ЦБ выстрелил мимо рубля

ЦБ выстрелил мимо рубля

ТОП-10 20 Дек 2014, 09:56
ЦБ выстрелил мимо рубля

11 декабря совет директоров ЦБ поднял основную ставку. Что она вырастет, на рынке ждали почти все. А вот ширина шага ЦБ — с 9,5 до 10,5% многих удивила. Какие цели преследует ЦБ и достигает ли он их?

Стоит ли охотиться на ведьм?

Принято говорить о том, что рубль «под давлением». Кто только на него не давит: неблагосклонная цена нефти, спекулянты, ЦБ, а теперь дело может и вовсе дойти до Следственного комитета. Последний, впрочем, готов надавить не на неодушевленный рубль, а все на тех же спекулянтов. Кто-то усмехнется и, может быть, вспомнит печальную судьбу Яна Рокотова, самого известного советского валютного спекулянта, тогда называвшегося фарцовщиком, расстрелянного в июле 1961 года. Но Александр Бастрыкин как всегда серьезен. 11 декабря он заявил, что Уголовный кодекс предусматривает две основных статьи, которые, по его мнению, подходят для мобилизации на борьбу с валютными спекулянтами: 185.3 (манипулирование рынком) и 185.6 (неправомерное использование инсайдерской информации). Бастрыкин констатировал, что «практика их применения отсутствует», пообещал с этим разобраться и многозначительно напомнил, что обе эти статьи «отнесены к подследственности Следственного комитета». Так что, как это ни покажется диким, Рокотова я, может быть, помянул не зря.

На борьбу с валютными спекулянтами отозвался и ЦБ. Причем совершенно по-разному. Первый зампред Сергей Швецов готов «поддерживать разного рода спекулянтов» (подробнее см. стр. 2). Директор же департамента финансовой стабильности ЦБ Сергей Моисеев 10 декабря выступил с обвинениями в адрес крупных корпораций и банков, которые «умудрялись» заключать форвардные контракты и фактически играли против рубля. Как написали со ссылкой на Моисеева «Ведомости», ЦБ столкнулся с «новым феноменом» — теневым рынком внебиржевых деривативов. Риски на этом рынке остаются для регулятора загадкой, «поскольку ни объемы рынка, ни объемы потерь для нас не раскрываются», посетовал Моисеев, предупредив, что казначеи банков и корпораций должны извлечь уроки из этой ситуации.

сергей моисеев цб

Директор департамента финансовой стабильности ЦБ Сергей Моисеев возмущен «теневым рынком внебиржевых деривативов». naufor.ru

На самом деле хеджирование валютных рисков совершенно нормальная практика, и вся волна, поднятая против «валютных спекулянтов», напоминает охоту на ведьм, затеянную для того, чтобы отвлечь внимание от ошибок, допущенных властями и прежде всего самим Банком России.

Если оставить в стороне неодушевленный рубль, под давлением находится именно ЦБ. В первую очередь на него давит трудность выбора. Он располагает ресурсами для того, чтобы защитить рубль, но резонно считает, что, если сосредоточиться на решении этой задачи, ущерб будет нанесен по экономике в целом, как это уже было в 2009 году, когда поддержка рубля крупными валютными интервенциями ЦБ привела к вымыванию с рынка рублей и усугубила кредитный кризис. Но и рубль бросать без поддержки тоже нельзя. Политика — это не следование подходящему параграфу из учебника, это всегда выбор некоего баланса. Как его выбрать, каждый политик решает сам. Как однажды сказал Владимир Путин, это «должно быть на кончиках пальцев». Но такие пальцы в большом дефиците.

Дамские пальчики

В этой ситуации ЦБ увеличил основную ставку на 100 б.п. А чего ждал рынок?

В ожидании решения Банка России на рынке высказывались самые разнообразные прогнозы: от введения фактически запретительных ставок до предположений о том, что ставка устоит в неизменном виде. Но это крайности.

Меньше, чем за час до момента оглашения решения совета директоров ЦБ Андрей Зайцев, заместитель директора инвестиционно-торгового департамента Абсолют Банка на ленте агентства «Прайм» поделился такой оценкой: «Рынок продолжает делать прогнозы относительно решения Банка России по ставке. Большинство мнений сводится к тому, что финансовый регулятор повысит ключевую ставку на 2%». Были и те, кто угадал шаг ЦБ, считая именно его самым обоснованным. «Повышение ставки в пределах 100 б.п. будет позитивно воспринято как валютным, так и внутренним долговым рынком», — практически одновременно с Андреем Зайцевым заявила, например, Екатерина Леонова, старший аналитик Альфа Банка.

Вот только валютный рынок отреагировал на решение ЦБ вряд ли позитивно. За две минуты после публикации релиза ЦБ доллар с расчетами завтра подорожал на Московской бирже на 50 копеек и в 13.31 достиг рекордной отметки 55,46 рубля. Евро за то же время взлетел почти на 80 копеек и достиг 68,99 рубля. Правда, через полтора часа курс доллара опустился ниже 55 рублей. Но так инвесторы отреагировали на рост стоимости нефти Brent выше 65 долларов за баррель, а не на ключевую ставку.

Что стоит за такой реакцией рынка? Ответ достаточно очевиден: рынок ждал от ЦБ большей жесткости. Но это половина ответа. Вторая половина серьезнее. Хотя Банк России в заявлении, сопровождавшем увеличение ставки, подчеркнул возможность дальнейшего увеличения базисной ставки, все те же валютные спекулянты оценили шаг ЦБ как его нежелание укреплять поддержку рубля, в том числе и за счет завинчивания ставки в условиях, когда цены на нефть продолжают, скорее, снижаться, чем восстанавливаться. Именно об этом пишут аналитики Sberbank CIB во главе с Томом Левинсоном. По их мнению, участники рынка начинают лучше понимать логику интервенций ЦБ, который не проявляет стремления оказывать рублю значительную поддержку при падении цен на нефть.

Вот и получается, что ЦБ в принципе принимает верное решение — переламывать тенденцию, задаваемую сегодняшним состоянием цен на нефть, слишком дорогостоящее и к тому же рискованное предприятие, но тем самым подыгрывает валютным спекулянтам. К тому же тут аналитики Sberbank CIB совершенно правы: «Есть основания полагать, что такое повышение лишь негативно отразится на перспективах экономического роста, и так не вселяющих оптимизма».

Звонко. Вот только в экономической политике нет решений, которые одновременно решали бы все проблемы. Суть этих решений, как уже было сказано, в трудном выборе баланса: да, то или иное решение поможет нам продвинуться в этом направлении, но затруднит ситуацию на этом участке.

С другой стороны, понятно, что даже это повышение ставки, не говоря уже о более жестком варианте, дорого обойдется экономике. Вопрос: в чем же продвижение вперед, где позитив?

Рубль поддержать не удалось. Хотя 11 декабря председатель ЦБ Эльвира Набиуллина еще раз повторила известный тезис о недооцененности рубля. «У нас есть несколько моделей, мы рассчитываем отклонения от фундаментального спроса. По нашей оценке, сейчас такие отклонения при нынешней цене на нефть составляют от 10 до 20%», — заявила она. У валютных спекулянтов, однако, другие модели. Впрочем, еще не вечер.

Пока же единственно возможный позитив решения ЦБ его потенциально антиинфляционный эффект. Вот только он условный, обнаружить его вряд ли удастся.

И все-таки. Насколько аналитикам, рассуждающим постфактум, да и к тому же не берущим на себя труд предложить иное, более эффективное решение, легче, чем дамам, принимающим решения в ЦБ и полагающимся в том числе на кончики своих пальцев!

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться