Натуральный мех – естественный выбор современной женщины

Натуральный мех – естественный выбор современной женщины

Пушной сезон 2018/2019, скорее всего, станет переломным. Потребитель вновь разворачивается к изделиям из натуральных, а не искусственных мехов. Новые тенденции в мире меховой моды наверняка привлекут платежеспособный спрос. Особенно в канун Нового года и Рождества. Ведь новое манто – самый желанный подарок модницам в начале нового зимнего сезона.
Мода / Константин Смирнов, Георгий Смирнов 23 Дек 2018, 12:02
Натуральный мех – естественный выбор современной женщины

Бриллиантовый мех

«Лучшие друзья девушек – это бриллианты». Это неоспоримо. Драгоценные камни всегда украшали красавиц. И к тому же они считаются надежным инвестиционным вложением. Однако блистательные колье, серьги, браслеты и кольца приобретают особую силу, когда их оттеняют не менее ценными изделиями из дорогостоящих мехов. Тем более что в этом сезоне популярны модели, соединяющие в себе роскошный мех и драгоценные камни.

Изначальная функция меха – сохранение жизни. Да, именно так. Человечество не раз в своей истории переживало ледниковые периоды или просто сильные и длительные похолодания. Для начала тепло приносили невыделанные шкуры разных диких животных. Но уже в античные времена шкурки пушных зверей: соболя, горностая, куницы, рыси, лисицы, белки, стали играть роль атрибута власти и богатства.

Сейчас натуральный мех продолжает цениться как воплощение красоты и изящества, при этом изделия из него – сама функциональность. Холода никуда не ушли. Кстати, меховые вещи стали модными не только среди представительниц прекрасного пола, но и среди сильного. В США за последние десять лет покупки мужских изделий выросли на 65%. Так что шубы и шубки, манто и куртки из меха нужны всем. Дело только за платежеспособным спросом. И трудно себе представить подарок на Новый год лучше, чем модные меховые изделия для двоих.

Мода не стоит на месте – меха уже давно стали частью всей модной индустрии, без них невозможно представить себе идущего в ногу со временем и средой человека. Это один из основных ресурсов для дизайнеров – современные модельеры раздвигают творческие границы и постоянно изобретают новые способы носить мех.

К тому же при надлежащем уходе меховое изделие может стать достойной инвестицией, семейной реликвией нескольких поколений, и, при желании, его легко можно переделать в новое. Согласно официальным данным, 64% дизайнеров из Нью-Йорка, Лондона, Милана и Парижа использовали натуральный мех на показах сезона осень/зима 2018–2019.

Итак, магия меха неоспорима.

Пластиковый псевдомех

Понятие «восполнимый ресурс» применяется, как правило в «зеленой» энергетике, когда речь заходит о. Энергии солнца, ветра и биоресурсов. Но и натуральный мех – это тоже часть «зеленого» мира. Изделия из него производят из обильных и здоровых популяций пушных зверей в дикой природе. Доказательство простое – представители семейства куньих (соболь, горностай, сама куница) в «Красной книге» не числятся, в том числе и потому, что специалисты отрасли заботятся о сохранении популяций пушных зверей. То же и с другими добываемыми животными. При этом все большую долю пушнины производят на сертифицированных фермах в ряде стран – прежде всего норку, чернобурую лису, песца.

Меховая промышленность жестко регламентируется во всех странах-производителях и развивается на основе научно обоснованных стандартов деятельности. Приоритет – прозрачность в определении всей цепочки происхождения шкурки. По каждой из них можно четко определить, когда, где и каким способом она добыта, естественно, максимально гуманным образом.

В результате пушные изделия являются не только выражением изысканной красоты, но и экологичности. Мех радует человека и не приносит ему никакого вреда. Естественно, вышедшие из употребления вещи ни в коем случае не могут навредить природе, так как быстро разлагаются – не более 2–3 лет.

Противоположная ситуация складывается вокруг синтетического (искусственного) меха, который ряд дизайнеров, находящихся под моральным давлением «защитников» окружающей среды, пытаются противопоставить натуральному сырью. Однако производство и использование искусственного меха регулируется далеко не так строго, как натурального. Исследования показывают, что этот материал крайне опасен. Синтетический мех в своем составе имеет пластмассу, получаемую из нефтепродуктов. При обработке изделий выделяются пластмассовые частицы, негативно влияющие на кожу. Отходы не подлежат разложению и в течение многих десятилетий наносят непоправимый урон окружающей среде. Суша и, особенно, мировой океан просто тонут в пластиковых пакетах. Зачем в свалки добавлять отработавший свое искусственный мех, который к том же плохо поддается вторичной переработке.

Конечно, ряд модных домов отказались от коллекций с изделиями из натурального меха в пользу искусственного. Но при этом, как подчеркивает Роберт Кэхилл, старший вице-президент по маркетингу Североамериканского Пушного аукциона (NAFA), почему-то продолжают использовать овчину, кожи, включая экзотические – питона и крокодила. С этикой это явно не согласуется.

В целом Роберт Кэхилл уверен, что нападки на меховую отрасль вызваны интересами определенных групп, которые, якобы защищая права животных, зарабатывают миллионы долларов на основе ложной или вводящей в заблуждение информации. Эти группы будут делать все возможное, чтобы общественность никогда не узнала правду о натуральном мехе и устойчивости популяций.

При любом исходе дебатов «зеленых» с традиционалистами ясно одно – шуба из искусственного меха на настоящий подарок не тянет. Это не более чем недолго живущая подделка.

Черная норка навсегда

В отличие от «отказников» большинство ведущих Модных Домов и известных дизайнеров продолжают работать с настоящим мехом. Среди них такие бренды, как Michael Kors, Gianfranco Ferré Furs, Braschi и Ego. Модный Дом Oscar de la Renta выступает в качестве фирменного дизайнера бренда Black NAFA. Это бренд, выделивший изделия из черной норки в отдельную линейку продукции. В новом сезоне осень–зима 2018–2019 эти и другие модельеры предлагают самый широкий спектр тенденций.

Вернулись длинные классические пальто из эры «диско» начала 1980-х. Но подиумы завоевывают и пальто-халаты и в особенности манто в стиле кимоно. Они предназначены как для дневных посещений торгово-развлекательных и фитнес-центров, так и для вечерних коктейлей, посещений выставок и концертов.

Остаются в тренде шубки в стиле авто-леди и, наоборот, в пол, в старорусском стиле. Длинна рукавов предлагается на любительниц как укороченного формата, дополняемых длинными лайковыми перчатками, так и удлиненного – вплоть до полного покрытия кистей рук. Цветовая гамма буквально радужная. Изделия появляются на подиумах как в натуральных традиционных черных, коричневых, бежевых, белых и голубых тонах, так и в смелых новомодных ярких расцветках. Первенство – за пронзительно желтым. В моде остаются пушные изделия с графическими узорами, надписями и логотипами.

Как всегда, актуальны классическая норка, а также роскошная рысевидная кошка, соболь и лисица – это зависит только от стиля самого клиента.

Наконец, вновь подтверждается мнение – черный всегда в моде! Достаточно вспомнить маленькое черное платье от Коко Шанель, которому скоро исполнится 90 лет. Вот и черная норковая шуба навсегда останется в гардеробе любой модницы. В то время как ультрамодные цвета приходят и уходят, черный никогда не выйдет из моды.

Меховая цифровизация

  • 1 млн стоит манто из баргузинского соболя от Карла Лагерфельда, дизайнера Chanel и Fendi.
  • 350 – 400 тыс. шкурок в год составляли объемы продаж пушнины на Санкт-Петербургском аукционе в 2000-е годы.
  • 600 звероводческих хозяйств существовали в бывшем СССР. Сейчас осталось 35.
  • 11 млн шкурок норки, выращенных фермерами, ежегодно продает NAFA.
  • $3–5 тыс. оценивается метр ткани из меха викуньи.
  • $50-60 тыс. в среднем стоит небольшая шуба из соболя.

По следам русского соболя и американской норки

Мало кто знает, но Древняя Русь появилась благодаря обычному соболю. Славяне с Вислы и Карпат шли на гигантские лесные пространства Восточной Европы именно по следам этого ценнейшего пушного зверька. Уж больно дорого уже тогда ценился его мех, особенно в Византии. Глобальный торговый путь раннего Средневековья «из варяг в греки» также обеспечивал надежные поставки шкурок соболя, куницы и лисицы в Царьград.

Соболь уходил на Север и Восток, наши предки шли за ним. Сначала новгородцы покорили Европейский Север и Северный Урал, затем настал черед Сибири, которую освоили в XVII веке русские казаки и стрельцы. В этих краях до сих пор водятся крупные соболиные популяции, особенно ценится прибайкальский баргузин. Животное это, кстати, хитрое и умное, не лишенное звериного чувства юмора. Звероловы рассказывают, что летом, когда на пушных зверей не охотятся, соболя часто дразнят лаек и их хозяев, близко подбираясь к ним по веткам хвойников – знают, что стрелять в них не будут.

Сходная ситуация сложилась в Северной Америке. В 1670 году была основана старейшая торговая корпорация США и Канады – Компания Гудзонова Залива. В 2000 году ее конечной наследницей стала North American Fur Auctions (NAFA) – канадская компания, которая проводит аукционы по продаже консигнационных меховых шкур, добываемых или выращиваемых фермерами в Канаде и США. Это крупнейший меховой аукцион в Северной Америке и второй по величине в мире. Первый – Kopenhagen Fur в Дании.

 

Теги: мех, шубы
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться