«Software — хороший бизнес: один раз пишешь, а продаешь много раз»

«Software — хороший бизнес: один раз пишешь, а продаешь много раз»

ТОП-10 29 Апр 2016, 10:32
«Software — хороший бизнес: один раз пишешь, а продаешь много раз»

СПЕЦПРОЕКТ«ФИНАНСОВОЙ ГАЗЕТЫ»: ЮБИЛЕЙ ФИЗТЕХА

Компания Veeam Software 5 апреля объявила о выходе нового продукта -Veeam Availability Orchestrator, который оркестрирует передвижение данных и приложений из одного облака в другое. Основатель и президент компании, лидирующей на мировом рынке защиты данных в облачных сервисах, соучредитель венчурного фонда ABRT Ратмир Тимашев считает: в ближайшие 10 лет статус российской науки как основного двигателя инновационной экономики будет восстановлен.

По версии журнала Forbes, Вы входите в топ-30 ведущих IT-предпринимателей страны. А как все начиналось?

Я родился в Уфе, учился в школе с углубленным изучением английского языка и математическим уклоном. В начале 8-го класса учительница познакомила нас с журналом «Квант». Собралась группа из пяти человек, которые занимались физикой. Я стал по ночам решать задачи из журнала, поступил в заочную школу при Физтехе. Мой дядя преподавал в московском Институте нефти и газа, звал в этот вуз, но я пошел в МФТИ. Поступал на физико-химический факультет, но с первого раза не набрал нужного количества баллов. И вместо Физтеха в 1983 г. я поступил в Авиационный институт в Уфе. В 1985 г. я перевелся на Физтех. В общежитии меня поселили в одной комнате с Андреем Бароновым.

Каковы самые яркие воспоминания и важные уроки, полученные во время учебы?

В Физтехе царит здоровый дух соревновательности, амбициозности. Я всегда говорю, что ученый, музыкант, спортсмен, артист, поэт, художник одинаковы в том, что ими движет «ego». Это не эгоизм, это желание добиться чего-то, получить признание в своем окружении. Если говорить о мотивации, то признание и слава всегда на первом месте и только потом деньги. В Физтех идут люди, которые хотят быть Эйнштейнами и получить Нобелевскую премию. Бизнесмены, кстати, как спорт­смены и творческие люди, хотят быть признанными.

Для меня бизнес и наука — одинаковые вещи. Это дух соревнования, сфокусированность на открытии чего-то нового, важного, поиск нестандартного решения. Смотреть на бизнес нестандартно и принимать нестандартные решения — это тоже признак науки. Полная преданность делу, готовность работать 12–13 часов — это тоже признаки как бизнесмена, так и ученого, т. е. в науке и бизнесе важен hard worker, трудоголизм.

С возрастом приоритеты меняются?

Нет. Приоритеты не могут меняться. Это на генетическом уровне и результат воспитания. Люди, которые поступают на Физтех, все так мотивированы. А обстановка доводит их желания и устремления до совершенства.

Как складывалась Ваша жизнь после окончания МФТИ?

В 1990 г. я закончил обучение и попал в аспирантуру. Работал в Институте проблем механики. Продолжал работать над кандидатской, которую начал еще на 5–6 курсе. Но надо было работать, денег не хватало. Подрабатывал. Я и до этого был командиром студенческого строительного отряда, у меня было много друзей и мне легко было найти шабашки.

У меня был хороший друг Сергей Куликов, тоже с Физтеха, он создал строительный кооператив. Пару лет я работал на него, заработал достаточно много денег — купил машину, квартиру. Это были мои летние заработки. Тогда я понял, что у меня есть предпринимательские качества. И подумал, что наукой заниматься уже непрестижно, потому что все разрушилось. Я стал задумываться об уходе в бизнес, потому что нравилось это занятие.

Открытие Америки

Вы хотели заниматься бизнесом параллельно с наукой или забросили работу над кандидатской диссертацией?

Прежде чем открыть свой бизнес в России, я решил на пару лет съездить в Америку — выучить язык и понять, как работает капитализм.

Я отправил резюме в несколько университетов. Мне позвонили из университета штата Огайо (The Ohio State University) в городе Коламбус. Там в аспирантуре учились два человека из Физтеха, которые приехали в университет в 1991 г. и по своей подготовке были на две головы выше индусов и китайцев. Декан был заинтересован в аспирантах из России, позвонил лично. В Ohio State University самое сильное направление — химическая физика, специальность, которую я получил на Физтехе. Три с половиной года я учился, вел семинары, но наукой я уже заниматься не собирался. Будучи аспирантом, я стал заниматься бизнесом. Мы начали продавать компьютерные запчасти в Москву, друзьям из Физтеха. Стали рисселером крупного дистрибутора Tech Data. Тогда интернет только начинался, и они присылали нам CD, на котором было 30 тыс. наименований товаров, начиная от мышки и заканчивая любой компьютерной деталью. У нас появилась идея e-commerce store — построить интернет-магазин и продавать эти детали онлайн. Причем Tech Data сама отправляла заказы напрямую заказчику, т. е. мы могли заказывать и никогда не видеть эти товары. Идея была точно такая же, как у Amazon. У них была идея взять чью-то базу данных, оптовиков со складами, они просто получали заказ, а дистрибутор напрямую отсылал товар пользователю. Мы тоже получали заказ на детали, он автоматически уходил в Tech Data, и они уже отсылали детали заказчику.

Вы уже тогда сотрудничали с Андреем Бароновым?

Нет, я начинал с другими людьми. А в 1995 г. мы отмечали пятилетие выпуска, я был в Москве и предложил Андрею приехать в США. Я точно знал, что он может взять на себя всю техническую часть организации web-сайта и интернет-магазина. Еще когда мы учились, я знал, что Андрей гениальный математик и физик. И бизнес-задатки у него тоже были. После МФТИ он не бросил науку. Учился в аспирантуре в Институте химической физики, а подрабатывал ремонтом факс-машин и принтеров. Он организовал свой бизнес, в котором принимал участие даже его шеф. У Андрея хватка и правильный подход к бизнесу. Я у него учусь в плане прагматического подхода к бизнесу.

В 1995 г. Андрей защитил кандидатскую диссертацию и приехал ко мне в Коламбус. Мы сделали магазин за шесть месяцев и запустили онлайн-магазин на полгода позже, чем Amazon в начале 1996 г.

Первый опыт был успешным?

Мы были бедными студентами из России, которые плохо разбирались в бизнесе, а Коламбус — такой город, в котором нет венчурных капиталистов, не у кого спросить совета. Мы точно не знали, что нам делать с этим магазином. Он агрессивно развивался. Мы придумали оригинальные способы маркетирования, мы и спам придумали, и shopping cart, и прием кредитных карт, и поиск. Тогда ни у кого, кроме Amazon, этого не было. Мы зарабатывали по $500, что для студентов были неплохие деньги. Я сам совершил первую покупку в интернете с помощью кредитной карты в 1999 г., а пытался продать в 1996 г.

Я всегда говорю: для построения успешной технологической компании, нужны три главные вещи. Быть в правильном месте, в правильное время и создать гениальный продукт. Продукт у нас был гениальный, но мы выступили немного раньше времени и немного не в том месте, нам надо было быть в Силиконовой долине. Хотя Amazon раскрутился из Сиэтла, но он как минимум в течение 10 лет не был прибыльным, жил на венчурные деньги. У нас доступа к венчурным деньгам не было, и мы не знали, как их найти.

Этот магазин мы сделали на новой платформе, которую Microsoft только что выпустил в 1995 г. — Windows NT. Это серверная платформа, которая сейчас известна как Microsoft Windows Server. Андрей Баронов досконально разобрался в этой системе и стал экспертом номер один в мире. Он отвечал на вопросы на форумах. Даже мне ничего не сказав, хотя мы сидели в одной комнате на кампусе Ohio State University, он от нечего делать, чтобы занять мозг, написал две утилитки для администраторов Windows NT. Фактически с этого начался наш первый настоящий бизнес. Я понял, что Software — это хороший бизнес, когда ты пишешь один раз, а продаешь много раз и тебе не надо заморачиваться ни с дистрибуцией, ни с hardware. Маржа стопроцентная, потому что ты написал один раз, повесил, люди загружают и платят тебе. Это гениальный бизнес, мне очень нравится, и я предложил Андрею Баронову заняться Software. На уговоры Андрея ушел год. Потом он придумал еще ряд продуктов, и в 1997 г. была создана наша первая компания Aelita Software. К 2003 г. этот бизнес вырос до $30 млн и в конце 2003 — начале 2004 г. компания была продана Quest Software за $115 млн. Мы работали на компанию-покупателя один год, чтобы убедиться, что слияние было успешным.

«Вырасти до $1 млрд в ближайшие три-четыре года»

После продажи Aelita Software Вы открыли фонд ABRT, который занимается поддержкой и развитием стартапов, и в 2006 г. создали компанию Veeam Software, которая занимается созданием продуктов резервного копирования для виртуальных сред. Не собираетесь ли продавать Veeam Software?

Мы много внимания уделяли Veeam Software. Идеи были те же самые: давайте писать инструменты для VMware, потому что мы понимали, что VMware будет новым Windows NT. Правда, тогда мы еще не понимали, что виртуализация будет основой облачных вычислений, cloud computing. Но понимали, что виртуализация будет очень большим трендом. В этом случае мы были в правильном месте, в правильное время, и Андрей написал гениальный продукт.

В 2007 г. Veeam Software выпустила свои первые программы — Monitor и Reporter, а год спустя появился основной продукт компании — средство резервного копирования виртуализированных сред.

То есть сошлись все три составляющие успеха?

Мы многому научились. Veeam Software развивается быстро. Компанию мы создали в 2006 г., а основной продукт выпустили в феврале 2008 г., т. е. мы на рынке всего восемь лет, а уже выросли до $0,5 млрд оборота и более $100 млн прибыли. Мы растем очень быстро: в этом году мы вырастем еще на 25%. Наша цель — вырасти до $1 млрд в ближайшие три-четыре года.

Мы являемся лидерами в области защиты данных в облаках и виртуализационных средах, т. е. в современных data-центрах. Мы номер один в сфере защиты данных в модерн data-центрах, которые построены на виртуализации и технологиях облачных вычислений. Мы конкурируем со старыми игроками, как Veritas, СommVault, IBM, EMC, но у них продукты старые, у нас современные, соответствующие новым требованиям, т. е. восстановлению данных в течение минут и секунд. Их продукты могут восстанавливать data в течение часов или даже дней. А сейчас количество данных и приложений экспоненциально растет, и все приложения становятся критичными для бизнеса. Раньше только 3% данных было критическим для бизнеса, сейчас 50–100%, и все это нужно восстанавливать в случае сбоя в течение секунд. Сейчас все живут в так называемом Always-On Business, когда доступ к данным и приложениям нужен 24 часа 7 дней в неделю 365 дней в году. Вы проверяете e-mail, вы проверяете погоду, новости, документы. За последние пять — десять лет мир полностью поменялся, и только наш продукт соответствует современным требованиям восстановления date.

Управлять облаками

Какими Вы видите перспективы своего бизнеса?

На ближайшие пять лет у нас есть представление, куда компания будет развиваться: мы будем не только восстанавливать данные, но будем управлять ими, а количество данных будет экспоненциально расти. Мы будем двигать данные из одного облака в другое с целью уменьшения затрат и расходов, увеличения производительности, потому что, если вы привязаны только к Amazon, а он начнет брать с вас много денег, вы захотите быстро переключить на Azure. Компаниям нужна мобильность, чтобы переводить данные и приложения из одного облака в другое. У нас такое видение, что мы сидим в центре облачного мира, где доминируют крупные компании, как Amazon, Microsoft и Google, но мы управляем данными и приложениями. Так, 5 апреля компания объявила о выходе нового продукта — Veeam Availability Orchestrator, который оркестрирует передвижение данных и приложений из одного облака в другое.

Каким Вы видите будущее российской науки и экономики?

Когда будет восстановлен статус ученых и науки как основного двигателя экономики, я не знаю. Но надеюсь, что это будет скоро, лет через 10.

Мы хотим пожелать Физтеху, чтобы он продолжал быть номером один среди научных учебных заведений и стал первым в области инновационных технологий, которые помогают российской экономике перейти на инновационные технологичные рельсы.

Физтех должен быть лидером не только с точки зрения подготовки правильных кадров, но и базой, на которой будут создаваться и вырастать российские высокотехнологичные компании.

Беседовала Инга Замуруева


Андрей Баронов закончил МФТИ в 1990 г. Кандидат физико-математических наук. В настоящее время является техническим директором Veeam Software, руководит всеми аспектами стратегии развития продуктов исследований и разработки (R&D).

В 1997 г. вместе с Ратмиром Тимашевым стал соучредителем компании Aelita Software.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться