Как бороться против экономических преступлений. Часть 3

Как бороться против экономических преступлений. Часть 3

Борьба с анонимностью продолжается
Эксперты / Евгений Воловик 22 Сен 2018, 10:00
Как бороться против экономических преступлений. Часть 3

Сокрытие бенефициарного владения

В июле этого года две ведущие международные организации в области противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) – Группа разработки финансовых мер противодействия отмыванию денег (ФАТФ) и международное объединение подразделений финансовой разведки (Группа Эгмонт) опубликовали совместный отчет на 190 страницах под названием «Сокрытие бенефициарного владения» («Concealment of Beneficial Ownership»).

Как говорится в документе, для того, чтобы скрыть факт владения или контроля преступных доходов, а также источник их получения, преступники используют различные способы. Одним из популярных способов отмывания преступных доходов является сокрытие бенефициарных владельцев структур (компаний, трастов и т. д.) и бенефициарных владельцев банковских счетов. Выявление истинных владельцев и лиц, осуществляющих контроль, – непростая задача, которую приходится решать работникам прокуратуры, правоохранительных органов, подразделений финансовой разведки.

▶ Как бороться против экономических преступлений. Часть 1

Владение преступными активами и контроль над ними, использование структур для сокрытия преступных активов в последние годы стали объектами повышенного внимания в мире. Недавние утечки конфиденциальной информации крупных международных юридических фирм (примеры – документы панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, так называемое «Райское досье» бермудской фирмы Appleby), занимающихся созданием сложных международных схем, состоящих из корпоративных структур, повысили информированность общества о современных способах применения правовых механизмов для сокрытия активов, в том числе, преступного происхождения.

Использованию корпоративных структур и юридических образований для отмывания денег посвящено множество исследований. Отчеты на эту тему публиковали многие авторитетные международные организации: Организация экономического сотрудничества и развития, Всемирный банк, Управление ООН по наркотикам и преступности, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

ФАТФ и Группа Эгмонт выявили необходимость углубленного анализа «уязвимостей, связанных с бенефициарным владением» с упором на исследование участия в структурах отмывания денег «профессиональных посредников». Результаты анализа должны лечь в основу разработки новых «глобальных мер» борьбы за прозрачность владения структурами.

Документ дает оценку «на макроуровне неотъемлемых факторов уязвимости», и предназначен для ориентировки органов власти, организаций финансового рынка и провайдеров профессиональных услуг. Заинтересованные лица могут использовать его для дальнейшей работы по анализу рисков. Как сказано в отчете, при проведении такого анализа страны и профессионалы частного сектора должны исследовать, как геополитическая и экономическая обстановка, а также их собственная стратегия по снижению рисков, могут повлиять на уязвимости, сопряженные с юридическими структурами, а также с посредниками, занятыми созданием и управлением такими структурами.

▶ Как бороться против экономических преступлений. Часть 2

Документ разработан на основе материалов специалистов правоохранительных органов, отчетов по взаимной оценке ФАТФ, результатов научных исследований. Проектом руководили Австралия, Германия и Франция, в состав проектной группы вошли, в том числе, эксперты из более чем десятка стран, включая Россию, а также региональные организации по типу ФАТФ, Международный валютный фонд, ОЭСР, МВФ. 

В апреле прошлого года в Москве состоялся семинар по обмену собранной в ходе реализации проекта информации. На мероприятии были представлены практические примеры и разработки более десятка стран, посвященные проблеме сокрытия бенефициарного владения. Было также проведено «совещание с частным сектором», которое позволило проектной группе «глубже понять» практику работы сектора и проблемы, связанные с бенефициарным владением.

Основными источниками использованной в отчете информации стали практические примеры, собранные Группой Эгмонт, ФАТФ и региональными организациями по типу ФАТФ. 34 юрисдикции представили 106 примеров и типологий. Средняя величина отмытой суммы в каждом примере превышала 500 млн долл.

«Бенефициарным владельцем» в отчете называется физическое лицо (лица), которое, в конечном счете, владеет или контролирует клиента и/или физическое лицо. В понятие бенефициарного владельца входят также лица, осуществляющие, в конечном счете, фактический контроль над юридическим лицом или юридическим образованием (например, трастом. Юридическое лицо и юридическое образование в отчете объединены общим понятием «юридическая структура» («legal structure»)).

В отчете рассматриваются наиболее популярные среди преступников способы сокрытия бенефициарного владения, а также особенности юридических структур и посредников, обуславливающие их «уязвимость» по отношению к использованию преступниками.

Как говорится в документе, современные преступники активно используют разнообразные инструменты для сокрытия истинных целей своей деятельности и факта владения преступными доходами. В этот инструментарий входят фиктивные компании, трасты, другие юридические образования, номинальные лица и так называемые профессиональные посредники. 

Многие «механизмы», призванные стимулировать развитие бизнеса, например, акционерные общества с ограниченной ответственностью или услуги номинального директората (nominee directorship), можно использовать для отмывания денег, уклонения от уплаты налогов и сокрытия коррупционных доходов. Глобализация торговли и новейшие средства связи лишь повышают эти риски. Сегодня странам приходится решать нелегкую задачу применения национальных законов в пространстве глобальной коммерческой деятельности, не признающем национальных границ.

В совместном отчете ФАТФ и Группы Эгмонт предпринята попытка дать полную картину того, как преступники могут использовать юридические структуры и профессиональных посредников для сокрытия своих состояний и преступных активов. Отчет призван оказать компетентным органам стран мира, включая органы финансовой разведки, а также организациям финансового рынка и другим профессиональным операторам услуг помощь в понимании природы рисков, которым они подвергаются.

Фиктивные компании

Анализ 106 примеров конкретных дел показывает, что основным элементом схем, используемых для сокрытия бенефициарного владения, являются фиктивные компании. Фиктивной компанией (shell company) в отчете называется юридическое лицо без существенных активов, не ведущее систематической хозяйственной деятельности, не осуществляющее независимых операций, не имеющее наемных работников. Подставной компанией (front company) в отчете, в отличие от фиктивной, называется нормально функционирующая компания с параметрами законного бизнеса, выполняющая функцию маскирования или сокрытия незаконной финансовой деятельности. Подставные компании (как, кстати, и акции на предъявителя) применяются для сокрытия бенефициарного владения реже, чем фиктивные.

Частные лица и группы, пытающиеся скрыть владение активами, чаще всего осуществляют контроль над ними, сочетая инструменты непосредственного и опосредованного контроля, не прибегая исключительно к одному из них. 

В большинстве случаев бенефициарный владелец использует некую комбинацию цепочек прямого владения и «наслаивания» («layering») структур – «прокладок», с использованием услуг профессиональных посредников и третьих сторон, осуществляющих контроль по их поручению. Как показало исследование, в чистом виде контроль (опосредованный и прямой) в сложных структурах, не пользующихся услугами посредников, использовался относительно редко.

Бенефициарный владелец обычно пытается до некоторой степени сохранять прямой контроль над структурами, однако редко обходится без посредников либо «подставных лиц» (“straw man”). Этими лицами могут быть неформальные номинальные акционеры и директора, супруги, дети, дальние родственники, личные друзья и деловые партнеры. Как правило, «уязвимым» (с точки зрения использования для отмывания денег) звеном таких схем являются номинальные директора и акционеры, в частности, неформальные доверенные лица («подставные лица» – «зицпредседатели»). 

Задача номинального лица во многих случаях заключается в защите либо сокрытии личности бенефициарного владельца или контролера компании либо актива. Как сказано в отчете, использование номинального лица помогает обойти систему государственного контроля собственников компании, учрежденной в данной стране. Это дает возможность «в случае чего» преодолеть запреты, налагаемые судом и государственными органами. В большинстве стран назначение номинальных лиц разрешено законом. В то же время в контексте широкого использования этой «практики» для отмывания денег и финансирования терроризма целесообразность ее продолжения сомнительна, – такое заключение делается в отчете.

Профессиональные посредники

Особенностью схем сокрытия бенефициарного владения, прежде всего, там, где фигурируют крупные суммы преступного дохода, является использование услуг профессиональных посредников и специалистов. Профессиональные посредники – участники большинства примеров, фигурирующих в документе. При этом примерно в половине случаев посредники были соучастниками преступников. Однако соучастие не является обязательным условием оказания содействия в создании схемы сокрытия бенефициарного владения, профессионал может участвовать в правонарушении непреднамеренно (т. е. его могут использовать «втемную»). 

Тем не менее, опыт работы правоохранительных органов ряда государств говорит о том, что профессиональные посредники скорее являются соучастниками преступников, занимающихся отмыванием денег, нежели ничего не подозревающими непреднамеренными участниками схем. Отсюда следует важность эффективного регулирования так называемых «Установленных нефинансовых предприятий и профессий» (УНФПП) (Designated non-financial businesses and professions – DNBP), и необходимость уделения повышенного внимания вопросам противодействия отмыванию денег и финансирование терроризма (ПОД/ФТ) работниками отрасли профессиональных услуг.

Провайдеры услуг трастов и компаний

В отчете приводится пример, когда юридические фирмы по доверительному управлению, регистрации и административному обслуживанию коммерческих организаций (так называемые провайдеры услуг траста или компании – ПУТК) составляли самую большую долю профессиональных посредников, участвующих в учреждении юридических структур и открытии банковских счетов. Сектор ПУТК чаще оказывает услуги предоставления номинальных лиц, директоров, а также услуги другим профессионалам по поручению третьих сторон и услуги «клиентам с международным местонахождением» («clients based internationally»). 

Тем не менее, несмотря на значительные масштабы участия ПУТК в учреждении и управлении этими структурами, похоже на то, что они, скорей всего, не являются архитекторами схем, создаваемых с целью сокрытия бенефициарного владения. ПУТК, принимающие участие в таких схемах, чаще просто «умышленно закрывали глаза» на происходящее, нежели становились полноценными соучастниками схем. Либо оказывали юридические, бухгалтерские и другие финансовые услуги. Все это указывает на то, что функция ПУТК состоит, прежде всего, в сопровождении сделок, ПУТК действуют по поручению клиента либо другого посредника, зачастую находящегося в другой стране.

Одновременно делается заключение о том, что, хотя ПУТК вряд ли можно считать организаторами схем сокрытия бенефициарных владельцев, услуги этих структур «уязвимы по отношению к использованию преступными элементами и другими профессиональными посредниками, участвующими в этих схемах».

Бухгалтеры и юристы

Участие профессионалов-бухгалтеров в оказании услуг по сокрытию бенефициарного владения оказалось минимальным. Тем не менее, вероятность быть вовлеченными в преступную деятельность в качестве соучастника у них значительно выше, чем у юристов и ПУТК. Бухгалтеры менее других вовлечены в учреждение новых юридических лиц. Основная функция профессиональных бухгалтеров в построении схем сокрытия бенефициарного владения – это оказание экспертных консультаций. Причем потенциальным клиентам они чаще предлагают собственные схемы, нежели оказывают содействие реализации схемы, разработанной клиентом.

Бухгалтеры оказались единственными представителями сектора УНФПП, которые не оказывали услуги другому профессиональному посреднику по поручению клиента – третьей стороны. 

По всей видимости, деловая хватка бухгалтеров и легкость, с которой они обнаруживают любую подозрительную финансовую деятельность, снижают их уязвимость по отношению к вовлечению, помимо своей воли, в деятельность по сокрытию бенефициарного владения. Получается также, что преступники и их соучастники–профессионалы вряд ли будут вовлекать свой круг бухгалтера-профессионала, предварительно не удостоверившись в его лояльности.

В отличие от других категорий посредников роль профессионалов-юристов в формировании схем сокрытия бенефициарного владения зависит от конкретной ситуации. Юристы оказываются вовлеченными в учреждение юридических структур и открытие банковских счетов чаще, чем бухгалтеры, но реже, чем ПУТК. То же самое справедливо в части предоставления услуг номинальных лиц и директоров. Среди представителей всех профессий юристы бывают чаще всего вовлеченными в операции по приобретению недвижимости, целью которых является отмывание преступных доходов и сокрытие бенефициарного владения. 

В отчете отмечается тенденция использования юристами счетов доверительного управления для сокрытия бенефициарного владения. Столь же часто применяют этот способ сокрытия и бухгалтеры. В качестве препятствия получению от юристов информации о бенефициарном владении в отчете особо отмечается адвокатская тайна.

В ряде дел с их участием юристы оказывались в неведении о своей вовлеченности в преступную схему. Это означает, что юристы недостаточно осведомлены о своей уязвимости по отношению к отмыванию денег и финансированию терроризма. Ситуацию отягчает относительно низкий уровень регулирования деятельности юристов во многих странах.

Анализ показывает, что в одной схеме отмывания денег редко прибегают к услугам одновременно юристов и бухгалтеров, обычно хватает участия лишь кого-то одного из них. Схемы, в которых использовались одновременно юрист и бухгалтер, были немногочисленны.

Практически во всех примерах схем сокрытия бенефициарного владения использовались ПУТК с посредниками различных профессий. Среди дел, в которых фигурировали несколько посредников одной профессии, подавляющее большинство относилось к ПУТК. Практически во всех случаях пользования услугами нескольких ПУТК в одной схеме это были лица в различных государствах. Этот факт говорит о роли ПУТК в учреждении и управлении местными компаниями по поручению зарубежных клиентов. 

Если же анализировать случаи использования услуг сразу нескольких юристов или бухгалтеров, то в большинстве таких дел это были профессионалы, оперирующие в одной и той же стране, причем большинство таких посредников использовались «втемную». Получается, что при пользовании в одной схеме услугами нескольких юристов или бухгалтеров преступные клиенты пытаются не вызывать подозрений, сознательно ограничивая объем своих отношений с каждым отдельным профессионалом.

Важность специальной подготовки профессионалов

В отчете отмечается, что отсутствие у профессионалов специальной подготовки в области работы с рисками отмывания денег и финансирования террористов (ОД/ФТ) затрудняет их реагирование на признаки совершения этих преступлений. Это повышает вероятность эксплуатации профессионалов клиентами, пытающимися воспользоваться услугами в целях ОД/ФТ, хотя услуги профессионалов носят вполне законный характер, если только они не были связаны с преступлениями. 

Среди всех посредников лишь четверо участников таких схем обнаружили подозрительную деятельность и передали в финразведку сообщение о ней, как того требуют стандарты ФАТФ. Все эти случаи относились к странам, в которых деятельность УНФПП регулируется законодательством о ПОД/ФТ. Как оказалось, в 17% стран, которые участвовали в исследовании ФАТФ, УНФПП законодательством о противодействии ОД/ФТ никак не регулировались. И это несмотря на то, что такое регулирование является обязательным согласно требованиям ФАТФ. В ряде случаев такая ситуация сложилась «в результате сопротивления регулированию со стороны соответствующих секторов и профессий». 

С другой стороны, это может быть просто «недоработка законодательной системы». Отсутствие надзора над этой категорией лиц (УНФПП) создает главную уязвимость системы ПОД/ФТ в плане выявления бенефициарных владельцев, создающей «брешь» в глобальной финансовой системе, которой неизбежно воспользуются преступники.

Рекомендации ФАТФ относятся к профилю рисков юридических структур и профессиональных посредников в каждой данной стране. На размеры угроз и уязвимостей, имеющих отношение к бенефициарному владению, оказывают влияние и другие, так называемые «межгосударственные параметры», например, маршруты торговых и финансовых потоков. Эти уязвимости различны в различных странах, что делает невозможной их оценку на глобальном уровне. Компетентные органы, организации финансового рынка и УНФПП обязаны при оценке рисков принимать во внимание уязвимости, характерные для данной страны.

Как отмечается в отчете, предназначенные для сокрытия бенефициарного владения схемы зачастую строятся по принципу «Лучше всего ты спрятан, если торчишь на видном месте». Такая стратегия серьезно затрудняет способность организаций финансового рынка, профессиональных посредников и компетентных органов обнаруживать факты оказания содействия совершению преступлений. 

Это же относится и к обнаружению подозрительной деятельности, направленной на сокрытие бенефициарного владения. В подобных схемах часто используется инфраструктура международной торговли, благодаря чему внешне все выглядит вполне законно и благопристойно. Однако видимость – не то же самое, что прозрачность.

Как показало исследование, для раскрытия преступлений бывает бесценной информация, поступившая от финансовых организаций. В некоторых странах установлено требование передавать в финразведку сообщения не только о подозрительной деятельности, но и об операциях, напрямую не имеющих к ней отношения. Это могут быть сделки на сумму выше определенного порога либо трансграничные операции. Такие сообщения помогают выявлять необычную финансовую деятельность.

Как отмечается в отчете, в ряде стран уже имеются, а в некоторых создаются реестры данных о бенефициарной собственности. Они позволяют ускорить доступ к этой информации в случае необходимости. По мнению отдельных государств, данные таких реестров дают возможность компетентным органам получать точную и свежую информацию, которую можно использовать для проверки данных из других источников.

Проблемные вопросы

В отчете перечислены проблемы, вскрытые по результатам анализа полученных в ходе проведенного исследования данных. В частности:

▪          была выявлена необходимость анализа роли номинальных лиц и разработки возможных мер по ограничению использования их услуг в неправомерных целях;

▪          необходимо отрегулировать в соответствии со стандартами ФАТФ деятельность профессиональных посредников. Отмечена важность ознакомления их с угрозами ОД/ФТ и оказания помощи в снижении рисков, связанных с сокрытием бенефициарного владения;

▪          необходимо продолжить работу по поиску решений и принятию мер, исключающих использование адвокатской тайны для сокрытия данных о бенефициарном владении. В числе таких мер – усиленная подготовка юристов и издание руководящих материалов для них;

▪          необходимо обеспечить финансовым разведкам доступ «к максимально широкому диапазону финансовой информации»;

▪          необходимо расширить обмен значимой информацией и данными об операциях «в помощь глобальным усилиям, направленным на повышение прозрачности бенефициарного владения»;

▪          необходимо продолжить работу по поиску мер, позволяющих повысить качество и скорость международного информационного обмена в том числе, по каналам оказания взаимной правовой помощи;

▪          необходимо обеспечить точность, корректность, актуальность данных реестров бенефициарного владения, и быстрый доступ к ним в случае необходимости;

▪          государствам необходимо сформулировать и оценить риски, связанные с юридическими структурами в стране и за рубежом, а также с посредниками в стране и за рубежом, имеющие отношение к учреждению юридических структур. Необходимо также оценить риски применения способов, посредством которых преступники могут использовать юридические структуры для отмывания денег и совершения других преступлений;

▪          необходимо повысить надежность и усовершенствовать механизмы информационного обмена на национальном и международном уровне. Именно недостатки информационного обмена лежат в основе большинства проблем в борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма.

Как сказано в отчете, он предназначен для органов власти, организаций финансового рынка и провайдеров профессиональных услуг. Документ призван привлечь их внимание к рискам, связанным с сокрытием бенефициарного владения, имеющим отношение к отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться