Мобилизация реформаторов

Мобилизация реформаторов

ТОП-10 11 Апр 2015, 10:05
Мобилизация реформаторов

Где грань между необходимыми реформами, о которых так или иначе говорят все, начиная от президента и заканчивая независимыми от государства экспертами, и началом «майдана»?

Все зависит от того, как понимать реформы и как понимать «майдан». С этим стоит разобраться, тем более что для тех, кто призывают возобновить не просто «структурные реформы», этот общий призыв давно превратился в мантру, он звучит постоянно, но ничего не меняется, а называет конкретные, хотя и давно известные сферы, относящиеся к важнейшим функциям государства.

На самом деле именно сейчас — спасибо кризису — мы наблюдаем в России существенное размежевание во власти. Есть те, кто открыто говорят о необходимости реформирования самого государства, и есть те, кто эти реформы вместе с реформаторами решительно отвергают. В прошлом номере «Финансовая газета» писала о Московском экономическом форуме (МЭФ), на который собрались противники «либералов». Но это был форум тех, кого по большому счету во власти нет, хотя с самой яркой речью, на мой взгляд, там выступил академик Сергей Глазьев, который является советником президента Путина. Это было исключение, накал обличений «либералов» на МЭФ объяснялся тем, что это была форма борьбы за прорыв к власти тех, кто придерживается заметно более левых политических взглядов по сравнению с господствующими в Кремле и Белом доме на Красной Пресне.

Есть и противники «либералов» в самой власти. Это те, кто активно, не стесняясь передергивать, разыгрывает карту «майдана». Их логика такова: посмотрите на Украину, хотите такого же погружения в кровавую гражданскую войну, в разрушение государства, тогда ваш путь тот, что прокладывают компрадорские «либералы», действующие по лекалам МВФ, ФРС США, Госдепа и так далее вплоть до организаторов «оранжевых революций» из ЦРУ (ну куда же без него!). Тогда вы — пятая колонна и национальные предатели.

Это и есть то, что 31 марта на круглом столе, посвященном 15-летию нахождения Владимира Путина у власти, Игорь Юргенс, руководитель Института современного развития, расцвет которого пришелся на президентство Дмитрия Медведева, назвал «удушающим консерватизмом».

Окончание на стр. 2 è«Майдана», т. е. насильственного свержения легитимной власти, либералы не хотят. Они кто угодно, но не фанатики революции, что она приносит с собой, наша история демонстрировала неоднократно задолго до украинского «майдана». Тем более революционерами никак не являются те в самой власти, которых называют «либералами».

Есть революции и есть реформы. Между ними громадная разница, заключающаяся в том, что реформы как раз и призваны предотвратить революции. Но во власти есть те, кто готов, когда надо, выступить с трибуны с призывом к безымянным «структурным реформам», но решительно против тех реформ, которые могут затронуть их жизненное пространство.

Какие это реформы? Те самые, которые, строго говоря, фигурировали еще в «программе Грефа», т. е. в программе реформ, сделанных под президентство Путина. Путин, если не замечать четырех лет президентства Дмитрия Медведева, у власти 15 лет, но главные реформы из той самой первой программы еще не реализованы. 15 лет об этом вспоминали только эксперты, люди во власти хранили олимпийское спокойствие, но теперь они заговорили.

2 апреля, выступая в Москве на биржевом форуме, первый вице-премьер Игорь Шувалов вдруг заявил: «При всех существующих „дорожных“ картах, при всех тех действиях, которые мы сейчас совершаем по улучшению таможенного, налогового администрирования… наряду со всем многообразием наших действий, мне все равно кажется, что мы немного подменяем этими „дорожными картами“ решение главного вопроса. А главный вопрос — это справедливое правосудие… Это, наверное, все-таки сейчас задача номер один».

Выступивший на том же форуме Герман Греф поддержал Шувалова. В качестве условия ускорения экономического развития он выдвинул программу реформы госуправления. Именно это и есть, по Грефу, «структурные реформы», а первая и самая главная их часть — это реформирование судебной, правоохранительной систем, а также ветвей исполнительной и законодательной власти.

31 марта на упомянутом круглом столе Алексей Кудрин, «либерал», покинувший властные структуры, но оставшийся другом Владимира Путина, четко заявил о том, что главное, что Путин мог сделать за 15 лет, но не сделал, это реформа правоохранительных органов и суда. Кто противостоит таким реформам, ясно. В первую очередь это представители силовиков во власти. Почему установление независимого суда и реформа правоохранительных органов — главное в «структурных реформах», тоже понятно. Без этого нет ни нормального гражданского общества, ни нормального инвестиционного климата.

кудрин.jpg

Алексей Кудрин сделал печальный подсчет: «программа Грефа», сделанная под первое президенство Владимира Путина, до сих пор выполнена на 50–60%

Но стоит задуматься, почему эти реформы до сих пор не проведены. Какая власть заинтересована в независимом суде, который будет руководствоваться исключительно законом? Только сменяемая. Только та, которая знает, что она временная. Которая знает, что обязательно настанет время, когда она станет оппозицией, и тогда независимый суд станет важным условием ее возможного возвращения к рулю управления. Любой другой власти независимый суд не нужен. А судьи тоже люди, они заинтересованы в сохранении в профессии, в карьере, они живут и работают в тех условиях, которые есть, и подвигов независимости от них ждать не стоит. Измениться должна сама власть.

Не знаю, в какой мере Шувалов, Кудрин и Греф отдают себе отчет в том, что, призывая к судебной реформе, которая должна обеспечить независимость суда, они призывают и к отходу от традиционной для России установке на вечную власть будь то царя, генсека или Путина. Независимый суд появится вместе с демократической сменяемостью власти, которая ничего общего не имеет с «майданом». 15 лет пребывания Путина у власти — это и есть объяснение того, почему в России нет независимого от исполнительной власти суда.

Сказанное не означает, что предпринимать шаги, укрепляющие независимость суда, выдвигать принципы обновления судебного корпуса — пустое занятие. Ни в коем случае. Но главный ключ — невечность существующей власти.

Противники «либералов» во власти эту болевую точку прекрасно знают, они упирают на исторические традиции и уже сейчас с разных сторон вбрасывают идеи отказа от ограничений в сроках президентства Владимира Путина. Если уж возвращаться к теме «майдана», то именно такие антиконституционные действия его и провоцируют.

Так что где отсутствие реформ — это и есть путь к «майдану».

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться