Будущее в прошлом?

Мы часто слышим о рисках. Риске рецессии; риске новых санкций; риске падения кредитных рейтингов; рисках, с которыми сталкиваются предприниматели вообще и банкиры в частности. От частого употребления острота пропадает. Риск дождя тоже налицо.
ТОП-10 / 6 июля 2014, 13:33
Будущее в прошлом?

Мы часто слышим о рисках. Риске рецессии; риске новых санкций; риске падения кредитных рейтингов; рисках, с которыми сталкиваются предприниматели вообще и банкиры в частности. От частого употребления острота пропадает. Риск дождя тоже налицо.

Но риски это необязательно что-то еще не наступившее, пока далекое, от которого еще можно как-то укрыться-увернуться. Риски, даже еще не реализовавшись, уже вызывают совершенно конкретные действия. Те, что принимаются сегодня, мягко говоря, не радуют. Эти ответные действия можно разделить на две группы. На те, что готовит государство, и те, которые вынуждены предпринимать граждане.

Начнем, конечно, с государства. Сталкиваясь с ситуацией, когда вокруг России все меньше друзей и все больше врагов, государство, кто бы сомневался, исходит из того, что его вины в таком развитии событий нет. Во всем виноваты враги. С этой линии его не сдвинет, конечно, и тот настораживающий факт, что предложение России резко ограничить ввоз товаров с Украины в ответ на ее выбор в пользу интеграции с ЕС, не поддержали ее ближайшие партнеры по Таможенному союзу и по строительству евразийского союза. Возникает ощущение, что если для России евразийский союз — это не просто союз государств, в котором Москва рассчитывает на лидерские позиции, но и в определенном геополитическом смысле альтернатива ЕС, то Минск и Астана так далеко в евразийских планах не заходят.

Смысл российского ответа на ухудшение ее международного положения, если ограничиться экономикой (во внешней политике отдельные шаги, нацеленные на смягчение ситуации, есть), — это демонстрация готовности выдержать изоляцию. Азимут движения — к той самой осажденной крепости.

Примеров масса. Но дело даже не в них. Больше всего настораживает то, что результирующая такого очевидного движения — изменение политической ситуации внутри страны и изменение видения будущего.

Приведу лишь один пример. Минфин подготовил законопроект о штрафах для стратегических компаний и компаний с госучастием за открытие счетов в не аккредитованных ЦБ РФ банках. Суть в том, что впредь ЦБ будет публиковать список отечественных банков, в которых стратегические госкомпании могут держать свои счета. За нарушение — штраф, причем с главы нарушившего строй стратегического предприятия. С одной стороны, резоны очевидны. Стратегические предприятии следует уберечь от рисков.

Сами они этого сделать, вероятно, не могут. Ответ на вопрос «почему?», также лежит на поверхности. Человек, даже обличенный высоким постом, слаб. Есть достаточно примеров, когда разные руководители деньги разных вверенных им вполне стратегических предприятий доверяли сомнительным банкам, руководствуясь тем, что в числе их собственников были нечужие топ-госменеджерам люди.

Но есть и другая, куда более важная сторона. Минфин, естественно, доверяет заботу о деньгах «стратегов» в первую очередь госбанкам. В законопроекте прямо говорится: «Кредитная организация должна находиться под прямым или косвенным контролем Банка России или Российской Федерации».

Государство шагает по экономике как хозяин. И поступь эта все увереннее. Формально, конечно, и стратегически важным может оказаться не вполне государственное предприятие, и в законопроекте говорится, что в список «уполномоченных банков» могут попасть и «другие» (негосударственные) банки, если это будет определено правительством. Но на самом деле ареал распространения частного бизнеса становится все ограниченнее. Крупные частные банки, конечно, поборются за попадание в заветные «другие», но исход борьбы решат все те же чиновники.

Кстати, сочетание «уполномоченные банки» я привел не зря. Был в 1990-е такой институт банков, допущенных к бюджетным деньгам. Все повторяется, только тогда частных претендентов на полномочия было побольше.

Самое печальное в том и состоит, что мы движемся назад. Все пышнее цветут крупные госпредприятия и госбанки. Частный бизнес опадает, а малому и появиться особенно негде.

И украинский кризис, санкции — уже далеко не всегда двигатель этого возвратного процесса. Законопроект от Минфина формально ни с Украиной, ни с сакциями не связан.

Но это маршрут, который прочерчивает государство. А что же граждане?

Ответ дает ЦБ. Его статистика гласит: физические лица — резиденты «продолжили» в I квартале наращивать вывод средств в страны дальнего зарубежья — 11,2 млрд долларов, следует из данных ЦБ. Это на 7% больше, чем в IV квартале 2013 года, и на 69% больше, чем годом ранее. А по данным ФНС, на которые ссылаются «Ведомости», в I квартале 2014 года резко выросло и число уведомлений о счетах, открытых физлицами за границей, — на 28% против среднегодовых 10–20%.

Бегство капиталов, принадлежащих юрлицам, уже привычно, теперь их все активнее дополняют деньги, что называется, домохозяйств. Что отсюда следует? Налицо экономическая оппозиция проводимому политическому курсу. Да, ее представителей-бегунов меньшинство, но это самые предприимчивые и самостоятельные люди. И они вполне могут последовать за своими деньгами. В России останется еще меньше людей, готовых делать дело. Свое дело. И это, впрочем, тоже уже было.

Давно сказано: Россия — страна с непредсказуемым прошлым. Теперь, похоже, предстоит найти в нем свое будущее.

Николай Вардуль




Также в рубрике

  • В продолжающей набирать обороты технологической войне, развязанной администрацией Трампа против Китая, появилась новая цель – компания Tencent. Популярный мессенджер Tencent WeChat теперь так же, как и TikTok, рискует оказаться в США вне закона.
    Политэкономика7 августа 2020, 15:24
  • Минфин РФ предлагает сократить финансирование программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса». Речь идёт о миллиардах рублей.
    Мероприятия7 августа 2020, 14:05
  • Генпрокуратура требует изъять в пользу государства у бывшего министра «открытого правительства» Михаила Абызова более 32 млрд рублей.
    Российская экономика7 августа 2020, 13:00
  • С запуском приложения Reels, являющегося аналогом китайского TikTok, состояние главы Facebook Марка Цукерберга преодолело отметку в 100 млрд долларов.
    Технологии7 августа 2020, 11:41
  • Рынки частного капитала трансформируются, депозиты теряют свою привлекательность, и участники рынка обращают свое внимание к новым альтернативам финансовых инструментов.
    Мероприятия7 августа 2020, 09:12