: «Мы не ждем, что нисходящий тренд, в котором мы находимся уже три года, будет продолжительным».

медведев колокол

Дмитрий Медведев бьет в колокол: враг (кризис) у ворот! Михаил Климентьев / ТАСС

Наверное, стало любопытно, что же пророчит самый пессимистичный прогноз? Его выдали не какие-нибудь заокеанские злопыхатели, а аналитики отечественной инвестиционной компании «Уралсиб Кэпитал». Сделали они это 1 декабря.

Прогноз исходит из того, что дешевая нефть и острая нехватка ликвидности в течение двух лет означают падение российской экономики.

Ситуацию усугубит финансовый стресс, связанный с крайне ограниченным доступом компаний на международные рынки капитала. Дефицит ликвидности ускорит падение рубля, что, вопреки распространенному мнению, как уверены в «Уралсиб Кэпитале», скорее, повредит экономике, чем поддержит ее. Поскольку ослабление рубля подстегивает инфляцию и бьет по реальным доходам и потребительскому спросу, который до недавнего времени служил мотором экономического роста. Кроме того, ослабление рубля сказывается на инвестиционной активности: около 50% импорта в Россию приходится на машины и оборудование, необходимые для капинвестиций. Многое будет зависеть от объемов ликвидности, предоставляемой Центральным банком, которому, возможно, придется потратить 50–60 млрд долл. в следующем году на поддержку рубля.

В рамках этого сценария российская экономика скатывается в глубокую рецессию с падением ВВП на 5% в 2015 году и его умеренным восстановлением на 1,4% в 2016 году. Если регулятор не станет предоставлять твердую валюту и предпочтет сохранить значительные резервы, тогда рецессия может быть еще более глубокой. В «Уралсиб Кэпитале» подчеркивают, что в этом сценарии следующий год, очевидно, будет одним из тяжелейших для российской экономики за десятилетия. Падение реальных располагаемых доходов может оказаться самым значительным со времен кризиса 1999 г. Розничная торговля — один из локомотивов экономики РФ — грозит обрушиться «еще больше, чем в 1998 или 1999 г.». Ту же судьбу, видимо, разделят и капитальные инвестиции.

И вот набатный вывод: «В исторической ретроспективе все это означает, что по глубине и скорости разрастания этот кризис может стать крупнейшим за последние более чем двадцать лет. Сопоставить его можно лишь с экономическими бедствиями, постигшими Россию и другие страны региона в начале 1990-х гг. после распада СССР».

Как журналист я прекрасно знаю, что хорошо продаются только плохие новости, но для такого вывода авторам прогноза явно не хватило фактуры. Какое же это сравнение с началом 1990-х, если пороха прогнозистам хватило для предсказания падения ВВП РФ в 2015 году всего на 5%, да еще с «умеренным восстановлением в 2016 году на 1,4%»? Если прогнозисты в «Уралсиб Кэпитале» совсем молодые люди, которые не помнят даже недавнюю экономическую историю, напомню: в недавнем 2009 году российская экономика упала на 7,8%, я уж не говорю о том, что происходило в 1990-е.

Возможно, они хотели сказать другое: России опять предстоит столкнуться не просто с экономическим, но с системным кризисом, но такой вывод на несколько шагов опережает их собственную аргументацию. Тем не менее отметим: в представленных прогнозах есть и такой градус пессимизма.

Каким они видят наше будущее

Прогнозы западных авторов в целом укладываются в указанную «вилку». Есть, правда, те, кто воздерживаются от четких количественных оценок. Так поступает, например, ОЭСР. «Экономика достигнет дна на фоне рецессии, и избежать этого, вероятно, не получится. Инвесторы и потребители теряют веру в связи с падением цен на нефть и конфликтом в Украине. Способность к самовосстановлению будет зависеть от гибкости экономики и способности перестроиться на торговлю со странами, не вовлеченными в процесс санкций», — отмечается в докладе. «В случае падения цен на нефть и усиления санкций российскую экономику ждет рецессия», — считают в ОЭСР. Если учесть, что этот прогноз датируется 20-ми числами ноября, после чего цены на нефть заметно упали, то главное в нем: российскую экономику ждет кризис.

С тем, что российская экономика на грани рецессии, согласны в рейтинговом агентстве Standard & Poor’s. Старший директор направления «Суверенные рейтинги» S&P Кристиан Эстерс считает, что в настоящее время экономика России переживает стагнацию и, по прогнозам S&P, в 2014 году вырастет лишь на 0,3%, а в следующем году — на 0,7%. Редкий по нынешним временам оптимизм, но необходимо уточнение: прогноз S&P изготовлен практически одновременно с прогнозом ОЭСР, а с конца ноября на нефтяном и валютном рынках произошли столь решительные события, что Кристиан Эстерс уже мог передумать.

Росстат не дремлет, он опубликовал данные, по которым за девять месяцев 2014 года российская экономика выросла на 0,8%. Казалось бы, вот он, глоток оптимизма. Но не тут-то было: все, как известно, познается в сравнении. Сравнение провела ведущий экономист S&P Татьяна Лысенко, и вот что у нее получилось: «В III квартале по отношению ко II кварталу, по нашим оценкам, экономика сократилась примерно на 0,5 п.п. в годовом выражении. Мы ждем спада и в IV квартале».

Больший пессимизм демонстрируют в инвестиционном банке Morgan Stanley, его аналитики также обновили свой российский прогноз. Последние ожидания таковы: на 2014 год — рост ВВП РФ на 0,4%, а на 2015 год — падение на 1,7%.

Вот квинтэссенция прогноза Morgan Stanley, датируемая 1 декабря: «Мы вновь понижаем прогноз по России и теперь ждем, что следующие два года будут для нее достаточно сложными. Во-первых, мы полагаем, что санкции продлятся до конца 2016 года, а не начнут отменяться с середины 2015 года, как мы рассчитывали ранее. Во-вторых, мы ожидаем еще одного повышения ключевой процентной ставки ЦБ РФ на 50 базисных пунктов — до 10% в I квартале 2015 года, и сокращения бюджетных расходов. И, наконец, наши сырьевые аналитики понизили прогноз цен на нефть со 100 долларов до 88 долларов за баррель, что также негативно влияет на наши оценки макроэкономической ситуации в России».

Jim Yong Kim

Президент ВБ Джим Ен Ким один видит светлое будущее российской экономики. Остальные видят кризис    

На общем мрачном фоне как белый лебедь выделяется прогноз Всемирного банка. Он изменил свой российский прогноз наперекор общему тренду — в сторону улучшения. ВБ повысил прогноз роста российской экономики в 2014 году с 0,5 до 0,7%, а в 2015 году ожидает в России нулевого роста вместо снижения на 0,3% по сентябрьскому прогнозу. И вопреки общему правилу столь оптимистичный прогноз стал известен совсем недавно — 2 декабря. ВБ оценивает происходящее снижение курса рубля традиционно, т. е. позитивно для макроэкономической динамики, не вдаваясь в особенности сырьевого российского экспорта и преимущественно машиностроительного импорта. «Ослабление российской валюты может стимулировать процессы импортозамещения в России, что ускорит рост производства», — отмечается в обзоре. Главной угрозой для экономического роста в России в 2015 году ВБ считает цены на нефть, прогноз по которым снижен до 85 долларов за баррель по сравнению с 99,5 доллара в сентябрьском прогнозе ВБ.

Вот так, самые несгибаемые оптимисты в отношении ближайшего будущего российской экономики, оказывается, находятся не в Москве, а в Вашингтоне. Прогноз ВБ — конечно, луч света в темном царстве, но, увы, очень похожий на мираж.

Прогнозные арии бывают, таким образом, разные, но решают не отдельные солисты, а хор. Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что именно выводит этот хор, осталось привести результаты традиционного ежемесячного, на этот раз ноябрьского опроса экономистов 14 банков, который проводит Reuters.

Опрос, проводившийся в конце ноября, показал: Россию ждет четыре-пять кварталов спада, он начнется в конце 2014 г. либо в начале 2015 г. и продлится весь следующий год. Спад ВВП в годовом сравнении (к тому же периоду предыдущего года) будет

углубляться до середины 2015 г., но не превысит 1%, после чего скорость падения начнет замедляться. Месяц назад консенсус-прогноз Reuters предполагал, что сокращение экономики ограничится первой половиной 2015 г. По мнению опрошенных в конце ноября Bloomberg 35 экономистов, вероятность рецессии в течение года возросла до 75%, летом эта вероятность оказалась 50%-ной. Во всем, кто бы сомневался, виновата нефтяная конъюнктура.

Если верить старой истине: большие батальоны всегда правы, остается приготовиться к рецессии, которая продлится весь будущий год и, пока остается надежда, будет не слишком глубокой. Признаюсь честно, каких-либо прозрений все представленные прогнозы не содержат.

Все просто как апельсин: нефтяная конъюнктура тянет российскую экономику вниз. Как в прошлом номере писала «Финансовая газета», особенных надежд на разворот нефтяных цен нет, что подтвердило невмешательство ОПЕК. Но нефтяная конъюнктура известна своей ветреностью.

Ситуация апреля 2014 года, правда, показывает, что падение рубля и в современных российских условиях может дать некий позитивный импульс экономике, но при по-прежнему крайне низкой безработице и относительно высокой загрузке производственных мощностей значение этого фактора вряд ли стоит переоценивать. А вот сам факт погружения в кризис при низкой безработице и высокой загрузке заставляет лишний раз задуматься о необходимости притока новых инвестиций, которого, однако, нет, как не было маршала Груши на поле Ватерлоо.

С наступающим!

Николай Вардуль




Также в рубрике

  • В продолжающей набирать обороты технологической войне, развязанной администрацией Трампа против Китая, появилась новая цель – компания Tencent. Популярный мессенджер Tencent WeChat теперь так же, как и TikTok, рискует оказаться в США вне закона.
    Политэкономика7 августа 2020, 15:23
  • Минфин РФ предлагает сократить финансирование программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса». Речь идёт о миллиардах рублей.
    Мероприятия7 августа 2020, 14:05
  • Генпрокуратура требует изъять в пользу государства у бывшего министра «открытого правительства» Михаила Абызова более 32 млрд рублей.
    Российская экономика7 августа 2020, 13:00
  • С запуском приложения Reels, являющегося аналогом китайского TikTok, состояние главы Facebook Марка Цукерберга преодолело отметку в 100 млрд долларов.
    Технологии7 августа 2020, 11:41
  • Рынки частного капитала трансформируются, депозиты теряют свою привлекательность, и участники рынка обращают свое внимание к новым альтернативам финансовых инструментов.
    Мероприятия7 августа 2020, 09:12