Правительство занялось рынком труда

Правительство занялось рынком труда

ТОП-10 24 Ноя 2013, 12:30
Правительство занялось рынком труда

Участники совещания у премьера постоянно вспоминали опыт, который был получен во время мирового финансового кризиса 2008 года. Прежде всего он касался ситуации с безработицей в моногородах.

В настоящее время, по данным Росстата, численность экономически активного населения в возрасте 15–72 лет (занятые + безработные) составляет 75,8 млн человек, или около 53% от общей численности населения страны. Из них 71,8 млн человек классифицировались как занятые экономической деятельностью и 4,0 млн человек — как безработные.

Таким образом, уровень безработицы (отношение численности безработных к численности экономически активного населения) в сентябре 2013 г. составил 5,3%. А уровень занятости населения (отношение численности занятого населения к общей численности населения обследуемого возраста) за тот же период составил 65,1%.

По сравнению с августом количество занятого населения в сентябре 2013 г. уменьшилось на 638 тыс. человек, или на 0,9%, а число безработных выросло на 30 тыс. человек, или на 0,7%. По сравнению с сентябрем 2012 г. численность занятого населения сократилась на 624 тыс. человек, или на 0,9%, и в то же время безработных стало больше на 147 тыс. человек, или на 3,8%.

В итоге общая численность реальных безработных в 4,5 раза превысила численность официальных — тех, кто зарегистрирован в государственных учреждениях службы занятости населения. В конце сентября 2013 г. в этих ведомствах состояло на учете в качестве безработных 879 тыс. человек, что на 4,9% меньше по сравнению с августом и на 13,9% — по сравнению с сентябрем 2012 г.

Как показывают материалы обследований населения по проблемам занятости, в сентябре 2013 г. 71% безработных искали работу самостоятельно, без содействия служб занятости. При этом мужчины реже обращались в службы занятости в поисках работы, чем женщины.

В среднем среди молодежи в возрасте 15–24 лет уровень безработицы в сентябре 2013 г. составил 13,9%, в том числе среди городского населения — 13,5%, а среди сельского — 14,9%. Коэффициент превышения уровня безработицы среди молодежи в среднем по возрастной группе 15–24 лет по сравнению с уровнем безработицы населения в возрасте 30–49 лет составляет 3,2 раза, в том числе среди городского населения — 4 раза, сельского населения — 2 раза.

По словам Дмитрия Медведева, безработица в нашей стране своеобразная. «С одной стороны, мы имеем достаточно неплохую ситуацию с безработицей по стране в целом, она планомерно снижалась и позволяла нам не держаться за сохранение неэффективных рабочих мест. С другой стороны, у нас есть города и даже целые регионы, в которых ситуация с занятостью очень тяжелая».

По его мнению, программы переобучения — это очень важная составляющая работы с занятостью, по сути — долгосрочная инвестиция, рассчитанная на развитие экономики. «Очень важно создавать условия для адаптации людей и пытаться управлять этими процессами», — справедливо заметил премьер.

По словам министра труда и социальной защиты Максима Топилина, если мы посмотрим на показатели зарегистрированной безработицы и общей безработицы, то увидим, что они находятся фактически на минимальных уровнях по сравнению с началом 2000-х годов и по сравнению с теми периодами, когда страна переживала финансовый кризис. «Если в начале 2000-х годов общая безработица составляла 10,6%, то сейчас это 5,5%. Во время кризиса мы тоже практически поднимались к показателю 8%, по данным Международной организации труда. В принципе такие показатели в последнее время говорили о том, что у нас на рынке труда достаточно благополучная ситуация», — считает министр.

На совещании у премьера Топилин рассказал, что после того, как кризис закончился, в стране были свернуты дополнительные меры по удержанию безработицы. «Это было в принципе правильное решение, потому что во время кризиса мы применяли специальные методы, которые позволили нам тогда пройти достаточно безболезненно ситуацию с занятостью. Не было социальных всплесков, и очаги напряженности оперативно гасились. Но вместе с тем, если мы посмотрим на ту ситуацию, которая складывается, то прежде всего беспокоит то, что по уровню производительности труда мы находимся далеко еще не в странах-лидерах», — посетовал министр.

По оценкам ОЭСР, по производительности труда Россия в 4 раза отстает от такой страны, как Норвегия, притом что в Норвегии граждане работают в год на 14 дней меньше. «В среднем мы где-то отстаем в 2,5 раза от развитых стран. По ряду показателей у нас доля технологических инноваций распространена всего приблизительно на 9% предприятий, тогда как в Германии используют технологические инновации 62% предприятий, а в Финляндии — 50%. Это в свою очередь негативно влияет и на низкое качество трудовых ресурсов, что нас крайне беспокоит. По оценкам ОЭСР, у нас порядка 7% занятых в экономике проходят программу переобучения по различным видам внутрифирменного обучения — это либо повышение квалификации, либо переподготовка, тогда как норма для развитых стран — это один раз в три года. У нас 7% — это порядка одного раза в 12 лет. Это позволяет сделать вывод о том, что нам необходимо сосредоточиться именно на повышении квалификации», — считает Максим Топилин.

Что же касается моногородов, которым по сути и было посвящено совещание, то сейчас там ситуация вполне стабильная. Сегодня в список моногородов включено 342 населенных пункта, и в 200 из них, по данным Минтруда, уровень зарегистрированной безработицы составляет либо средний по Российской Федерации (не более 1,2%), либо ниже. В 142 монопрофильных образованиях уровень безработицы выше, причем в 51 моногороде уровень безработицы более чем в 2 раза превышает среднероссийский уровень.

Топилин считает, что практика работы с поддержкой моногородов во время кризиса показала, что комплексные инвестиционные планы далеко не везде находят свое развитие.

Иногда они внедряются «достаточно тяжело»: «Мы исходим из того, что для таких населннных пунктов было бы целесообразно применить и организовать программы переезда в другую местность.

У нас есть опыт поддержки программ соотечественников, которые приезжают в Российскую Федерацию из-за рубежа, и там установлены достаточно весомые меры поддержки, которые дифференцированы в зависимости от территории вселения. К примеру, сделан акцент на территории Дальнего Востока. Поэтому, готовя эти предложения, мы с коллегами рассматривали вопрос, связанный с тем, что для программ переезда все-таки необходимо установить серьезные меры поддержки. И эти меры в наших расчетах составляют 400 тыс. рублей на человека, с тем чтобы он мог обустроиться на новом месте своего жительства».

Кроме этого, по мнению министра, применительно к моногородам необходимо сконцентрировать действие разрабатываемых сейчас программ. Это касается, в частности, программ поддержки малого бизнеса, которые «зарекомендовали себя достаточно хорошо, когда они реализовывались применительно и к моногородам, и к другим точкам, где была кризисная ситуация на рынке труда».

Идею развития малого бизнеса для решения проблемы безработицы поддержал заместитель министра экономического развития Сергей Беляков: «Была разработана и реализована программа по поддержке моногородов, но акцент был сделан на поддержке градообразующих предприятий, то есть тех предприятий, от которых зависела и социальная ситуация, и экономика города. Фактически мы поддержали эту зависимость муниципалитетов от одного или нескольких предприятий. Это не очень хорошо, и мне кажется, что сейчас нужно сделать акцент на создании мер, стимулирующих развитие малого и среднего бизнеса. Именно эта категория бизнеса способна сформировать условия и спрос на рабочую силу, которая высвобождается или может высвободиться в результате программы по повышению эффективности на градообразующих предприятиях, и снять риски появления большого количества безработных».

По словам Сергея Белякова, в стране уже есть опыт реализации программ по поддержке малого бизнеса в моногородах: на эти цели было выделено с 2010 года более 3,5 млрд руб. Однако в целом на поддержку моногородов было выделено более 40 млрд руб., т. е. поддержка предпринимателей стала далеко не главной задачей. Теперь, считает Беляков, акцент нужно делать «на финансовых и нефинансовых мерах поддержки малого и среднего бизнеса в моногородах», и такие предложения его министерство сейчас как раз разрабатывает. МЭР просит установить срок подготовки и внесения этих предложений в правительство на 1 апреля 2014 года.

Кроме простоты входа на рынок и начала бизнеса, а также снижения издержек, связанных с его ведением и снижением рисков, необходимо заниматься и созданием новых рабочих мест. Беляков считает, что сейчас у нас недостаточное количество малых и средних предприятий, особенно в сравнении с другими странами. И с этим вряд ли поспоришь. В этом вопросе мы действительно неконкурентоспособны и зависим от крупных предприятий, которые в свою очередь зависят от внешнеэкономической конъюнктуры, не особенно благоприятной в последнее время. И другого выбора, кроме развития малого бизнеса, у России, похоже, не осталось.

Алексей Земцов

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться