Вам не стыдно?

ТОП-10 07 Июн 2013, 14:00
Вам не стыдно?

Врублевский, братья Артимовичи и бывший сотрудник ФСБ Максим Перминов обвиняются в организации и проведении DDoS-атаки на сервера платежной системы Assist летом 2010 года. По версии обвинения, в результате атаки на девять дней вышла из строя система продажи билетов на сайте компании «Аэрофлот». 5 июня 2013 года по ходатайству прокурора, суд изменил меру пресечения Врублевскому, заключив его под стражу до декабря. По версии гособвинения, Никита Евсеев, выступающий в уголовном деле в качестве понятого, после общения с Врублевским опасается за свою жизнь.

Российскому обывателю давно объяснили, что есть закон и есть реальность. «Вор должен сидеть в тюрьме», — говаривал Владимир Путин, тогда дважды премьер-министр, ныне трижды президент России, и все понимали — Ходорковский получит новый срок. За что? За убийства, о которых известно руководителю страны. Почему же статья у Ходорковского экономическая? Так убийства поди докажи за давностью лет. То ли дело экономика — свидетели утверждают, что хищение было, и этого достаточно для «посадки».

На заре Советской республики молодое государство отбросило мертвую букву закона и руководствовалось принципом революционной целесообразности, безжалостно уничтожая врагов революции, буржуазных специалистов, классово чуждый элемент и прочую недобитую «контру». Через десяток лет добрались и до своих…

Дело Врублевского возвращает нас в те времена. Из расшифровки разговора следователя следственного управления ФСБ России Сергея Дадинского с понятой Анастасией Курочкиной становится ясно, почему в данном деле заранее оправданы любые методы. «Ты не понимаешь, они наркотики продавали. Наркоманов нельзя отпускать, это принципиальный вопрос. Дело на контроле у директора», — объясняет Дадинский Курочкиной.

Разговор молодых людей состоялся после того, как Анастасия Курочкина заявила адвокатам подсудимых, что ее подпись в уголовном деле подделана. Позднее она подтвердила это в зале суда. Следователь уговаривал бывшую подругу на слушания не приходить и обещал, что «ее теперь никто не тронет и никто не найдет», а с судьей и прокурором он уже договорился. Дадинский недоумевал: «Понятых никогда не дергали». Действительно, кто же мог подумать, что полетит ко всем чертям налаженная за долгие годы система работы правоохранительных органов.

Сергей Дадинский объяснил в суде, что понятых найти непросто — граждане неохотно участвуют в следственных действиях, опасаются людей с «корочками» ФСБ. Потому, очевидно, как минимум двое из четырех понятых были «своими» — его друг Никита Евсеев (Дадинский является крестным отцом сына Евсеева) и его девушка Анастасия Курочкина, с которой Дадинский встречался и даже обещал жениться.

Сергей Дадинский, впрочем, дружбу с Евсеевым отрицает. Однако Анастасия Курочкина представила суду фотографии, где она, Дадинский и Евсеев вместе отдыхают в ведомственном пансионате ФСБ «Солнечный». И это различие в показаниях — лишь одна из многочисленных нестыковок в непростом «деле Врублевского».

Сторона защиты утверждает, что оперативно-розыскные мероприятия по делу проводились без санкции суда. Для придания законности добытым доказательствам следствие позднее оформило постановление об ОРМ задним числом. Факт вопиющий, но совершенно объяснимый с позиции следствия — если придуманная кем-то процедура мешает интересам дела, то процедурой можно и пренебречь. Ловить бандитов в белых перчатках действительно сложно.

Стоит ли удивляться, что вещественные доказательства, приобщенные к делу, оформлены кое-как. Защита обращает внимание суда на несоответствие фактических серийных номеров на лазерных дисках номерам, указанным в уголовном деле. На то, что имеющаяся фактически упаковка лазерного диска одного цвета, а в уголовном деле — другого. Что ноутбуки, являющиеся вещдоками, не раз включались в сеть без всякого отражения в документах уголовного дела, и информация на них могла быть изменена, что документы оперативно-розыскных мероприятий рассекречены с нарушениями действующих правил самого ФСБ, как утверждает Врублевский, но… Правосудию, кажется, нет никакого дела до всех этих тонкостей.

Следствие и прокуратура безоговорочно доверяет эксперту «Лаборатории Касперского» Григорию Ануфриеву, хотя именно «Лаборатория Касперского» предоставляла компании Assist защиту от DDoS-атак и, теоретически, может быть заинтересована в результатах процесса. Без доли сомнений принимаются на веру показания приятеля Дадинского Никиты Евсеева об угрозах со стороны Врублевского — они и послужили основанием для повторного ареста последнего.

Эксперт АНО «Судебный эксперт» Леонид Раев представил суду результаты исследования 20 протоколов уголовного дела. По его словам, подписи трех понятых из четырех, участвовавших в деле, подделаны одним человеком. Вероятно, самим Дадинским. Это протоколы осмотра вещественных доказательств. Если они действительно фальсифицированы, вещественные доказательства, приобщенные к делу, нельзя использовать в суде. Но и это не смущает сторону обвинения.

На допросе в суде следователь ФСБ Сергей Дадинский не смог ответить на вопросы стороны защиты относительно метаморфоз, произошедших с вещественными доказательствами. Равно как не пролил свет и на другие странности этого дела. «Если вы что-то не понимаете, это ваши проблемы», — заявил он адвокатам. И еще сказал, что загружен работой, потому возможны всякие ошибки.

«В деле и так все ясно», — не раз подчеркивал государственный обвинитель Сергей Котов. Следует только порадоваться за сотрудников правоохранительных органов, которым все и сразу ясно в деле о компьютерном преступлении. Лишь один штрих — Сергей Дадинский так и не смог ответить, приходилось ли ему ранее расследовать дела такого свойства, а Сергей Котов на одном из судебных заседаний ходатайствовал об изъятии переписки Врублевского и Артимовичей с Анастасией Курочкиной в электронной почте Facebook.

«Как вам не стыдно? Почему вы позволяете делать мне замечания? С профессиональной точки зрения я не умалила ничьи права и возможности», — срывается на крик федеральный судья Наталья Лунина в ответ на очередную реплику со стороны адвоката Врублевского Людмилы Айвар. Стыдно? Помилуйте…

Вор, конечно, должен сидеть в тюрьме. И убийца должен получить по заслугам. Но как же выходит, что не суд, а следователь и оперативники ФСБ решают, кто «злодей», а кто нет, и это явным образом влияет на процесс. Что в уголовном деле подделывают подписи понятых — и это доказанный экспертизой факт — но судебное разбирательство продолжается как ни в чем не бывало. Что система правосудия настолько обособлена от закона и установленных ею же процедур, что позволяет себе просто игнорировать неудобные для нее факты.

Виновность подсудимых установит суд. Скорее всего, приговор будет вынесен уже в ближайшее время. Но давайте честно — можно ли ради «посадки» человека, заведомо считающегося виновным — вором, убийцей, насильником, — преступить закон? Как у Михалкова в его «12» — можно ли быстренько проголосовать, осудить, и по домам, особенно не вдаваясь? Можно ли, прикрываясь законом, творить беззаконие?

Ответьте, а потом представьте, что на скамье подсудимых оказались вы, ваши родственники, друзья. Изменился ли ваш ответ? Если изменился, то именно в этом — мера правосознания и степень гражданской ответственности нашего общества.

Вам не стыдно?

Сергей Хайрук

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться