Закон о «русских офшорах» содержит многочисленные технические нестыковки

Закон о «русских офшорах» содержит многочисленные технические нестыковки

В пылу споров вокруг повышения пенсионного возраста и ставки НДС не очень замеченным прошло обсуждение законов, предусматривающих налоговые и иные преференции для организаций, зарегистрированных в специальных административных районах.
Налоги / Михаил Орлов 13 Окт 2018, 18:00
Закон о «русских офшорах» содержит многочисленные технические нестыковки

Эти созданные на территориях острова Русский (Приморский край) и острова Октябрьский (Калининградская область) районы уже называют «русскими офшорами». 3 августа президент РФ подписал пакет законов, регламентирующих порядок создания и функционирования здесь так называемых международных компаний. Заложенная в нем идея могла бы стать удобным правовым механизмом для возврата в Россию отечественного бизнеса. Однако, вероятно, из-за сжатых сроков разработки и принятия законов юридическая техника новых норм не была отработана. Это делает их не всегда удобными в применении.

Кто может получить преференции

Итак, преференциальный режим направлен на создание условий хозяйствования для компаний, которые появились на территории России в результате редомициляции. Этот институт до недавнего времени не был известен российскому законодательству, однако он успешно применяется в правовых системах других стран и способен стать эффективным инструментом для возврата отечественного бизнеса в Россию. 

Редомициляция – это смена иностранной организацией места инкорпорации, то есть смена «прописки» иностранной компании и переход ее под другую юрисдикцию. Процедура несколько напоминает смену гражданства физическим лицом, но применительно к организации. Компания, сохраняя свою историю, бизнес-отношения и состав активов, «превращается» из иностранной в российскую.

Согласно базовому закону – Федеральному закону 290-ФЗ «О международных компаниях», иностранные компании, прошедшие процедуру редомициляции, приобретают особый правовой статус «международные компании». Их государственная регистрация в российском реестре не предполагает изменения объема прав и обязанностей как у самих компаний, так и у их акционеров (участников) (статья 4 Федерального закона 290-ФЗ).

Для того чтобы международная компания смогла получить налоговые послабления в России, она должна приобрести статус «международной холдинговой компании». Статус и режим налогообложения таких компаний определяется Налоговым кодексом РФ (с внесенными в него Федеральным законом 294-ФЗ с изменениями).

Особенности налогообложения

Международные холдинговые компании (МХК) будут обладать сразу несколькими налоговыми преференциями, выгодно отличающими их режим налогообложения от общего режима. Прежде всего, следует отметить, что распределение их прибыли в виде дивидендов будет применяться согласно новому пункту 1.2. статьи 284 НК РФ и облагаться по пониженной налоговой ставке 5%, аналогичной той, которую предусматривает большинство Соглашений об избежании двойного налогообложения.

Несколько удивляют условия применения этой пониженной ставки.

Во-первых, пониженная ставка применяется только при выплате акционерам – иностранным лицам. Даже если не оценивать этическую сторону такого отношения к российским акционерам, следует отметить, что дифференциация налогообложения в зависимости от места происхождения капитала – это прямое нарушение статьи 3 НК РФ. Логичней было бы предусмотреть пониженную ставку налога на дивиденды независимо от того, российский или иностранный акционер их получает.

Во-вторых, для применения пониженной ставки на дивиденды акционер должен подтвердить, что он является фактическим получателем дохода. Подобный подход кардинально меняет концепцию фактического получателя дохода, появившегося сравнительно недавно в статье 7 НК РФ.

Дело в том, что само понятие «фактический получатель дохода» (ФПД) нужно только лишь для определения этого термина при применении международных налоговых соглашений (поэтому эта концепция и закреплена в статье 7 НК РФ). Оно не предполагалась к использованию в налоговых нормах, содержащихся во внутреннем законодательстве России. Подход, избранный законодателем в данном случае, не только разрушает концепцию ФПД, но и создает опасный прецедент, когда любое налоговое послабление (включая 13% ставки по НДФЛ) может сопровождаться условием обязательного доказательства получателем дохода того, что он является ФПД.

В-третьих, это налоговое послабление применяется только в том случае, если международная холдинговая компания является публичной. Ничто не может объяснить столь странный подход к описанию условий применения пониженной ставки по дивидендам, если только законодатель не имел в виду какую-то конкретную компанию, которой и планировал адресовать это налоговое послабление.

Среди налоговых преференций для МХК следует также обратить внимание на то, что те не будут платить каких-то налогов с прибыли своих контролируемых иностранных компаний. 

Понять логику этой преференции достаточно трудно, поскольку все дефошоризационное законодательство настроено на то, чтобы прибыль российских акционеров, заработанная за рубежом, возвращалась в страну. В данном же случае появляется норма, не стимулирующая возврат в Россию заработанной прибыли за рубежом, что, на мой взгляд, противоречит концепции дефошоризационной компании.

Международные холдинговые компании будут освобождены от налогообложения получаемых ими дивидендов от российских компаний, в капитале которых доля МХК превышает 15%. Для того чтобы оценить масштаб послабления в этом случае, достаточно напомнить, что остальные могут рассчитывать на «нулевое» налогообложение получаемых ими дивидендов только при доле участия не менее 50%.

Российский бизнес неоднократно предлагал снизить этот порог хотя бы до 25%, однако правительство пока не было готово поддержать предложения о каком-либо снижении порогового значения. В этой связи закрепленная уже в законе возможность облагать дивиденды по ставке 0% при доле участия в 15%, пусть даже только лишь для МХК, позволяет надеяться, что дискуссия о снижении общей доли участия до какого-то разумного предела (например, 25% или даже 15%) все же возможна.

Странности и ограничения

Завершая исследование далеко не полного перечня преференций для международных компаний, созданных в результате редомициляции, следует отметить, что принятые законы создают весьма комфортные условия налогообложения для этой категории налогоплательщиков. Другое дело, что обращают на себя внимание многочисленные технические нестыковки текстов и откровенные юридические ошибки, свидетельствующие о поспешности принятия законов.

Например, «базовый закон» 290-ФЗ допускает привлекать организации к уголовной ответственности, в то время как это противоречит принципам уголовного законодательства в России. Также нельзя не заметить, что нормы, предлагающие налоговые и иные преференции, сформулированы таким образом, что под них может подпасть весьма ограниченный круг лиц. Имеется ввиду определенный состав контролирующих лиц, сложившийся до 1 января 2017 года, – очень странный срок, отведенный на процесс завершения редомициляции (1 марта 2019 года), публичный характер международной холдинговой компании и т. д.

Забавным является и тот факт, что редомициляцией могут воспользоваться исключительно те иностранные структуры, которые:

а) претендуют на налоговые льготы (тех, кто готов использовать общий режим налогообложения мы в России не ждем?);

б) обязаны вести свой бизнес не только в РФ, но и за рубежом (иногда складывается впечатление, что режим рассчитан на очень узкий круг избранных холдинговых структур).

Хотелось бы, чтобы новый режим мог быть распространен на максимально возможный круг иностранных лиц, желающих перерегистрироваться в России. Но для этого требуется внести существенные изменения в принятые законы.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться