Кризис теперь придет с Востока

Практически одновременно мне на глаза попались два документа. В первом приводились статистические данные по российской экономике, во втором свое видение ситуации, сложившейся в мировой экономике, презентовал базельский Банк международных расчетов (BIS). И тот и другой настроение не поднимают.
ТОП-10 / 10 июля 2014, 15:45
Кризис теперь придет с Востока

Практически одновременно мне на глаза попались два документа. В первом приводились статистические данные по российской экономике, во втором свое видение ситуации, сложившейся в мировой экономике, презентовал базельский Банк международных расчетов (BIS). И тот и другой настроение не поднимают.

Так уж устроено восприятие новостей — негатив всегда вызывает больший интерес. Как говорится, хорошо продаются только плохие новости. Но в данном случае речь не об обычных новостях, а о довольно специфических и насыщенных специальными сведениями статистических отчетах и других документах, так что списать на погоню за интересом читателей их пессимизм не удается.

О чем же идет речь?

Май предупреждает

Если по итогам апреля повеяло надеждой: за I квартал сначала Минэкономразвития зафиксировало рост ВВП на 1%, а потом эти данные подтвердил Росстат, то май разочаровал. Самое печальное — это продолжение ничего хорошего не обещающего тренда на снижение инвестиций в основной капитал. Инвестиции снижаются пятый месяц подряд. Их сокращение в мае продолжалось практически теми же темпами, что и в апреле (-2,6% г./г.). Всего с начала года инвестиции упали на 3,8% г./г. И ждать слома этой тенденции пока не приходится. По последним данным, сокращение строительства в мае только усилилось: до 5,4% г./г. против 2,8% г./г. в апреле (однако отчасти из-за эффекта сравнения с высокой базой мая 2013 г.). Данные по строительству здесь уместны, потому что до недавнего времени именно сюда шли инвестиции. Очевидно, что оценивать перспективы экономики надо не по данным промышленности или других отраслей, а прежде всего по инвестициям, а здесь поводов для оптимизма как не было, так и нет. Налицо и негативная динамика в импорте средств производства — машин, оборудования и транспортной техники. Завершить экскурс в мрачное инвестиционное будущее стоит констатацией того, что сохраняющаяся высокая инфляция никак не способствует активизации инвестиционного процесса.

Надежды возлагались на потребительский спрос. Рост оборота розничной торговли продолжается, но темпы явно идут на спад в мае 2,1% г./г., в апреле — 2,7% г./г. При этом весьма любопытна уже отмечавшаяся «Финансовой газетой» на базе проводившихся опросов специфика, выражающаяся в том, что темпы потребления продуктов питания впервые с конца 2009 кризисного года вышли в отрицательную область (-0,3% г./г. против роста на 1,2% г./г. в апреле). При этом потребление непродовольственных товаров растет (+4% г./г.; 3,8% г./г. в апреле). Это можно интерпретировать как еще одно проявление растущего расслоения населения. Одна часть наращивает покупки товаров длительного пользования, видя в этом ответ на рост инфляции, одновременно несколько сокращая покупки продовольствия, другая часть — просто сокращает круг потребления. При этом стоит подчеркнуть, что зарплаты растут с понижающимся темпом у всех, кроме чиновников.

Итог: май особых надежд не вселил. Происходит вползание в кризис.

К этому выводу можно добавить еще одно наблюдение. Оно не из мира скучных кому-то цифр, а из министерской жизни. Правительство решило, что впредь все документы по федеральному бюджету, включая макроэкономический прогноз, будет вносить Минфин. С одной стороны, это вполне логично. Но очевидна и вторая сторона: все неизбежные разногласия Минэкономразвития и Минфина, которые совсем недавно были явлены миру во всей красе, когда Минэкономразвития прямо увязал свой базисный (на тот момент) вариант прогноза с корректировкой в угоду расширения госинвестиций бюджетного правила, теперь должны улаживаться до внесения документов в правительство, при этом последнее слово, судя по всему, сохранит за собой Минфин — вносить-то документ ему. А это еще одно прокризисное предзнаменование.

Минэкономразвития, конечно, устроило фирменный скандал, но оно стремилось привлечь максимум внимания к инвестиционной поддержке экономики. В этой поддержке позитивные подвижки есть, но самому Минэкономразвития фактически указали на недопустимость вынесения сора из избы. Печально то, что именно Минэкономразвития лоббировало и лоббирует приоритет поддержки экономики, считая риск ее падения более вредоносным, чем риск дефицита бюджета или роста госдолга. Минфин же в силу своих ведомственных интересов куда более консервативен. Некоторое задвижение Минэкономразвития на второй план при подготовке важнейшего пакета документов, результирующим из которых является бюджет, при прочих равных условиях ничего хорошего ближайшему будущему российской экономики не несет.

А как у них?

Были времена, когда российское правительство со спокойной совестью перекладывало заботы о перспективах роста экономики на внешний рынок, т. е. на потребителей нашего сырьевого экспорта. При всех катаклизмах и войне санкций здесь мало что изменилось, если не принимать в расчет нарастание трудностей «Газпрома» в Европе и неопределенность дальнейшей судьбы «Южного потока».

Но есть признаки того, что перспективы подъема мировой экономики и прежде всего развитых стран могут оказаться переоцененными.

30 июня свой очередной обзор опубликовал базельский Банк международных расчетов (BIS). В документе говорится: «Сложно не заметить отсутствие взаимосвязи между оживлением на рынках и положением дел в глобальной экономике. Финансовые рынки кипели оптимизмом в течение последнего года, продолжая плясать под дудку решений ЦБ. Волатильность на рынках акций, облигаций и валютном рынке упала до абсолютных исторических минимумов. Очевидно, что участники рынка не учитывают в ценах практически никаких рисков». Развивая свою неновую, надо сказать, мысль об отрыве финансового сектора от остальной невиртуальной экономики, авторы обзора подчеркивают: «Но несмотря на эйфорию на рынках, инвестиции остаются слабыми. Вместо того чтобы инвестировать в средства производства, крупные компании предпочитают выкупать собственные акции или поглощать конкурентов. И несмотря на унылые перспективы роста, объем долга продолжает нарастать».

Эксперты BIS довольно давно заявили о своей позиции, которая заключается в том, что последний мировой кризис был в первую очередь кризисом финансовых балансов как на уровне государств, так и банков, и прочих компаний, а этот кризис лишь до определенной меры лечится вливанием новой ликвидности, за ней обязательно должна следовать работа с долгами, которые должны быть сокращены, без чего угроза нового кризиса (новой волны того же кризиса) никуда не девается. Но эта точка уже пройдена. За посткризисный период госдолг, например, стран G7 вырос с 80 до 120% их совокупного ВВП, и в случае повышения ставок его обслуживание станет серьезной проблемой.

Чтобы ограничить вал нарастания долгов BIS в очередной раз призвал центральные банки отказаться от введенных в ходе кризиса экстренных мер поддержки экономики. Как считают в BIS, главный риск для ЦБ связан сейчас со слишком медленным отказом от экстренных мер, когда денежные власти будут действовать «слишком поздно и слишком медленно», находиться под влиянием настроений на финансовых рынках и отставать от развития ситуации.

Одновременно BIS выступил и с тревожным прогнозом: первыми с трудностями по обслуживанию своего долга столкнутся Япония, Китай и Бразилия, для которых стоимость обслуживания, по оценке BIS, приблизится к критическим уровням в случае повышения ставок уже на 25 базисных пунктов.

В случае с США расчеты BIS не показывают надвигающихся проблем, несмотря на то что официальные оценки Конгресса США признают невозможность продолжать наращивать долг прежними темпами. Так, в случае прогнозируемого роста ставок стоимость обслуживания госдолга США вырастет за 10 лет в четыре раза — примерно до 800 миллиардов долларов в год. Доходы бюджета США в 2013 году составили 2,77 триллиона долларов.

Прогноз печален: новый кризис может прийти с востока — из Китая и Японии. Тут уж точно не до российских надежд на то, что мировой рынок выручит. Китай — самый перспективный — и экономически, а сейчас и политически — рынок для российского сырья. Кризис за Великой стеной точно ударит и по России.

Так что окно возможностей для российской экономики превращается в форточку.

Николай Вардуль




Также в рубрике

  • В продолжающей набирать обороты технологической войне, развязанной администрацией Трампа против Китая, появилась новая цель – компания Tencent. Популярный мессенджер Tencent WeChat теперь так же, как и TikTok, рискует оказаться в США вне закона.
    Политэкономика7 августа 2020, 15:23
  • Минфин РФ предлагает сократить финансирование программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса». Речь идёт о миллиардах рублей.
    Мероприятия7 августа 2020, 14:05
  • Генпрокуратура требует изъять в пользу государства у бывшего министра «открытого правительства» Михаила Абызова более 32 млрд рублей.
    Российская экономика7 августа 2020, 13:00
  • С запуском приложения Reels, являющегося аналогом китайского TikTok, состояние главы Facebook Марка Цукерберга преодолело отметку в 100 млрд долларов.
    Технологии7 августа 2020, 11:41
  • Рынки частного капитала трансформируются, депозиты теряют свою привлекательность, и участники рынка обращают свое внимание к новым альтернативам финансовых инструментов.
    Мероприятия7 августа 2020, 09:12