Что в рейтинге тебе моем?

Что в рейтинге тебе моем?

ТОП-10 07 Фев 2015, 10:16
Что в рейтинге тебе моем?

26 января Международное рейтинговое агентство S&P понизило суверенный кредитный рейтинг РФ до «спекулятивного» уровня «ВВ+" с инвестиционного «ВВВ-», прогноз негативный. В начале года другое международное рейтинговое агентство — Fitch — снизило суверенный рейтинг России до уровня «ВВВ-». Спустя неделю международное агентство Moody’s понизило рейтинг российских гособлигаций до уровня «Baa3», поместив его в список на пересмотр в сторону понижения. Таким образом, Fitch и Moody’s поместили рейтинги России на нижнюю ступень инвестиционной категории. Но, как ожидается, вот-вот спустятся с этой ступени.

Неинвестиционный рейтинг — «мусорный» рейтинг. Это не просто звонкое словцо. Технология принятия инвестиционных решений крупными и институциональными инвесторами строго расписана, они обязательно опираются на рейтинги международных рейтинговых агентств. Смена рейтинга с инвестиционного на «мусорный», как правило, двумя из трех общепризнанных международных агентств означает, что бумаги соответствующего эмитента следует не покупать, а продавать.

Конечно, сами агентства далеко не безупречны. «Финансовая газета» уже писала о том, что иск минюста США вынудил S&P согласиться в несудебном порядке начать выплаты штрафов минюсту США и ряду штатов. Иск был подан потому, что излишне оптимистичные рейтинги S&P вызвали ошибочные инвестиционные решения и усугубили кризис 2008–2009 годов.

Но вернемся в Россию. Мало кто сомневается в том, что за решением S&P, это агентство, правда, имеет репутацию самого консервативного, последуют аналогичные шаги Fitch и Moody’s. Собственно говоря, рынок отыгрывал именно такое развитие событий. 26 января индекс ММВБ упал на 1,76%, РТС — на 4,83%. Доходность ОФЗ с погашением в 2023 г. выросла на 2,1 процентного пункта — до 14,12% годовых.

К 23.00 мск доллар стоил 68,84 руб., евро — 77,5 руб.

S&P против Антона Силуанова

Агентство S&P достаточно подробно обосновало свою позицию. «С нашей точки зрения, гибкость денежно-кредитной политики снизилась, а перспективы экономического роста РФ ухудшились», — говорится в его пресс-релизе. В то же время S&P отмечает возрастающий риск того, что внешние и бюджетные резервы будут сокращаться вследствие ухудшающейся внешней конъюнктуры и растущей государственной поддержки экономики.

Агентство считает, что ситуация в финансовой системе РФ ухудшается, ограничивая, таким образом, способность Банка России эффективно реализовывать монетарную политику. ЦБ РФ вынужден принимать все более сложные решения в том, что касается денежно-кредитной политики, в то же время пытаясь поддержать устойчивый рост ВВП. Это связано с инфляционными эффектами ослабления национальной валюты, а также западными санкциями и ответными санкциями российского правительства.

«Мы предполагаем, что реальный рост ВВП на душу населения в России на протяжении нашего горизонта прогнозирования (2015—2018 гг.) в среднем будет меньше, чем у стран с сопоставимым уровнем дохода на душу населения», — говорится в сообщении.

S&P ожидает сокращение кредитования экономики, что, по всей видимости, будет подрывать ее дальнейший рост. Вследствие ослабления рубля, ограничения доступа ключевых секторов экономики к международным рынкам капитала из-за санкций и экономической рецессии в 2015 году агентство ожидает, что качество активов финансовой системы России будет ухудшаться.

Но ухудшение качества активов может не сразу проявляться в показателях отчетности благодаря временным мерам ЦБ РФ, которые позволяют банкам использовать при расчете валютных активов более благоприятный валютный курс и применять более мягкую политику резервирования.

По оценкам аналитиков S&P, экономика РФ будет расти примерно на 0,5% ежегодно в 2015–2018 годах, что ниже средних темпов роста в предыдущие четыре года (2,4%). Этот ограниченный рост — отчасти следствие структурного замедления темпов роста экономики, начавшегося еще до украинского кризиса.

by Jeff Garris

Мы все спускаемся в кризис. Чем он закончится для каждого из нас, неизвестно. by Jeff Garris

Вместе с тем он отражает отсутствие внешнего финансирования из-за экономических санкций и резкого снижения цен на нефть. Ослабление рубля будет оказывать негативное влияние на уровень ВВП на душу населения в долларовом эквиваленте, который, как прогнозирует агентство, составит 8,6 тыс. долларов в 2015 году.

Аналитики агентства ожидают также, что ослабление покупательной способности внутри страны в результате обесценивания рубля и роста инфляции может и в дальнейшем влиять на перспективы роста экономики России. Особенных просветов нет.

Из Москвы тут же последовал ответ. Но, хотя основное беспокойство S&P вызывают новые риски, с которыми сталкивается российский ЦБ, его дал не председатель Банка России, а министр финансов Антон Силуанов: «Принятое решение демонстрирует чрезмерный пессимизм агентства. Оно не учитывает целый ряд факторов, характеризующих сильные стороны российской экономики: накопление крупных международных резервов, в том числе суверенные фонды, объем которых в рублевом выражении существенно увеличился; профицит счета текущих операций и крайне низкий уровень государственного долга — бесспорные преимущества России в нынешних макроэкономических условиях». Министр добавил: «Считаю, что решение рейтингового агентства не должно оказать дополнительного серьезного влияния на рынок капитала, поскольку риски снижения кредитных рейтингов России уже заложены участниками рынка в котировки российских активов. Весьма важный аспект».

Снижение фондового рынка, как мы видели, все равно происходит. Следует сказать, что «вилка» в оценке последствий решения S&P, к которому, по-видимому, присоединятся и другие агентства, велика. Если российский министр финансов считает, что «риски снижения кредитных рейтингов России уже заложены участниками рынка в котировки российских активов», то Financial Times назвала решение S&P «последним ударом по Кремлю». «Последним» не потому, что теперь Кремль станет другим, и не потому, что все худшее для России уже позади. «Последний» — в том смысле, что российскую экономику уже поразили резкое снижение цен на нефть, глубокая девальвация рубля и секторальные санкции. Теперь еще и решение, которое подтолкнет иностранных инвесторов к распродаже имеющихся у них российских активов, что в свою очередь окажет негативное воздействие и на рубль, и на российский фондовый рынок. Financial Times в свою очередь отвечает и на аргументы Антона Силуанова. Газета отмечает, что Россия все еще обладает значительными золотовалютными запасами в $379 млрд, но комплекс факторов — падающие цены на нефть и западные санкции — быстро размывают их.

Тень дефолта

Снижение суверенного рейтинга повлечет за собой дальнейшее снижение и корпоративных рейтингов. Казалось бы, за их бондами и так очереди не видно. Все так, но дьявол, как известно, прячется в деталях. А они, например, таковы: бизнес российских авиакомпаний строится на лизинге самолетов. Договоры лизинга под влиянием снижения рейтингов могут быть пересмотрены. Есть еще такая штука как «ковенанты». Это особые условия, которые заемщик обязуется выполнять на протяжении действия кредитного договора. Одной из ковенант может быть возможность досрочного предъявления долга к погашению при понижении суверенного рейтинга страны до неинвестиционного уровня. Аналитики считают именно требование досрочного погашения долгов наихудшим сценарием.

Снова приходится вспоминать пренеприятное состояние — дефолт. Конечно, повторения августа 1998 года с его суверенным дефолтом не состоится. Есть немалые золотовалютные резервы. Но расслабляться не стоит.

Резервы еще совсем недавно были близки к полутриллиону долларов, а теперь их «всего» 379 миллиардов, падение цен на нефть продолжается, рубль следует за нефтью, так что резервы и без досрочного погашения долгов размываются. Когда речь заходит о долгах, то прежде всего стоит отметить долги госкомпаний. Их дефолт, особенно госбанков, государство допустить не может — из-за цепной реакции, которую их гипотетические неплатежи по долгам могут вызвать во всей экономике. Значит, долги госкомпаний имеет смысл рассматривать в том же ряду, что и прямой государственный долг. В общем эти долги могут составить более половины ВВП. Любые расчеты условны, так как ВВП РФ считается в рублях, а любые внешние долги в валюте, так что вмешивается курсовая лихорадка.

Есть госкомпании, долговое положение которых особенно незавидно. Самый яркий пример — «Роснефть». Компания Игоря Сечина поэтому активно размещает свои долговые обязательства. Рекордное размещение прошло в декабре 2014 года на 625 млрд руб. «Ведомости» ссылаются на источник Reuters в банковских кругах, который утверждает, что сделка, по сути, представляла собой госкредит компании, которая не стала продавать валютную выручку перед платежами по внешним долгам, а средства от размещения направила на уплату налогов и операционную деятельность. Не исключено, что по той же схеме в январе были размещены облигации «Роснефти» еще на 400 млрд рублей.

Сама компания утверждает, что привлекает средства для реализации своих проектов и «не предусматривает приобретения иностранной валюты». Одно другому совершенно не противоречит.

Но откуда компания возьмет деньги на выплату долгов, если валютная выручка может погасить лишь их часть? «Интерфакс» сообщил со ссылкой на источники в банковских кругах, что займы «Роснефти» фактически являются подобием бридж-кредита от госбанков под будущие поступления средств из Фонда национального благосостояния. Но 25 января прошла информация о том, что правительство собирается пересмотреть планы распределения средств ФНБ на предмет их соответствия антикризисной программе (см. стр. 2). Если пересмотр коснется «Роснефти», то ее долговая проблема снова становится горячей. Напомним, внешним кредиторам компания должна выплатить в феврале $7,1 млрд, а в течение всего 2015 года — $19,5 млрд.

10 лет спустя

Подытожу. Тучи над российской экономикой все мрачнее. Она сама без всяких санкций и до падения цен на нефть тормозила; цены на нефть с прошлого лета упали вдвое; рубль, что ни день, обновляет «исторические минимумы»; санкции отрезают от нас нормальное будущее. Рекомендации воздержаться от инвестиций теперь вполне логично поступают не только от Белого дома, что на Потомаке, но и от рейтинговых агентств.

Любопытно задать вопрос, когда в последний раз у России был «мусорный» рейтинг? Ответ может кого-то удивить: в 2004–2005 годах. С одной стороны, тогда мы этого практически не заметили, все исправили растущие цены на нефть. Но есть и другая сторона. Тогда рейтинговые агентства тоже упирали на политические риски, но это были внутриполитические риски, связанные в том числе с российской судебной системой. Такова была реакция на «дело ЮКОСа». Но именно с этого дела начала ударно формироваться новая российская экономическая модель, лицо и ядро которой составляли наступающие на рынок госкомпании.

В определенном смысле это было торжество политики над экономикой. Прошло 10 лет. Теперь верх над экономикой берет не только внутренняя, но и внешняя политика, и мы можем оценить, сколько стоит такое торжество.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться