Бизнесмен не значит преступник

Бизнесмен не значит преступник

Налоги 19 Июл 2012, 16:03
Бизнесмен не значит преступник

Российские власти постепенно начинают двигаться в сторону либерализации экономического права. Основные изменения эта область законодательства начала претерпевать, когда президентом страны был Дмитрий Медведев. Предпринимателей, подозреваемых в экономических преступлениях, запретили арестовывать до суда; по целому ряду статьей Уголовного кодекса были отменены нижние пределы наказаний; за взятки вместо лишения свободы ввели кратные штрафы.

Как меняются наказания за экономические преступления

Теперь даже взяточники имеют все шансы избежать реального срока заключения под стражу, а те, кто уже находится в местах заключения, могут выйти на свободу. По данным РБК, президиум Верховного суда решил, что введенный в 2011 году новый порядок должен распространяться в том числе и на тех, кто уже отбывает наказание. Для этого, как разъясняют юристы, им понадобится лишь подать соответствующее ходатайство в суд и надеяться на его благосклонное рассмотрение.

Кроме того, с новыми инициативами выступил Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. «Мы предлагаем внести изменение в 140 в части открытия уголовных дел, чтобы уголовные дела по тем спорам, которые возникают в рамках предпринимательской деятельности, могли открываться только после того, как материалы были рассмотрены в гражданских судах и их решения не были выполнены», — заявил Борис Титов на встрече с Владимиром Путиным.

Впрочем, если судить по реакции президента, то решения по этому вопросу в ближайшее время ждать не следует. «Нужно со специалистами поговорить. Или мы переводим это в сферу гражданско-правовой ответственности, или оставляем в уголовно-правовой. Это отдельная тема», — уклончиво отреагировал на предложение омбудсмена глава государства.

Кроме этого Борис Титов представил еще несколько законодательных инициатив. Он предложил «не наказывать по экономическим статьям, если это правонарушение совершено впервые и если полностью возмещен ущерб». Кроме того, омбудсмен считает, что необходимо «рассмотреть возможность сокращения сроков снятия судимости по экономическим вопросам: „Мы хотели бы сократить этот срок до двух лет. Есть огромное количество предпринимателей, которым судимость не дает возможность долгие годы заниматься предпринимательством. Конечно, мы хотели бы все-таки через два года иметь возможность использовать этот кадровый потенциал“. При этом он сразу же оговорился, „что могут быть разные точки зрения, но их надо обсудить“.

Мошенник мошеннику — рознь

Либерализацию законодательства в сфере экономических преступлений общество оценивает по-разному. По мнению экспертов, очень многое зависит от того, какое именно экономическое преступление совершено и как оно воспринимается населением страны.

Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, депутат от „Единой России“ Ирина Яровая считает, что, к примеру, санкции в отношении производителей фальсифицированных лекарств должны быть максимально жесткими. „Государство должно максимально жестко действовать в отношении производителей фальсифицированных лекарств“, — заявила она, комментируя случай в Ростовской области, где полицейские задержали организаторов массового производства поддельных препаратов для онкологических больных. „Статьи, по которым возбуждены уголовные дела, — „мошенничество“ и „незаконное использование товарного знака“ — не отвечают степени тяжести этого преступления и его возможных последствий“, — считает Яровая. — „Подобные действия ничем не отличаются от „покушения на убийство“. Потому что те, кто производят фальсифицированные препараты, абсолютно безразлично относятся к последствиям. Они умышленно соглашаются с тем, что у больного, принимающего „пустой“ препарат, будет наблюдаться ухудшение состояния здоровья, и он может умереть“.

Она уверена, что в этом вопросе в законодательстве существует явный пробел. „Необходимо срочно вносить изменения, — подчеркнула депутат. — Фактически сегодня отсутствует ответственность, которая бы останавливала мошенников — производителей лекарственных препаратов. К примеру, стоимость отдельных ампул достигала 20 тысяч рублей, и они предназначались, в том числе, для онкологических больных детей. Подобный цинизм и наглость должны оцениваться соразмерной ответственностью“.

По ее словам, в итоге получается очень неприглядная история: за экономическим преступлением „прячется“ посягательство на жизнь и здоровье людей, причем количество потерпевших здесь носит неограниченный характер. „Мы будем предлагать введение нового квалификационного состава и установление соразмерной ответственности за это тяжкое преступление, — заявила Ирина Яровая. — Это преступление специфично и по составу, и по последствиям, и представляет, на мой взгляд, наивысшую степень общественной опасности“. Она уверена, что по отношению к таким дельцам государство должно действовать максимально жестко, потому что это „вопрос национальной безопасности“.

Не менее жесткая позиция в отношении экономических преступлений и у представителей КПРФ. „Размах коррупции в стране достиг уже таких размеров, что надо думать о том, как ужесточить наказания за экономические преступления, в том числе предусмотрев обязательную конфискацию имущества коррупционеров“, — заявлял „Интерфаксу“ еще весной нынешнего года зампред ЦК КПРФ депутат Госдумы Владимир Кашин.

„Мы не помним ни одного громкого судебного процесса в отношении крупномасштабных коррупционеров, находящихся на ответственных постах. А если эта категория чиновников будет знать, что за присвоение бюджетных средств, за взятку, которую следует также рассматривать как экономическое преступление, они не попадут за решетку, то это лишь подстегнет размах коррупции“, — полагает депутат-коммунист.

Он напомнил о том, что некоторое время назад всей стране было объявлено о размахе коррупции в Подмосковье, где сеть подпольных казино „крышевалась“ должностными лицами, в том числе и сотрудниками право­охранительных органов. „Однако прошло уже много времени — и полная тишина. Мы так и не знаем, кто кому давал какие взятки, кто, в каких масштабах занимался коррупцией в двух шагах от столицы“, — сказал Владимир Кашин.

„Будем продолжать“

Если и будет происходить дальнейшее смягчение законодательства, то этот процесс будет довольно медленным. Но, как бы то ни было, работа в этом направлении не прекращается. На той же встрече с президентом Борис Титов заявил о том, что он и его коллеги будут продолжать работу по изменению законодательства „для того, чтобы оно стало более комфортным для инвесторов и для предпринимателей“.

Ранее в одном из интервью Титов заявил: «По нашей инициативе уже были приняты два пакета законов. Теперь надо принимать третий пакет. Прежде всего это статья 159 „Мошенничество“, которую надо менять, потому что сегодня ее „натягивают“ в любом случае, чтобы посадить предпринимателя на стадии предварительного следствия».

«Это позор, когда наши предприниматели судятся друг с другом за границей, — заявил Титов в одном из интервью журналистам. — Надо, чтобы наши суды не зависели от взяток и политического ресурса. Но проблема еще в том, что наши суды непрофессиональны. Они занимаются рассмотрением вопросов от медицинской практики до выращивания овощей. Не могут одни и те же арбитры профессионально заниматься и тем, и другим, знать космическое право наравне с транспортным».

По его мнению, из сложившейся ситуации есть только один выход: сделать так, чтобы круг арбитров был широк, и каждый из них был специалистом в своем праве. Только тогда суды, наконец, смогут профессионально рассматривать и решать споры, в том числе и те, которые касаются бизнеса.

Алексей Земцов

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться