О чем говорили на первом заседании дискуссионного клуба «Финансовой газеты»

О чем говорили на первом заседании дискуссионного клуба «Финансовой газеты»

Константин Смирнов

модератор заседания дискуссионного клуба

Мирнов Константин_PX.jpg

– Добрый день, уважаемые коллеги. Приветствую вас на первом заседании делового дискуссионного клуба «Финансовой газеты» и ИАЦ «Альпари» «Актуальные проблемы экономического развития России». Тема этого заседания «Торговые войны: последствия для мировой и российской экономик» выбрана не случайно. В последнее время все более серьезное разрушающее влияние на глобальную экономику оказывают развязанные США против ряда с стран протекционистские и санкционные противостояния.

Внешнеэкономический и геополитический курсы американского президента Дональда Трампа вызывают все большее беспокойство, и даже уже стойкое неприятие, не только у нас в России или Китае, но и среди союзников США в Европе. Россия, вообще, первая стала объектом экономического давления коллективного Запада. С 2014 года еще демократическая администрация Барака Обамы стала вводить одни антироссийские санкции за другими. Он даже в октябре 2015 года хвастался, что «российская экономика разорвана в клочья». Выдал желаемое за действительное: российская экономика исторически обладает непреодолимой внешними и внутренними рисками устойчивостью. Однако республиканец Трамп, подталкиваемый демократическим большинством в Конгрессе, ужесточает давление на Россию. 

Прикрываясь политическим лозунгами и обвинениями в агрессии против Украины, американская администрация фактически пытается достичь неправомерных с точки зрения Всемирной торговой организации (ВТО) конкурентных преимуществ, например, в сфере поставок газа в страны ЕС. Дошло до того, что американский СПГ (более дорогой, чем российский) объявлен «молекулой свободы», а наше «голубое топливо» – средством навязывания «геополитической гегемонии».

Однако в центре внимания мировой общественности, конечно, находится торговый и технологические конфликты между США и Китаем, двумя самыми мощными экономиками мира. Ставки здесь особенно высоки. Степень противостояния постоянно обостряется. Последствия для всей мировой экономики в случае затягивания торговой войны, в особенности ее технологической составляющей (схватка вокруг Huawei), может привести к самым непредсказуемым последствиям. Но уже сейчас директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард предупреждает, что в 2020 году темпы мирового роста ВВП снизятся на 0,5%. Ряд экспертов вообще прогнозируют рецессию сначала в США, а затем во всем мире. За что боролись, на то и напоролись.

К тому же надо помнить и исторические прецеденты, когда протекционистские барьеры или, наоборот, попытки силой навязать суверенным странам экономический курс, выгодный более сильным с военной точки зрения государствам, которые приводили к кровопролитным войнам. Примеров не счесть. Но с современной точки зрения особенно показательны опиумные войны Великобритании против Китая в XIX веке или Первая мировая война, которую развязала Германия, обделенная рынками протекционистского сбыта и дешевого колониального сырья.

Как мы видим, опасность развязывания новых военных конфликтов в разных регионах достаточно сильна. А перспектива сглаживания, в том числе и торговых проблем, более чем туманна, несмотря на то, что наблюдатели ждут примирения Китая и США на саммите G20 в Осаке 28–29 июня.

Накануне переговоров в Японии мы и собрались за круглым столом, чтобы дать прогнозы развития ситуации и выработать предложения по подготовке к разным исходам мирового торгового противостояния.

Передаю слово первому спикеру – Юрию Гончарову, гендиректору ГК «Результат», предоставившего нам эту площадку.

 

Юрий Гончаров

Генеральный директор ГК «Результат»

Гончаров Ю.А..jpg

– Наше время – это время и больших потерь, и больших возможностей, когда основные торговые страны, как Китай и США, меряются силами.

С точки зрения России, это, наверное, все-таки время больших возможностей, потому что мы помним, что Киевская Русь, как родоначальник России в современном ее понимании, сформировалась вокруг торгового пути из «Варяг в греки». Та тематика евразийского развития, которая сейчас актуальна, – это развитие вокруг «Нового шелкового пути», Северного, Южного и Центрального маршрутов, также предоставляет нам огромное множество возможностей в сфере международной торговли как транзитной страны.

Поэтому я думаю, что эту тематику мы сегодня затронем, обсудим наиболее актуальные проблемы, которые существуют в международной торговле и будем развивать в дальнейших заседаниях нашего финансового клуба. Мы рады приветствовать всех на нашей площадке и надеемся на наше дальнейшее сотрудничество.

 

Андрей Кушниренко

доцент Всероссийской академии внешней торговли

Андрей кушниренко_PX.jpg

Убийственная пропаганда

– Я хотел бы высказать немного неординарное мнение. Действительно, СМИ наполнены материалами и аналитическими, и новостными, о ведущихся торговых войнах. Да, действительно, поводов для таких публикаций достаточно много, даже если просто перечислить список стран, которые затронуты этими действиями. Но здесь, правда, интересно отметить: торговые войны объявляют исключительно США. Есть и ответные действия затронутых стран, но кроме США эти войны не инициировал пока никто.

Список стран, которые затронуты этими действиями американских властей, достаточно велик, и он начался даже раньше, чем введение пошлин на сталь и алюминий. Год назад он начался с ближайших союзников и соседей Соединенных Штатов – Мексики и Канады, которых путем различного рода угроз введения тех или иных санкций вынудили подписать новую сделку вместо известной с 1993 года соглашения NAFTA. Но судьба этой сделки тоже очень интересна. Это к перспективам, чем кончаются новые торговые войны. Значит, Канада, Мексика, затем Россия со всем букетом санкций, затем сталь-алюминий, Китай, Индия, Турция и так далее. Список весьма велик. Но за исключением России и Китая, а также вопросов, связанных со сталью и алюминием, все эти шаги США носят во многом политический, а не экономический характер. То есть США обеспечивают свое превосходство, обеспечивают, скорее, свои политические цели, а не экономические.

Но ситуация с Китаем иная. Она связана с тем, что здесь заложена глубокая экономическая суть. Но, как мне кажется, перед Первой мировой войной в мире не было основополагающего принципа современной глобальной торговли – что товары, происходящие из разных стран мира, должны облагаться одинаковыми пошлинами. То есть, если какой-то товар попадает в Россию, независимо откуда он поставлен – из Германии или из Бразилии, пошлины должны быть одинаковыми. Принцип режима наибольшего благоприятствования. Так вот, тогда во всех странах был совершенно другой принцип. Российская империя облагала одними пошлинами товары из Франции, другими из Австро-Венгрии и третьими из Германии, и это во многом послужило обострением военных противоречий. Так вот сейчас ситуация очень похожа с точки зрения на то, что было 150 лет назад. Действительно, оказывается, что можно, используя для этих целей соображения национальной безопасности, защиту национальных интересов, облагать одинаковый товар, происходящий из разных стран, разными пошлинами. Теми, которые тебе нравятся.

Такой шаг американцев, который вызвал аналогичные ответные меры со стороны Китая, очень опасен, разрушает основы мировой торговли. Пока эти шаги как американцев, так и затронутых ими партнеров не привели к каким-то серьезным экономическим изменениям. И цена на нефть не рухнула, и курс валют резко не изменился, или он меняется, но не в связи с этим. И можно поэтому расценивать эти шаги американцев как определенный набор приемов для достижения переговорных целей – не более чем попугать, заявить ультиматум, показать кулак.

Но китайцы в этом смысле тоже не сильно отличаются от американцев – они отзывают ранее сделанные предложения. Но это обычные переговорные приемы, не более того. А вот если ситуация не изменится концу года, то накопленные негативные последствия уже дадут себя знать, и как утверждают и ВТО, и Всемирный банк, и многие другие авторитетные международные организации, приведут к замедлению темпов роста мировой экономики.

Но мне почему-то кажется, что этого не произойдет, потому что с конца этого года и в начале следующего в Соединенных Штатах разворачивается очередная выборная кампания, и, на мой взгляд, очень многие шаги Трампа в торговой войне с Китаем продиктованы удовлетворением интересов электората, голосовавшего или планирующего голосовать за Трампа дальше.

Это восстановление американской металлургии, это и защита американских рыбаков и фермеров и так далее. И если их интересы не будут удовлетворены сделкой с Китаем или отсутствием такой сделки, то все это может сойти на нет, и мы будем вспоминать об этом как об обычной исторической новелле. Дай бог, что так будет.

В общем то, что происходит сегодня – это лишь обмен пропагандистскими переговорными ударами для достижения своей цели. Но я абсолютно согласен с Константином в том смысле, что для Китая и Соединенных Штатов основная цель – это не сохранение взаимной доли на рынке. Для Соединенных Штатов вообще экспортная квота в 7% ВВП ничтожна, достаточно мала, это борьба за технологическое превосходство.

Но для Трампа она отягчается предвыборной кампанией, а китайцы могут ждать. В целом же хотел бы выделить 7 основных положений глобального торгового противостояния:

– Все торговые войны ведут только США. Страны, затронутые их действиями, вынуждены отвечать (это ЕС, Канада, Мексика, Россия, Индия, Турция, Иран и Китай);

– Пока идет только обмен ударами (пропагандистскими) для достижения целей переговоров;

– Грань между пропагандистскими маневрами и реальными действиями очень тонка и перейти ее незаметно очень легко;

– Своими действиями США разрушили основополагающий принцип современной торговли – пошлины на товар должны быть одинаковыми, вне зависимости от страны происхождения, и ситуация в торговле стала очень похожей на ту, которая была перед Первой мировой войной;

– В споре Китай – США время работает на Китай. Китай умеет ждать, а в США в конце года начинается предвыборная кампания. Трамп должен что-то реальное дать электорату;

– ВТО работает медленно и неэффективно, но Россия активно использует его возможности;

– В торговые войны России лучше не ввязываться, а ждать их окончания и развивать свою экономику, наращивать внутренний спрос.

 

Родион Ломиворотов

старший экономист Sberbank CIB

Ломиворотов Родион_PX.jpg

- За последние пару месяцев неопределенность относительно глобального экономического роста значительно возросла, так как уверенность в том, что США и Китай смогут найти решение по торговой войне, уменьшилась, а обе стороны продолжали ужесточать свою риторику. На этом фоне центральные банки по всему миру, включая ФРС, ЕЦБ и РБА, начали смягчать свою риторику и указали на возможность смягчения денежно-кредитной политики для поддержки экономического роста. Это оказало положительное влияние на мировые финансовые рынки, так как инвесторы начали ожидать, что ФРС снизит ставки в этом году.

Более мягкие глобальные денежно-кредитные условия оказывают поддержку для стран СНГ. Во-первых, это позволит снизить стоимость заимствования и облегчит правительствам доступ к глобальным рынкам. Второй важный эффект от более мягкой политики ФРС заключается в том, что доллар США может ослабнуть относительно других валют, в частности, валют развивающихся рынков.

Хотя смягчение глобальной денежно-кредитной политики, без сомнения, является позитивным фактором для экономического роста и оказывает поддержку ценам на финансовые активы, продолжающаяся торговая война между США и Китаем остается значительным риском для глобального экономического роста. Потенциальное замедление в Китае может затронуть ближайшие страны, в частности страны СНГ. По оценкам МВФ торговая война может снизить темпы экономического роста в Китае на 1,0–1,5%. В результате это может негативно отразится на экономическом росте в СНГ. Во-первых, учитывая, что Китай является одним из крупнейших потребителей сырьевых товаров (включая энергоносители и металлы), цены на сырье могут оказаться под давлением. Можно подсчитать, что если темпы глобального роста ВВП замедлятся в этом или следующем году до 2 с нынешних 3%, то в связи с падением спроса на нефть средняя ожидаемая цена будет меньше $50 за баррель. И это только просто за счет эффекта спроса. Но пока это не базовый сценарий.

Страны СНГ, в которых экспорт энергоносителей и металлов составляет довольно значительную долю от общего объема экспорта, наиболее подвержены этим негативным шокам. Замедление экономики Китая может повлиять на страны СНГ, когда инвесторы начнут продавать все активы стран, имеющих тесные экономические связи с Китаем. В то же время стоит отметить, что экономики Казахстана и России на данный момент остаются наименее чувствительными как к негативным шокам (продолжение торговых войн и замедление глобального экономического роста), так и к позитивным шокам (смягчение денежно-кредитной политики ФРС), что может быть результатом применения бюджетного правила, а также накопленных фискальных резервов.

При этом не нужно забывать, что Китай – один из крупнейших инвесторов в страны СНГ, включая Россию. Если по разным станам посмотреть, то доля прямых иностранных инвестиций из Китая и государственных кредитов может достигать в некоторых случаях от 30 до 50%. Если взять экономику Таджикистана, то там больше 60% всего внешнего долга приходится на Китай. Китай очень активен в Грузии, в Армении – он туда вкладывает большие деньги. Соответственно, все эти страны достаточно сильно зависят не только от экономического, но финансового положения Китая. Соответственно, если мы ожидаем, что торговые войны в ближайшее время не прекратятся, а скорее всего, это будет медленно нисходящий тренд, то это приведет к некоторому замедлению в Китае, скажется на рынках сырьевых товаров, окажет непосредственное влияние на торговые и финансовые потоки между нашими странами. То есть это будет достаточно болезненный процесс.

Мы все надеемся, что ситуация будет развиваться более-менее нормально. Но надо всегда иметь в виду, что кризисный сценарий находится очень близко.

Продолжающаяся торговая война между США и Китаем остается значительным риском для глобального экономического роста

 

Александр Разуваев

руководитель «Информационно-аналитического центра «Альпари»

Александр Разуваев РХ.jpg

- Когда Дональд Трамп выиграл президентские выборы, никто толком не знал, какая будет его экономическая политика. И вообще сможет ли он полностью проработать свой президентский срок. Оппозиция ему внутри США была и остается очень сильной. Плюс изначально никто не мог понять, что конкретно будет скрываться за поддержкой американского бизнеса и борьбой с безработицей. Однако теперь мы знаем, что Трамп – это, прежде всего, санкции и торговые войны. А учитывая ситуацию вокруг Ирана, возможно и не только торговые. Риски для глобальной экономики в результате политики Трампа очень и очень высоки. Торговая война может обрушить американский и следом мировые фондовые рынки, что ударит по уверенности американских потребителей и может вызвать рецессию. В этом случае Brent может упасть до $30–35 за баррель, и можно будет только благодарить Минфин и ЦБ, что они довели международные резервы России до $504 млрд.

На самом деле Россия столкнулась с санкциями и торговыми войнами раньше, чем остальной мир – в 2014 году. Ситуацию усугубило падение цен на нефть, что естественно стало критичным для российского бюджета. Лекарство было выбрано горькое, но эффективное – девальвация рубля, она обесценила издержки компаний, но позволила сохранить маржу. В результате реальные частные доходы упали на 11%, а ВВП – менее чем на 3%. В выигрыше остались бюджет и акционеры компаний. Рынок акций растет, «Сбербанк», «Газпром» и другие фишки радуют очень хорошими дивидендами.

Однако, несмотря на оптимизм Мосбиржи, реальные доходы населения демонстрируют динамику около нуля, в России рынок акций слабо связан с уровнем богатства граждан. Плюс слабые темпы экономического роста, которые, по нашей оценке, в текущем году должны составить только 1,5%, в 2020 – 1%.

Что можно сделать для решения проблемы бедности и ускорения экономического роста в России? Мы не верим в скорую отмену санкций, поэтому полагаем, что России стоит рассчитывать только на свои силы.

Наши предложения:

– Приватизация, в том числе через механизм народных IPO. Доля госсектора в 50–70% является избыточной;

– Снижение ключевой ставки ЦБ до 6–7%. Это вполне достижимо при выходе на таргет Банка России по инфляции в размере 4%;

– Отказ от доллара во внешней торговле. Основные партнеры России – ЕС и Китай;

– БOльшая ориентация экспорта на Восток. БРИКС. Китай. Ключевые страны тюркского мира – Турция, Азербайджан, частично Иран$

– Более тесное сотрудничество со странами Евразийского Союза, прежде всего, с Белоруссией и Казахстаном. Формирование единого рынка товаров, услуг и капитала. С перспективой ввода наднациональной денежной единицы – евразийского евро.

 

С моей точки зрения, после дефолта 1998 года нам ничего не страшно. В том числе торговые войны между Китаем и Штатами. Я не думаю, что мы должны брать чью-то сторону, потому что в глобальной экономике мы маленькие. Но мы единственная страна в мире, который держит военный паритет с НАТО, обладая достаточно скромным, по сравнению с ним, оборонным бюджетом.

На эту тему хочу закончить советским анекдотом. Встречается министр обороны СССР и США. Американец спрашивает: «Сколько раз вы можете нас уничтожить?» Русский говорит: «Ну, 10» Американец: «Ну, слабаки, мы вас 50 раз можем». Какая в общем-то разница, если достаточно одного. Путин, на самом деле, сказал не шутку, он сказал правду: «Мы попадем в рай, а они просто сдохнут».

 

Артем Сагач

вице-президент Ассоциации текстильщиков России

Артем сагач_PX.jpg

- Мы сейчас с вами обсуждаем вопрос войн между США и Китаем. И прекрасно понимаем, что так или иначе будем втянуты, как в Первую мировую войну нас втянули, мы вспоминали сегодня это неоднократно, нас уже по сути втянули в эту серьезную глобальную войну, которая пока идет на экономических рынках. Не дай бог, что она выльется в какие-то более серьезные шаги, которые подразумевают использование какого-то оружия, пусть даже пока не атомного. Но мы понимаем прекрасно, что Россия опять находится между двух огней, и сейчас, говоря о том, как все это повлияет на мировую экономику, мне кажется, нужно подумать, как эта ситуация повлияет на нас, и нужно подумать о том, какие превентивные меры мы можем, в принципе, применить внутри нашей страны для того, чтобы минимизировать потенциальные риски.

Второй вопрос – Россия всегда почему-то смотрит либо налево, либо направо, но никогда не можем в себя поверить, в свои собственные силы. Говоря о том, что Китай занимается мимикрией и ничего по сути больше не делает. Если мы посмотрим автомобили или текстильную промышленность, то это чистой воды мимикрия. Почему мы стесняемся говорить о своих каких-то наработках? Почему не обращаем внимание на своих ученых? И почему, самое главное, мы не рассматриваем вопрос вложения из нашего ВВП в НИОКР, в развитие нашего образования? Посмотрите на нашу молодежь, она смотрит сейчас на Запад и на Китай, потому что там проще сделать бизнес, потому что там проще начать свое дело. Могу рассказать опыт Эстонии, где человек, начинающий свое дело, получает субсидии. Государство дает им людей, которые стоят на бирже труда, и он первый год им даже вообще не платит зарплату.

И когда мы начинаем говорить о емкости рынка, я, как человек из реального сектора экономики, могу сказать однозначно, что емкость нашего рынка довольно-таки объемная, но мы не используем его в полной мере. Так зачем нам смотреть сейчас на сторону, если у нас у самих много нерешенных вопросов и задач, если у нас у самих есть перспективы развития. У нас у самих должен быть целый комплекс разработанных мер, которые должны приниматься на самом высоком уровне. Но я думаю, что, если мы сегодня, обсуждая эту тему, дадим какой-то определенный стартовый заряд изменениям, то с наименьшими потерями можем преодолеть эту ситуацию. Но смотреть надо на себя.

Константин Смирнов:

– Уважаемые коллеги, мы завершаем наше первое заседание делового дискуссионного клуба «Финансовой газеты» и ИАЦ «Альпари». Следующий номер «ФГ» выйдет 24 июня, за четыре дня до начала саммита G20 в Осаке. Таким образом, очень скоро мы узнаем, насколько наши сегодняшние прогнозы развития ситуации вокруг торговых войн окажутся провидческими.

Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться