Неравный бой

ТОП-10 06 Июн 2013, 17:08
Неравный бой

Главное, что произошло на процессе, — Врублевский отправлен за решетку.

Судья Наталья Лунина согласилась с ходатайством прокурора Сергея Котова. Тот, в свою очередь, опирался на показания Никиты Евсеева, который в деле фигурирует в качестве одного из понятых, однако идентичность его подписи на протоколах оспаривает защита, опираясь на заключение графолога Леонида Раева. Евсеев заявил, что Врублевский, позвонив ему в конце апреля, оказывал на него давление.

Леонид Раев экспертЭксперт Леонид Раев

Суд оставил без внимания заключение эксперта, которое тот расширил на заседании 5 июня, имея в качестве образцов расписку одного из понятых — Ильи Теслюка — на повестке о явке в суд и подписи второго — Никиты Евсеева — в студенческих экзаменационных ведомостях, подчеркнув свою уверенность в том, что подписи на протоколах, якобы, сделанные этими «понятыми», по основным графологическим признакам принадлежат совсем не этим людям. Он высказал предположение, что подписи на протоколах принадлежат следователю Сергею Дадинскому.

Дадинский Врублевский
Сергей Дадинский и Павел Врублевский
 

Экспертное заключение было приобщено к делу, но осталось втуне, возможно, из-за замечания прокурора Котова, который выяснил, что в распоряжении эксперта были не оригиналы документов с подписями Теслюка и Евсеева, а их ксерокопии. Но суд сам отказал эксперту в работе с оригиналами. Этот ход в суде повторялся многократно.

Сторона защиты предъявила многочисленные доказательства того, что Евсеев в суде лжесвидетельствовал. Например, он утверждал, что у него «неисчислимое множество» образцов подписи, но эксперт-графолог утверждает, что так не бывает или бывает, но только если подписи принадлежат больному шизофренией, сам же Евсеев предоставить образцы подписи отказался. Евсеев отрицал, что имеет неслужебные приятельские отношения со следователем ФСБ Сергеем Дадинским, но суду были представлены фотографии их совместного отдыха в Сочи. Евсеев не просто отрицал, что Дадинский был крестным отцом его сына, в качестве доказательства он заявлял, что является мусульманином. Но адвокат Павел Зайцев представил суду официальную справку из московского Богоявленского кафедрального собора об обряде крещения сына Евсеева, в документе было прямо указано, что крестным отцом был Сергей Дадинский.

Что сделал суд? В приобщении к делу фотографий отказал, а то, что в своем лжесвидетельстве (что является преступлением) Евсеев дошел до форменного издевательства над вопросами веры, суд «не заметил».

Повторю, именно заявление Евсеева было основанием для заключения Врублевского под стражу, хотя сам Евсеев не привел никаких примеров угроз со стороны Врублевского, а тот утверждал, что позвонил для того, чтобы обеспечить явку «понятого» в суд.

Настя Курочкина

Анастасия Курочкина

Но суду откровенно лгал не только Евсеев. Суд допросил следователя Дадинского. «Понятая» Анастасия Курочкина на прошлом заседании показала, что понятой никогда не была и ни на каких протоколах не расписывалась. Дадинский утверждал обратное. Курочкина была готова предоставить суду аудиозапись своего разговора с Дадинским, который она записала на телефон, когда тот в мае приезжал к ней на работу и уговаривал или не являться в суд, или написать заявление о том, что на протоколах именно ее подпись. Суд запись к делу не приобщил. Тогда Курочкина предоставила состоявшуюся беседу в качестве заявления в суд. Практически полная запись этого разговора была и в ходатайстве адвоката Людмилы Айвар, она, как и адвокат Зайцев, просила суд признать ошибочным решение о заключении Врублевского под стражу.

Павел Зайцев

Адвокат Павел Зайцев

В этом разговоре есть любопытные пассажи. Дадинский утверждает, что «с утра разговаривал с судьей, она сказала, что ей и двух понятых хватит», «судья в курсе и прокурор тоже». Дальше Дадинский просвещает Курочкину, утверждая, что обвиняемые по делу «продавали наркотики через интернет», чего, конечно, не было, что подтверждает дело, которое вел Дадинский. Он просит прощения у Курочкиной за то, что «втянул» ее в это дело и «не предупредил».

Что делает суд? Документы он не принять не может, но с подачи прокурора Котова находит ответный ход. Судья Лунина принимает решение приобщить запись разговора Дадинского и Курочкиной в дело, но только вместе с записями всех контактов Врублевского с Курочкиной, как телефонных, так и в соцсетях. Как реализовать идею прокурора на практике, он и сам не знает — пусть этим займутся технические службы ФСБ.

Мало того, что эти службы, по сути, являются участником уголовного дела, и у обвиняемых возникают резонные вопросы к тому, как именно будут «раскрыты контакты». Главное же — любые контакты Врублевского с Курочкиной или с кем бы то ни было еще, не отменяют того факта, что если запись разговора Дадинского с Курочкиной верна, то следователь ФСБ в суде лжесвидетельствовал, против него впору открывать уголовное дело.

Именно это и заявила адвокат Айвар, добавив, что судья поставлена в известность о том, что защита ведет аудиозапись процесса, а значит, сможет с помощью экспертов подтвердить или опровергнуть аутентичность голосов Дадинского и Курочкиной на записи.

Но все это судья Лунина пропустила мимо ушей. Она уже обезоружила защиту, обусловив приобщение ее доказательств в дело уловкой раскрытия контактов Врублевского с Курочкиной на всех носителях.

И вот этот суд является равным состязательным процессом обвинения и защиты?

Честное слово, у меня больше симпатий вызывает позиция прокурора Котова. Ему, по, крайней мере, хватило порядочности не угрожать Анастасии Курочкиной уголовным делом за лжесвидетельство. Прокурор точно знает и не особенно скрывает того, кто именно в суде лжет.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться