Налоговое администрирование в сфере ресторанного бизнеса

В ресторанном бизнесе наиболее распространены две налоговые схемы – основная и упрощенная. У каждой из них свои достоинства и недостатки. Первая может сделать цены для конечного потребителя неконкурентными, а вторая – вызвать претензии налоговых органов, связанные с дроблением бизнеса. У рестораторов есть ряд предложений, как облегчить их работу в нынешних условиях, но и они не лишены недостатков.
Налоги 28 марта 2020, 11:00
Налоговое администрирование в сфере ресторанного бизнеса

Долгосрочное планирование при построении бизнес-процессов является одним из слагаемых успеха при создании сильного и конкурентоспособного продукта. Налоговое бремя в качестве неизбежного слагаемого любого бизнеса также должно быть подвержено планированию. В настоящее время российское законодательство сделало большой шаг на встречу прозрачности администрирования и дало возможность предпринимателям строить бизнес-процессы с горизонтом планирования в несколько временных периодов.

Однако позитивный настрой преследует не все сферы бизнеса. Так, например, отрасль ресторанного бизнеса и услуг общественного питания, как ни странно, более подвержена не только кризисным колебаниям, связанным с экономической ситуацией внутри страны и не всегда дружественному поведению ближайших соседей – конкурентов, но и такому на первый взгляд нелогичному фактору, как условия налогообложения и ставки налога.

Налоговый режим

По мнению владельцев крупных ресторанных сетей, в последнее время остро ощущается пристальный взгляд со стороны налоговых органов. Целью ФНС являются выведение бизнеса из теневого сектора экономики и предупреждение умышленного «дробления» бизнеса в целях получения дополнительных преференций от государства в виде применения специальных налоговых режимов.

В настоящее время в России имеются две действующие и в равной степени обладающие своими достоинствами и недостатками системы налогообложения, которые могут применяться в данной сфере деятельности: общая система налогообложения и упрощенная система налогообложения.

Отличия в ставках налога не являются ключевым фактором, который может однозначно утвердить преимущество одной системы налогообложения над другой. Различия в способах налогового учета и, соответственно, планировании финансово-хозяйственной деятельности таковы, что переход с одной системы на другую приведет предпринимателя к убыткам, при которых продолжение коммерческой деятельности не просто нецелесообразно, а даже опасно.

Кроме того, любое заведение общественного питания начинает свою деятельность в режиме жесткой экономии: аренда помещения, часто дорогостоящий ремонт, закупка оборудования, мебели, товарных запасов, подготовка персонала и прочие расходы растянуты по времени и не дают выручки до момента открытия. Времени (а часто и возможности) для осуществления бухгалтерского учета до фактического открытия заведения в рамках применения общей системы налогообложения просто нет.

К тому же значительный объем исходных продуктов закупается у локальных производителей, фермеров, узкоспециализированных поставщиков, не всегда применяющих НДС. Таким образом, бремя уплаты данного налога ложится на потребителя и, соответственно, повышает цены в меню ресторана, давая преимущество конкурентам, применяющим специальный налоговый режим.

Упрощенная система налогообложения дает больше преимуществ для такого формата бизнеса и позволяет предпринимателю организовать производственный процесс с упором на качество сырья, а не на условия поставки и наличие НДС, который, в свою очередь, нужно ставить к вычету. Простые правила налогового учета при применении УСН сводят учет к обязанности соблюдения кассовой дисциплины и, соответственно, позволяют вести долгосрочное планирование деятельности, учитывающие факторы сезонности и колебания рынка.

Казалось бы, применение УСН дает очевидные преимущества и позволяет минимизировать влияние налоговых платежей на финансовую устойчивость организации, но и оно имеет свои подводные камни, которые существенно повышают факторы риска.

При этом следует отметить, что действующее законодательство о налогах и сборах подразумевает ряд ограничений для применения УСН, которые не влияют на бизнес на начальном этапе развития, но ставят его в лучшем случае на грань рентабельности в случае развития и масштабирования.

Речь в данном случае идет об ограничениях на применение упрощенной системы налогообложения, которые начинают играть ведущую роль вследствие масштабирования бизнеса. Рост бизнеса и, как следствие, увеличение валовой выручки, географии, численности персонала ведут за собой изменение структуры предприятия, выведение за штат отдельных подразделений и перераспределения обязанностей сотрудников. Поверхностным взглядом указанные признаки указывают на наличие «дробления бизнеса», которое налоговый орган стремится обнаружить в случае развития успешного бренда, а в определенных условиях даже отдельного проекта.

ФНС России четко формулирует признаки «дробления», которые, по мнению налоговых органов, указывают на формальное разделение бизнеса для одной единственной цели – получение необоснованной налоговой выгоды при применении УСН. Так, если группа компаний создана одним учредителем, все компании применяют специальный налоговый режим, имеют единый управленческий центр, осуществляют одинаковый вид деятельности, имеют общую логистику, один товарный знак и иные аналогичные факторы, то эти факты свидетельствуют о применении налогоплательщиком умышленной схемы получения налоговой выгоды путем «дробления» бизнеса с целью применения специального налогового режима.

Однако данный подход налогового органа по меньшей мере неоднозначен. В соответствии с общими правилами применения упрощенной системы налогообложения (УСН) организациям запрещено регистрировать филиалы (подп. 1 п. 3 ст. 346.12 НК РФ). Данный факт уже ставит владельца бизнеса на путь, который может привести к претензиям налогового органа. Расширение географии сети ресторанов даже в пределах одного города создает трудности с законным применением специального налогового режима. Обстоятельства вынуждают владельца бизнеса регистрировать дополнительную организацию под новый ресторан и организовывать все бизнес-процессы на несколько юридических лиц.

Такой формат бизнеса со временем неизбежно попадает в поле зрения ревизоров, которые имеют широкий спектр методов получения «подтверждений» формального «дробления» бизнеса и перевода группы компаний на общую систему налогообложения и подтолкнуть участников к банкротству. Тенденция сводится к тому, чтобы объединить в единые холдинги сетевые рестораны и, как следствие, перевести их на общую систему налогообложения.

Таким образом, применение УСН в сфере ресторанного бизнеса накладывает ощутимые риски на предпринимателя, а в свою очередь использование общей системы налогообложения обременяет предприятие дополнительной фискальной нагрузкой. При применении общей системы налогообложения предпринимателю не стоит забывать о таком немаловажном факте, как проявление должной осмотрительности при выборе контрагента. Данная система налогообложения предусматривает особый контроль со стороны налоговых органов за правильностью и своевременностью исчисления и уплаты налогов и сборов.

Рестораны просят послаблений

Предложения рестораторов об изменении налогового законодательства в части модернизации специальных налоговых режимов, по нашему мнению, не дадут данной отрасли послаблений, так как не затрагивают наиболее важные для предпринимателей аспекты применения УСН в виде лимита выручки и ограничений по стоимости основных средств и количеству работников.

Если рассматривать данные аспекты, то повышение пороговых значений для применения упрощенной системы налогообложения не решит имеющиеся проблемы и не позволит бизнесу чувствовать себя в безопасности. Такие меры будут иметь ограниченный эффект, с одной стороны, они могут снизить число входящих в зону риска предприятий, с другой – не ликвидируют существующую проблему. При этом даже повышение на порядок пороговой выручки предприятия общественного питания не сможет полностью ликвидировать риск утраты применения права на применение УСН в связи с превышением установленного лимита, ведь особенно на начальном этапе выручка предприятий трудно прогнозируема.

И «хорошо», если налоговый орган выявит схему «дробления» бизнеса в действительно действующей группе компаний под единым руководством с едиными бенефициарами, которая использует несовершенство действующего законодательства с целью получения дополнительного дохода. Но ведь ресторанный бизнес подразумевает и развитие путем продажи франшиз и заключения концессионных соглашений.

Дополнительные издержки в такой ситуации ощущает на себе по сути третье лицо, предприниматель, на самом деле относящийся к малому бизнесу, решивший развивать свое дело под устоявшимся брендом с понятными условиями и качеством. В случае установления факта «дробления» бизнеса такое лицо будет обязано заново исчислить все налоги и сборы по общей системе налогообложения и в лучшем случае поставить себя на грань рентабельности.

Иным вариантом, который периодически озвучивается участниками отрасли, является снижение ставки налога на добавленную стоимость по данному виду деятельности с 20 до 10%. Либо по аналогии с участниками проекта по осуществлению исследовательской и научно-технологической деятельности обеспечить освобождение от уплаты НДС (ст. 145.1 НК РФ).

Данные предложения по своей сути являются поверхностными и не отражают особенностей применения льготных ставок налога на добавленную стоимость, отраженных в главе 21 НК РФ. Действительно, определенный перечень товаров на территории Российской Федерации в соответствии с пунктом 2 статьи 164 НК РФ облагается НДС по ставке 10%, но при этом доля такого товара в объеме реализации ресторана минимальна.

Сам по себе налог на добавленную стоимость является косвенным и предусматривает безусловную уплату приобретателем конечного продукта, то есть непосредственно гостем ресторана, само же заведение общественного питания в такой ситуации будет вынуждено принимать входящий НДС к вычету, а учитывая льготу при определенных условиях в соответствии со статьей 176 НК РФ, и возмещать ранее уплаченный НДС из бюджета, что также не снижает административного давления. Естественно, сам по себе НДС к вычету, учитывая специфику бизнеса, может образоваться скорее у баров и заведений с низкой наценкой и большим оборотом.

Предлагаемые участниками рынка меры не принесут долгосрочного эффекта и в конечном итоге будут подталкивать отдельных личностей к прямому нарушению положений действующего законодательства.

Полагаем, что действенной мерой в такой ситуации может явиться общественный договор между участниками рынка и государством в лице надзорных органов. Примеры уже есть. Это могут быть так называемые хартии участников отраслей бизнеса, созданные под эгидой ФНС России, которые устанавливают единые условия применения методов ведения бизнеса, и гарантирующие снижение надзора.

Наличие такого общественного договора является по настоящему современным и действенным способом достижения честных условий уплаты налогов и снижения недобросовестной конкуренции. Реализация такого предложения и условия общественного договора могут быть разными, учитывая общие черты в функционировании заметных участников отрасли. За основу следует принимать общие правила организации управления предприятиями под единым товарным знаком.

Концессионные соглашения в настоящее время уже предусматривают широкий спектр общих правил осуществления деятельности – начиная с управления персоналом и заканчивая продвижением в сети Интернет отдельных сторон договора. Такие соглашения достаточно объемны и универсальны для основы общих правил отрасли, а также при грамотном применении обеспечивают страховку участников от немотивированных претензий налоговых органов.

В заключение следует отметить, что позиция фискальных органов не всегда является единственно верной и бескомпромиссной, при ведении деятельности следует опираться прежде всего на букву закона. «Конституционный суд Российской Федерации поддерживает в своих решениях презумпцию добросовестности налогоплательщика, которую можно опровергнуть лишь при соблюдении законных условий и с наступлением только законных, а не произвольных последствий. Он также поддерживает позицию о конституционно приемлемых условиях наступления ответственности, включая то, что ответственность может наступать лишь за деяния, предусмотренные законом. Признак умысла, вменяемый заявителю, как бы внушительно ни выглядел, вряд ли имеет самостоятельное значение в деле о взыскании налогов. Более того, очевидно, что предпринимательскую деятельность ведут и регистрируют ее субъектов всегда намеренно (не нечаянно). Не все в предпринимательстве дальновидно и успешно, но все намеренно, и в этом смысле умышленно. Это, однако, не образует признака противоправности, включая «умышленное» получение выгод и сокращение расходов, поскольку и то и другое состоит под защитой закона. Равным образом не образует признаков правонарушения «создание искусственной ситуации» ни в предпринимательской деятельности, ни в налоговых правоотношениях. Это означает всего лишь намеренную деятельность (вместо спонтанной) с намеренным (по своему усмотрению) вступлением в правоотношения, которые в любом случае создают какую-либо «искусственную ситуацию». Обсуждать все это было бы даже странно и вряд ли бы стоило, если бы акценты на умысле с «целенаправленным дроблением» при «искусственной ситуации» не имели сходства с описанием состава преступления и не участвовали в обосновании юридической ответственности за правонарушение, состав которого, однако, в поименованных признаках налоговым законом не предусмотрен (Определение Конституционного суда РФ от 4 июля 2017 года № 1440-О)».


Также в рубрике

  • В кризисной ситуации, вызванной коронавирусной пандемией, для компаний госорганами разработаны меры поддержки предпринимателей. В том числе отсрочка по выплатам налоговых платежей предприятиями МСП из наиболее пострадавших отраслей за первый I квартал.
  • В этом году вузам будет выделено дополнительно более 30 тыс. бюджетных мест. Большую часть из них получат регионы.
  • Розничные продажи шампанских вин в России в январе-апреле увеличились на 4,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составили 7,7 млн декалитров, сообщает Национальный союз защиты прав потребителей.
  • Первый квартал этого года оказался одним из худших в истории инвестирования пенсионных накоплений. Однако агрессивное снижение ключевой ставки и общее оживление на рынке ценных бумаг дают шансы УК и НПФ покрыть эти потери.
  • Распоряжение о выделении средств подписал премьер Михаил Мишустин. Документ опубликован на сайте правительства.