Большой стране – мегарегулятор

Большой стране – мегарегулятор

ТОП-10 24 Июн 2013, 13:14
Большой стране – мегарегулятор

Первые предпосылки к созданию единого надзорного органа за финансовыми рынками появились еще в 2000 году. Частично реализоваться возникшей идее удалось только в 2004 году, тогда на свет появилась Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР). Предполагалось, что новая служба будет осуществлять контроль за деятельностью страховых и финансовых организаций, а также банков, но в итоге дело ограничилось только финансовым рынком. Однако, как показала практика, служба со своими обязанностями едва ли справлялась. В связи с этим в 2006 году правительству пришлось отказаться от идеи передать ФСФР функции контроля над банками, чему в самой службе были несказанно рады. Впоследствии Минфин не раз возвращался к вопросу расширения функций ФСФР, но из-за непреодолимых разногласий между ведомствами идея о создании единого регулятора была отложена.

Дальнейшее развитие ситуация получила с приходом к власти Дмитрия Медведева. При нем концепция создания регулятора менялась несколько раз. Сначала было предложено подчинить ФСФР Росстрахнадзору. Затем, наоборот, упразднить Росстрахнадзор и передать его функции ФСФР. Таким образом, политики вернулись к идее 2004 года — создать мегарегулятор на базе ФСФР, 4 марта 2011 года был подписан соответствующий указ. Но на этом история не закончилась. Окончательное решение относительно регулятора было принято осенью 2012 года. Правительством было решено создать единый надзорный орган за всеми участниками финансового рынка на базе Банка России с последующим присоединением к нему ФСФР. Необходимо признать, что развязка сюжета крайне неожиданная.

Собственно говоря, почему выбор пал на Банк России? И зачем вообще России мегарегулятор?

Ответ на первый вопрос лежит на поверхности. На сегодняшний день Банк России является одним из самых эффективных регулирующих органов, в частности речь идет о надзоре за деятельностью банков. ЦБ имеет большой опыт в сфере регулирования и самое главное — не зависит от исполнительной власти, это немаловажное обстоятельство. Плюс репутация самого банка, несомненно, окажет влияние на крупных инвесторов.

Ответ на второй вопрос более емкий и требует рассмотрения общемировой практики регулирования финансовых рынков. Опыт других стран показывает, что большинство осуществляет контроль за рынками с помощью единого регулятора. Есть и такие, чья надзорная система разделена на отдельные самостоятельные части. Например, Китай и США. В каждом американском штате существуют свой надзорный орган и законодательная система в отношении страховщиков. За работой финансового рынка следят саморегулируемые и уполномоченные финансовые организации. Нельзя сказать, что подобная система регулирования лучше, но среди ее плюсов — ограниченное влияние на рынок и отсутствие столкновения интересов. Это значит, что при наличии ошибок в работе одной структуры не страдает вся система в целом, грубо говоря — одни не заражают других. Мегарегулятор с этой точки зрения является более уязвимым.

Однако России именно такая система регулирования подходит больше всего. В первую очередь это связано с тем, что отечественные финансовые рынки тесно связаны друг с другом. Зачастую та или иная финансовая организация, осуществляющая деятельность на фондовом рынке, входит в состав более крупной. Многие банки сегодня осуществляют услуги страхования через дочерние страховые компании, имеют пенсионные фонды и являются участниками акционерного капитала других компаний. В такой ситуации удобство мегарегулирования будет заключаться в едином контроле. Все организации, входящие в структуру одной компании, будут отчитываться перед ЦБ, это будет быстрее и позволит отслеживать прозрачность деятельности участников рынка более эффективно. На данный момент страховой надзор, ФСФР и ЦБ предъявляют разные требования к отчетности, мегарегулятор позволит привести их к единым стандартам, как и многое другое. Еще одним важным плюсом мегарегулятора является возможность исключения разногласий между службами. Ранее конфликты между ФСФР и Росстрахнадзором были распространены, но с появлением регулятора они исчезнут.

Надо отметить, что унифицировать все компоненты будет непросто. Во-первых, Росстрахнадзор, ЦБ и ФСФР работают по разным системам, к которым привыкли и игроки рынков, и сами службы. Во-вторых, наработанная годами нормативная база присоединяемой службы по финансовым рынкам станет нелегитимной. Закон о мегарегуляторе должен вступить в силу уже 1 августа 2013 года, успеет ли Банк России переписать тысячи нормативных актов к этому времени — большой вопрос.

С появлением новых функций и присоединением ФСФР Банку России придется также провести серьезные кадровые перестановки. Впрочем, самих работников, которые вольются в ряды служащих ЦБ, интересует материальная составляющая вопроса. Известно, что зарплата в ЦБ выше, чем зарплата в ФСФР. Соответственно сотрудники надеются на индексацию.

Перестановок в банке стоит ожидать не только в связи c созданием регулятора, но и с приходом Эльвиры Набиуллиной. Некоторые перестановки очевидны уже сейчас. Так, например, Ксения Юдаева станет ответственной за кредитно-денежную политику нового надзорного органа. Многих возмущает тот факт, что место Улюкаева займет человек не из ЦБ. На наш взгляд, в этом нет ничего плохого. Эльвира Набиуллина грамотный руководитель, от нее ждут новой политики, а со старыми кадрами это вряд ли возможно. Ее предшественник Сергей Игнатьев так и не решился на понижение ставки рефинансирования. С приходом нового главы все может измениться.

Что касается самой Юдаевой, то она пришла к власти из экспертной среды, как и сама Набиуллина, для мегарегулятора это только плюс, так как структура априори будет испытывать дефицит экспертов.

Главным недостатком будущей системы регулирования является усиление государственного влияния на рынки и монополия в лице ЦБ. На заседании Государственной Думы заместитель министра финансов Алексей Моисеев говорил о том, что ЦБ будет регулировать не только страховой и фондовый рынки, но и следить за деятельностью акционерных обществ и пенсионных фондов. Многие опасаются, что такой подход исключает принцип работы «невидимой руки рынка», что впоследствии отпугнет оставшихся инвесторов, которые и без этого не благоволят российскому рынку. Более того, это может привести к столкновению интересов между бизнесом и государством. Получается, что банк является и регулятором, и эмитентом, и акционером.

Появление единого регулятора дискредитирует также работу саморегулируемых организаций. Ранее СРО имели право устанавливать правила, они же следили за их соблюдением, теперь по новому законодательству эти функции перейдут к Банку России, а СРО будет отведена роль советника. Иными словами, последние будут вносить предложения по регулированию первому, а он в свою очередь будет решать: принять их или нет.

Вести дискуссию о том, нужен России мегарегулятор или нет и какой, можно вести бесконечно. Всегда найдутся те, кто «за», и те, кто «против». Соответствующий закон о создании регулятора был принят Госдумой в первом чтении, и назад дороги нет. В целом создание единого регулятора на базе ЦБ в будущем может позитивно сказаться на финансовом рынке России, пойдут ли инвесторы на это — пока вопрос, но то, что это позволит сделать рынок более прозрачным и чистым — вполне вероятно.

Александр Разуваев, Анна Кокорева

Компания Альпари

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться