Миссия эмиссии

ТОП-10 12 Июл 2014, 12:24
Миссия эмиссии
На Петербургском международном банковском форуме председатель ЦБ Эльвира Набиуллина 1 июля ожидаемо выступила против эмиссионной поддержки экономики и финансирования свеженапечатанной продукцией Гознака долгов предприятий. Она в очередной раз назвала целью Банка России снижение инфляции до 4% в год. ЦБ, как и экономика, предсказуем, а экономическая политика?

Аргументы Эльвиры Набиуллиной известны и убедительны. Еще Борис Федоров, в свое время не один раз бывший вице-премьером российского правительства и министром финансов в те самые ранние 1990-е годы, в которые, как предупреждает Эльвира Набиуллина, нашу экономику может отбросить политика эмиссии, кстати, всю жизнь, по собственному признанию, мечтавший возглавить ЦБ, писал о том, что предлагал над главными магистралями Москвы развернуть банеры с надписью: «Эмиссия – опиум для экономики!».
Сейчас ситуация в российской экономике по всем параметрам, кроме одного, гораздо лучше той, в которой мы находились в 1990-е. Даже сравнивать смешно. Единственный выпадающий параметр – это взаимодействие с внешним миром. Тогда Россия пользовалась финансовой поддержкой МВФ, сейчас она в такой поддержке не нуждается, но была бы оказана подобная поддержка – большой вопрос. 
Конечно, на волне открытого противостояния с Западом множатся ряды тех, кто видит в той поддержке МВФ злокозненность. Да, действительно, МВФ фактически был едва ли не самым влиятельным членом российского правительства, да, первую скрипку в Фонде играли и играют США, но главное в том, что тогда Россия осваивала жизнь в условиях рынка и не считала зазорным брать уроки, не видя в этом конспирологических происков. Да, национальный суверенитет был ущемлен, но это цена науки жить по средствам в условиях рынка. Без этой науки не было бы и последующих успехов. Все это прекрасно понимал Евгений Примаков, при премьерстве которого после августа 1998 года его левое по политическим убеждениям правительство наиболее строго следовало рекомендациям МВФ. 
Теперь все иначе. Россия сначала под давлением санкций, а потом и по собственной инициативе идет, скорее, не по пути рыночной экономики, а выходя из нее. «Финансовая газета» уже поднимала эту тему, но здесь уместно повторить, что такая тенденция налицо. 
Еще раз сошлемся в качестве примера на законопроект, подготовленный Минфином, в котором речь идет о штрафах для стратегических компаний и компаний с госучастием за открытие счетов в не аккредитованных ЦБ банках. Стратегические предприятия следует уберечь от рисков. Сделать это некому, кроме государства. В законопроекте прямо говорится: «Кредитная организация должна находиться под прямым или косвенным контролем Банка России или Российской Федерации». 
Итог: очередной виток огосударствления. Формально, конечно, и стратегически важным может оказаться не вполне государственное предприятие, и в законопроекте говорится, что в список «уполномоченных банков» могут попасть и «другие» (негосударственные) банки, если это будет определено правительством. Но на самом деле ареал распространения частного бизнеса становится все ограниченнее. Крупные частные банки, конечно, поборются за попадание в заветные «другие», но они уже выделены в группу аутсайдеров, к тому же исход борьбы решат все те же чиновники. 
Что важно, этот законопроект уже напрямую не связан с геополитическим кризисом, с антироссийскими санкциями. Кризис дал толчок, а дальше движение в сторону от рынка набирает ход. Когда-то давно я спросил у тогдашнего премьер-министра Михаила Фрадкова, как он оценивает рост роли государства в экономике, и получил в ответ почти непробиваемую фразу: «Государства в экономике должно быть не много и не мало, а столько, сколько нужно». Вопрос, правда, остается: кто и как определит, сколько же нужно.
Российская экономика переживает трудные времена. Она в значительной мере оказывается отрезанной от внешних источников финансирования, которые раньше компенсировали скаредность ЦБ и дороговизну отечественных кредитов. В сложившейся обстановке можно увидеть дилемму: эта условная изоляция России временна или нам предстоит всерьез переходить на положение осажденной крепости? 
На самом деле никакой дилеммы нет. Потому что, кто бы и что бы ни говорил об условной пользе санкций, которые вынуждают правительство уделять больше внимания отечественной промышленности, это не меняет общей картины, которая состоит в том, что Россия настолько зависит от мировой экономики, что никакой крепости уже не построить. Аналогом самодостаточного Советского Союза России уже не стать. Из этого должна исходить политика. 
А экономика должна минимизировать потери. Именно поэтому, как писала «Финансовая газета», на роль драйверов роста выдвигаются крупные инфраструктурные проекты, поддерживаемые масштабными государственными инвестициями, о которых, в частности, говорит и глава ВТБ Андрей Костин, и министр экономического развития Алексей Улюкаев. Но настоящими драйверами они станут, если вызовут интерес и со стороны частного капитала. Драйвер, по определению, лишь часть экономики. Значит, исключительный упор на государство неверен, чем бы он ни обосновывался. 
Вернемся к эмиссии. Да, на ЦБ, Эльвира Набиуллина это прямо признает, оказывается давление с той или иной степенью завуалированности включить печатный станок. В конце концов, ведь ФРС США и ЕЦБ именно так и поступают, и успехи в борьбе с кризисом в общем неоспоримы. 
Но когда ФРС США или ЕЦБ проводят эмиссионную политику – это не совсем то, как если бы ту же политику взял на вооружение Банк России. США и ЕС имеют гораздо более широкий диапазон действий в силу большей развитости финансовых рынков и меньшей роли монополий. Они, конечно, рискуют, о чем говорят противники чрезмерно мягкой кредитно-денежной политики, возвращением долговых пузырей. Они проводят политику, которая вряд ли укладывается в классические учебники, но у учебников есть свойство устаревать. И самое главное – в США и ЕС инфляция усмирена, а доллар и евро – мировые валюты.
Ничего этого в России нет. Зато есть отмеченная угроза, над которой в США или в ЕС только бы посмеялись, это движение в сторону от рынка. В этих условиях прямая эмиссия могла бы закрепить этот тренд. И укрепить веру в то, что государство в экономике царь и бог. На самом деле оно, скорее, пожарный, который появляется в кризисной ситуации, ликвидируя ее, многое крушит, но потом удаляется. У нас этот алгоритм налицо, за исключением последнего действия. Эмиссия дополнила бы картину полной зависимости экономики от государства. Привычка к эмиссии, тут Борис Федоров совершенно прав, быстро укореняется и с большим трудом преодолевается. 
Если эмиссия – опиум для экономики, то государство – дилер, подсаживающий экономику на иглу пострашнее нефтяной. 
Николай Вардуль  
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться