Будни Лондонбурга

ТОП-10 11 Апр 2015, 10:19
Будни Лондонбурга

Предлагаемый текст — этот спецпроект и одновременно знак тесного сотрудничества между «Финансовой газетой» и лондонским изданием Business New Europe (BNE), основанным в 2006 году группой журналистов. Основная часть публикаций BNE посвящена анализу экономических и политических процессов в различных странах Европы и Азии. Корреспонденты издания работают более чем в 30 странах Центральной, Восточной, Юго-Восточной Европы и Центральной Азии. Спецпроект открывает серию публикаций BNE в «Финансовой газете».

Стоит прогуляться по Оксфорд-Стрит и можно увидеть, что окна лучших магазинов пестрят вывесками «мы говорим по-русски». Бишопс Авеню на севере Лондона стала одним из самых дорогих в мире адресов и является домом нескольких олигархов в изгнании. Разговорный язык в ресторане «Новиков» в Мэйфэйр, который относится к одному из самых известных ресторанных владельцев России, русский. Кроме того, Лондон наводнили молодые смышленые русские банкиры, приносящие своим фирмам миллиарды. Лондон заполонен российскими деньгами.

Похоже, что каждый русский олигарх, сделавший состояние, жаждет получить дом в Лондоне и место в престижной частной школе для своего ребенка. Лондон стал для России тем, чем был Париж для княгинь и графинь царских времен.

Но есть и темная сторона любви России к Лондону: с 1970 года Лондон привлек около 133 миллиардов фунтов стерлингов «темных» денег, и львиной долей этого является российская наличность, ищущая новое пристанище. «Есть прочные доказательства того, что значительная часть тайного британского притока капитала связана с бегством капитала России», — говорят Оливер Харви и Робин Винклер, авторы отчета Deutsche Bank. «Темная сторона: скрытые потоки капитала управляют курсами валют G10», опубликованная в марте, добавляет, что Лондон стал излюбленным местом отмывателей денег из-за его низкой отчетности относительно многих сделок. «Притоки за последние годы ускорились, показывая цифру в один миллиард фунтов стерлингов в месяц начиная с 2010 года… В то время, как неважные для итогового платежного баланса скрытые притоки косвенно поддерживали фунт в последние годы, а также являлись другим фактором, стоящим за огромным дефицитом текущего счета платежного баланса Великобритании на данный момент».

Скрытые потоки, которых достаточно для того, чтобы отклонить ценность фунта или исказить текущий счет, должны быть достаточно сильной причиной для властей, чтобы ужесточить правила и проводить прибывающий капитал через нужные каналы. Но огромный объем приходящих денег поднимает более широкий вопрос: неужели британские банки и юристы закрывают глаза на очевидно криминальный путь, которым некоторые россияне зарабатывают свои миллионы, ради звонкой монеты?

Лондон стал притягательным направлением для бегства капитала не только русских, так что не все «темные деньги» приходят из России. «Отчет Deutsche Bank показывает, что капитал в Великобританию наплывает не только из России, но также из Катара, Саудовской Аравии и Китая», — говорит Бен Джуда, автор книги «Хрупкая Империя: как Россия полюбила и разлюбила Владимира Путина». «Эти деньги, несомненно, подрывают британское корпоративное управление и законодательную систему, но, что более важно, это поток денег, не обложенный налогами в то время как правительство строго следит за сбором налогов».

Аналитики Deutsche Bank в своих исследованиях сфокусировались на статистических расхождениях (net errors and omissions (NEO) в национальных счетах, которые появляются вследствие ошибок округления или не полностью, или неточно измеренными факторами, такими как сделки с недвижимостью. Однако если эти упущения были бы простыми ошибками, то они постепенно вышли бы в ноль, как это бывает, когда экономисты переоценивают ту или иную цифру, а в следующий раз, наоборот, недооценивают. Проблема же в том, что результаты не выравниваются в ноль, а показывают положительный приток денег, который оказывает влияние на национальные счета, поэтому он должен быть взят во внимание продавцами валюты, которые пытаются предсказывать курсы обмена.

Схема от Deutsche Bank показывает достаточно четко, что NEO отслеживаются в беге российского капитала со времени распада СССР в 1991 году. Но в то же время русские деньги не могут объяснить все притоки наличности Великобритании, так как годовой показатель NEO России в два раза меньше, чем в Великобритании.

Темные деньги

Никто не сомневается в том, что большая часть российских денег попадает в Лондон сомнительным путем. Но какая часть из них идет криминальным путем — вот в чем вопрос. Как показал скандал Нью-Йоркского банка в 1990-е годы, когда банк был использован русскими, чтобы отмыть миллиарды долларов, большая часть денег была наличностью, пытающейся скрыться от налогообложения.

В свете усиливающегося напряжения между Россией и Западом, а также санкционированием дюжин якобы коррумпированных российских предпринимателей, призывы сделать что-то для борьбы с притоком темных денег из России в Великобританию возросли.

Проблема встала столь остро, что стал необходим «закон Немцова», чтобы вывести «веселые деньги» за пределы города, писал Джим Эрмитейдж, редактор раздела в The Independent, в своей статье в марте. Можно провести параллель с законом Магнитского. Конгресс США также в марте предложил расширить этот список. «Немцов был большой поклонник Маргарет Тэтчер и англо-саксонского капитализма, который она представляла. Поэтому для него было особенно больно созерцать равнодушие Лондона к коррупции, которую он так порицал».

Самый очевидный знак присутствия российских денег в Лондоне — роскошные дома. Правилом хорошего тона считается для любого уважающего себя русского олигарха обладать самой великолепной собственностью в Лондоне, и владелец ФК «Челси» Роман Абрамович — яркий тому пример. В 2011 году он, по сообщению ряда местных СМИ, приобрел дом на Кенсингтон Пэлэс Гарденс за 90 миллионов долларов, пополнив таким образом свою коллекцию шикарных домов. После вступления в права на владение Абрамович запланировал построить подземный этаж, теннисный корт, спа и музей машин, и все это с согласия властей Кенсингтона и Челси.

Одним из главных предметов статистических расхождений являются сделки с недвижимостью, так как не существует какого-то централизованного регистратора для сделок, и данные не так уж легко собрать. И так как имущество в Лондоне очень дорогостоящее, это прекрасная почва для потенциальных отмывателей денег. «Миллиарды фунтов, нажитых коррупционным путем, были отмыты за счет покупки недвижимости через подставные офшорные компании, сделав город мировой столицей по отмыванию денег», — говорит наблюдатель из Transparency International (TI) в своем исследовании по поводу происхождения фондов, инвестирующих в лондонский рынок недвижимости, выпущенном в марте.

abramovich

Не каждому российскому миллиардеру по карману тот вариант прописки в Лондоне, который выбрал Роман Абрамович. ТАСС

Не сказать, что все сделки сомнительные: когда азербайджанскому фонду национального благосостояния было разрешено инвестировать во что-то большее, чем казначейские векселя, он тут же закупился собственностью в Лондоне. Но TI утверждает, что большая доля сделок по недвижимости является ничем иным, как отмывание денег.

Отдел полиции по борьбе с коррупцией выяснил, что 75% собственности, находящейся во владении людей, против которых было возбуждено уголовное дело по обвинению в коррупции, было продано анонимными офшорными компаниями. Данные Регистрационной палаты показывают, что около трети корпоративных владений (какие-то 36 000 лондонских домов) анонимно принадлежат юридическим предприятиям с Британских Виргинских островов, Джерси, Острова Мэн и Гернси согласно TI. Однако, опять-таки, это не только русские деньги, любой, кто хочет легализовать наличность, делает это. «Мы полагаем, что российские покупатели составили 7% от общего объема продаж (более 1 млн фунтов) в элитных районах Лондона. Учитывая, что общий объем продаж в центре Лондона составил около 8 миллиардов фунтов за 2012 год, пропорция продаж российским покупателям составила бы 560 миллионов фунтов», — говорит Том Манди, глава исследований в Jones Lang LeSalle.

В то время как в абсолютном выражении это значительно, доля покупки домов все еще относительно невелика по сравнению со всем объемом наличности, проходящей через Лондон. Однако исследование Deutsche Bank поддерживает теорию о том, что в появлении там темного капитала есть связь между ценами на дома в Лондоне и британским NEO. И хотя русские деньги стоят на 16-м месте в лондонском элитном рынке недвижимости, принимая во внимание, что в мире всего 200 стран, это достаточно большая доля.

Грех бездействия

Недвижимость — самый простой способ для входа черных денег в Лондон, но Deutsche Bank показывает, что проблема шире и имеет другие виды активов в странах G10, но особенно в Великобритании, Швеции и Новой Зеландии. «Систематические тенденции NEO наблюдаются в половине стран Группы десяти. Швейцария, Норвегия, Великобритания, Новая Зеландия и Швеция показали совокупный показатель NEO чуть более 5% от ВВП, — говорит Deutsche Bank. — В случае со Швецией погрешности измерений огромны, NEO достиг около 40% ВВП с 1990-х годов. Для контраста, в США, ЕС, Японии, Канаде, Японии и Австралии накопительный показатель NEO не достиг 5% ВВП».

Швеция склонна к высокому NEO частично от того, что имеет высокий процент богатых людей. Deutsche Bank показывает, что есть связь между миллионерами и высоким NEO. Другими словами, богатые склонны к уклонению от уплаты налогов. К сожалению, в отчете не был проведен подобный анализ относительно России, в частности Москвы, где концентрация миллиардеров на квадратный километр больше, чем в любом другом городе мира. Богатеи старались вывезти свои деньги из России. В 1990-е годы сотни миллиардов долларов покидали Россию, но только в 2014 году официально покинуло Россию 150 миллиардов долларов. Опять-таки, не все это незаконно или даже небезосновательно: так как российские банки и компании оказались отрезаны от международных рынков капитала, они не могут рефинансировать свои долги и выплачивают долговые счета в 50 миллиардов долларов. В среднем за этот год ожидается утечка в 90 миллиардов долларов.

Другой источник темных денег — распространенная практика недооценить стоимость экспортируемых продуктов и переоценивать стоимость импортных. Такое трансфертное ценообразование (технически легальное) есть не что иное, как мошенничество, о котором хорошо известно российским властям. В 1990-е годы для российских олигархов было обычным делом экспортировать нефть, стоимость которой оценивалась в один доллар, только для того, чтобы на международных рынках продать ее более чем за 25, пряча прибыль за счет какого-либо офшорного налогового убежища. Deutsche Bank предполагает, что подобные вещи практикуются и в Великобритании. «Один из возможных источников такого несовпадения — систематические ошибки отчетности притока, совершаемые финансовыми институтами. Другая состоит в том, что эта с огромной скоростью усложняющаяся система уклонения от налогов и методы бухучета усложняют подотчетным органам, таким как банки, отслеживать фактических владельцев портфелей ценных бумаг. Долевые ценные бумаги Великобритании все чаще держатся на коллективных счетах, что делает невозможным определить национальность владельца», — говорит Deutsche Bank.

Строгие меры

Парадоксально, но Кремль согласен с критикой Запада в том, что отток российских темных денег в Лондон — плохое явление. С остановкой экономического роста российское правительство внезапно начало искать пути увеличения налогов без увеличения ставок. Репрессии относительно мошенничества с налогами — очевидная точка отсчета.

В то время как репутация России в проведении реформ не слишком хороша — она, к примеру, является страной, где сложнее всего получить разрешение на строительство, — этого нельзя сказать о финансовых реформах. Это та репутация, которую Кремль бережно лелеет, ведь обе государственные компании, а также олигархи должны иметь доступ к международным финансовым рынкам, дабы передвигать своими огромными богатствами без ограничений.

В 2000 году Россия, как отмыватель денег, была внесена в черный список Financial Action Task Force (FATF) (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием

денег), международного клуба, созданного для искоренения незаконных международных операций по отмыванию денег. Потом министр финансов Алексей Кудрин был отправлен на саммит «Большой восьмерки» в Геную в 2001 году, чтобы добиться исключения России из списка. К 2002 году появился новый закон по борьбе с отмыванием денег, который почти дословно копировал рекомендации ФАТФ, и позже в том же году Россия была исключена из списка.

Новый закон не только замылил глаза наблюдателям, когда Москва следила в 2001 году за ратификацией Конвенции Совета Европы об отмывании, поиске и выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности. Это привело к новому закону об отмывании денег и новым поправкам, включая Уголовный кодекс, который определяет отмывание денег как преступление, в банковский закон и закон о ценных бумагах, которые вступили в силу в 2002 и в 2003 соответственно.

В октябре 2004 года появляется Евразийская Группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма, которая включает в себя Беларусь, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан.

Суть всех этих реформ в том, что Россия, как и Запад, борется с отвратительной проблемой терроризма и также стремится отрезать их от финансирования, как Вашингтон пытается финансово задушить Аль-Каиду.

Все эти изменения были шагами в верном направлении, но как часто было в прошлом, проблема России не в ее законах и идеях, а в их исполнении. Россия, по мнению британской администрации по ведению финансовой деятельности (Financial Conduct Authority (FCA), стоит в списке стран высокого риска (страны, набирающие менее 60 в рейтинге TI). Россия в прошлом году набрала 27, на один балл больше, чем в 2013 году, и стоит на 136-м месте из 175 стран).

В России просто-напросто слишком много банков, чтобы эффективно контролировать их. В то время как Центробанк за последние два года активно закрывал банки, что было частью его реформ в финансовом секторе, до сих пор в стране существует около 800 банков, в то время как страна нуждается только в 200–300. Режим жесткой конкуренции и слабой инспекции означает, что мелкие банки поддаются искушению проводить теневые транзакции и получать с них огромную прибыль.

Возвращение домой

С тех пор как Путин вернулся на пост президента, он взялся за борьбу против отмывания денег и потоков темных денег на новом уровне, поставив под прицел компании.

Кроме традиционного пессимизма и навешенного клейма «мафиозного государства» Россия пытается справиться со своими проблемами, худшая из которых — коррупция. Предыдущий глава Центробанка Сергей Игнатьев вызвал шум в 2013 году незадолго до окончания своего срока службы, сказав депутатам Думы, что около 49 миллиардов долларов в год утекают из России через банки и фиктивные компании, половина этих денег отмывается «одной группой».

Разумеется, все поняли его намек, он говорил о правительственных лицах. В его последней речи к Думе он описал одну аферу, которая задействовала 1173 компании, чтобы перекачать 24 миллиарда долларов в иностранные банки. Перед концом того же года Путин ввел запрет для правительственных чиновников на любое владение счетами в офшорных банках или зарубежными активами. С тех пор закон был расширен до той степени, чтобы прикрывать госчиновников, менеджеров государственных компаний и с недавнего времени верхний ярус региональной администрации.

В прошлом году эта кампания приняла другое направление, когда началась деофшоризация компаний — как частных, так и публичных. В России было стандартной практикой владеть активами, используя компании, зарегистрированные за границей (обычно на Кипре). Путин, как любой лидер Европы, любит компании, которые делают прибыль в России на базе физических активов, чтобы также и платить там свои налоги.

С 1 января этого года компании должны декларировать российским властям все свои подконтрольные иностранные компании (Controlled Foreign Companies (CFC), и этот процесс должен быть завершен к конце марта (хотя весьма вероятно срок будет продлен, так как многие компании не поспеют в срок, говорят юристы).

Не затрагивая техническую сторону вопроса, целью этого является побудить российские компании сознаться во владении CFC и выяснить, кто является фактическими владельцами, дабы и компании, и владельцы могли быть обложены налогами и, таким образом, укрытие прибыли будет предотвращено. «Новый закон накладывает обязательство на российских налоговых резидентов раскрыть путем оповещения налоговых органов любые прямые и непрямые владения в иностранных предприятиях, которые превышают 25%, или 10%, если это предприятие более чем на 50% коллективно контролируется российскими налоговыми резидентами. Для 2015 года есть послабление в законе, и 50%-ный показатель установлен лишь на переходный период этого года», — объяснила своим клиентам юридическая фирма Kinanis LLC.

В этом смысле закон по деофшоризации не направлен против отмывания денег, но его эффект заключен в том, чтобы значительно уменьшить сумму передвигающихся темных денег. Главный вопрос заключается в том, сработает ли это? Задекларируют ли олигархи мириады своих офшорных компаний? «В конце концов, это сработает. Но не сейчас, ведь, когда ты обманываешь, все равно пока невозможно тебя уличить, — говорит Стефен Конигсберг, юридический консультант и бывший советник инвестиционного банка Renaissance Capital. — Все сейчас занимаются оценкой риска. Все находится в беспорядке, так как старый закон накладывается на новый, и нет никаких инструкций».

Очевидно, что много олигархов и супербогатых бизнесменов собираются игнорировать закон, и так как российские власти имеют небольшой опыт в расследовании оттока финансов за границу, для них будет непомерно сложно проверить, врет ли кто-либо. Кроме того, схватки с Западом по поводу Украины означают еще большее облегчение задачи российским бизнесменам. «Перед тем как все это началось США толкали Россию к применению мер по улучшению борьбы с отмыванием денег, но теперь роли изменились: Россия хочет отслеживать оттоки капитала, но более никто, а менее всего США, не хочет делиться с Кремлем информацией.

И даже до этого Великобритания не имела репутации готовой прийти на помощь. Французская следовательница Ева Джоли в прошлом жаловалась, что «Сити ни разу не выдал иностранному суду ни одного ценного доказательства».

Автор Бен Джуда порицает правительство, говоря, что британская политическая элита также получает выгоду от системы, в которой существуют потоки темных денег, и поэтому у них нет мотивации что-либо менять. «Британская политическая элита богаче, чем она кажется, и она одновременно является и создателем и пожинателем плодов системы».

Геополитическая ничья создала идеальную для олигархов атмосферу туманности, чтобы передвигать свои капиталы и избежать пристального наблюдения со стороны налоговых органов. И это происходит, когда политический хаос подстегнул бег капитала до отметки в 150 миллиардов долларов в 2014 году. Куда пойдут все эти деньги? Без сомнения, Лондон будет возглавлять список их направлений.

Бен Арис (BNE)
перевод София Григорян

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться