Как применять директивы об электронных деньгах

Как применять директивы об электронных деньгах

ЕВА отметила, что в настоящее время масштабы деятельности в сфере криптоактивов в странах Европейского союза относительно невелики, и не создают угроз для финансовой стабильности.
Эксперты / 20 Апр 2019, 14:10
Как применять директивы об электронных деньгах

В то же время операции с криптоактивами выпадают из сферы действия законодательства ЕС о банках, платежах и электронных деньгах. Потребителям угрожают риски, происходящие из источников, находящихся вне сферы действия норм общесоюзного уровня.

Отчет EBA посвящен результатам анализа применимости Директив об электронных деньгах и о платежных услугах к провайдерам онлайновых кошельков для криптоактивов и площадок торговли криптоактивами. Исследуются риски отмывания денег и финансирования террористов с использованием криптоактивов, а также степень вовлеченности различных организаций в операции с криптоактивами.

Как и ESMA, EBA отмечает, что национальные регуляторы относятся к криптоактивам по-разному. Отношение варьируется в диапазоне от запрета определенных видов криптоактивов до полного отсутствия регулирования. Регулятор обращает внимание, что в общем случае криптоактивы выпадают из сферы действия общесоюзных норм регулирования финансовых услуг в ЕС, хотя и могут перекрываться национальными законами. 

Отмечается также отсутствие общесоюзных стандартов учета криптоактивов. Определенные виды услуг, относящихся к предоставлению онлайновых кошельков для криптоактивов и к торговым площадкам криптоактивов, не являются видами деятельности, регулируемой законодательством о финансовых услугах на уровне Евросоюза. Действующие в ЕС нормы регулирования должны применяться избирательно с учетом обстоятельств каждого конкретного случая. ЕВА дает пару примеров применения норм к криптоактивам.

Анализ в области операций с криптоактивами кредитных организаций, инвестиционных фирм, платежных организаций, организаций, занимающихся электронными деньгами, а также вопросов регулирования и надзора выявил наличие разнонаправленных подходов в странах ЕС. В результате в Евросоюзе в сфере регулирования криптоактивов складывается неоднородная конкурентная среда и возникают возможности для регуляторного арбитража, то есть использования лицами в своих целях (например, для извлечения прибыли) различий в нормативной базе государств. Возникает необходимость принятия на союзном уровне мер, препятствующих созданию такой среды и направленных на установление «единых правил игры», прежде всего в области защиты инвесторов.

EBA выделяет несколько групп рисков в секторе криптоактивов, в том числе:

▪          риски в отношении защиты прав потребителей со стороны криптовалютных торговых площадок и онлайновых провайдеров кошельков: недостоверность распространяемой ими информации, недостаточная оперативная устойчивость, в том числе слабости системы кибербезопасности;

▪          риски в отношении целостности рынка, обусловленные, помимо прочего, неадекватными механизмами ценообразования;

▪          риски отмывания денег, чреватые проблемами для устойчивости финансовой системы.

В отчете ЕВА оценка криптоактивам дается не только с позиций классификации в качестве «денег», но и их инфраструктуры. Делается вывод о том, что большинство криптоактивов не соответствуют определению «электронных денег», а услуги провайдеров кошельков и торговых площадок не регулируются общесоюзным законодательством о финансовых услугах. Именно с этим обстоятельством ЕВА связывает высокие риски использования криптоактивов для отмывания денег и для обмана потребителей, не отдающих себе отчет о том, что эти активы не регулируются.

С целью снижения этих рисков EBA предлагает Европейской комиссии провести расчет экономического эффекта целесообразности и осуществимости мер по решению перечисленных проблем на общесоюзном уровне. Расчет должен учитывать возможное применение технологии распределенного реестра за пределами финансового сектора, а также влияние некоторых видов деятельности в сфере криптоактивов на окружающую среду, поскольку «чеканка криптомонет» связана с чрезвычайно большими энергозатратами, и «оказывает ощутимое влияние на устойчивое социально-экономическое и экологобезопасное развитие».

В ЕВА подчеркивают, что при разработке любых предложений на общесоюзном уровне необходимо применять технологически – нейтральный подход. Это продиктовано сложностью и высокой скоростью изменения обстановки с криптоактивами.

При проведении комплексной оценки предлагается учесть последние рекомендации ФАТФ, в том числе оценить необходимость соответствующего «расширения нормативного периметра Евросоюза». Готовящиеся к выпуску в июне этого года рекомендации ФАТФ в отношении того, что эта организация называет «виртуальными активами», предполагают согласованное применение принципов учета криптоактивов. В октябре прошлого года ФАТФ призвала страны мира незамедлительно принять скоординированные меры по предотвращению использования виртуальных активов для отмывания денег и финансирования преступной детальности, в частности, терроризма.

ФАТФ считает, что разнобой в национальном регулировании сферы виртуальных активов дает возможность преступникам работать в нерегулируемых юрисдикциях, что сводит на нет усилия по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма в глобальных масштабах. В таких юрисдикциях формируются убежища для отмывания денег, финансирования терроризма и других финансовых преступлений.

Необходимо разъяснять игрокам сектора криптоактивов принципы их учета. Может потребоваться и пересмотр пруденциальных мер решения проблем незащищенности финансовых организаций перед криптоактивами. EBA планирует подготовить «единый шаблон мониторинга», который национальные компетентные органы могли бы передать организациям финансового рынка для использования при сборе информации об операциях с криптоактивами и связанных с ними рисков. В Евросоюзе займутся анализом всех бизнес-моделей с участием криптоактивов и их соответствия нормам ЕС, в частности, оценить бизнес-практики в сфере рекламы криптоактивов.

Что касается применимости действующего в ЕС законодательства в области платежных систем, банковской деятельности, электронных денег и противодействия отмыванию денег, ЕВА приходит к заключению, что соответствующие нормы права в области финансовых услуг не применяются в отношении многих видов деятельности, в которой участвуют криптоактивы.

Конкретные криптоактивы иногда можно отнести к категории «электронных денег» в формулировках директивы EMD2 или к категории «денег» в формулировках директивы PSD2.Большинство криптоактивов не подпадают под эти определения. Некоторые услуги провайдеров онлайновых кошельков для криптоактивов и площадок торговли криптоактивами могут не являться деятельностью, регулируемой в рамках Евросоюза.

С целью выработки необходимых мер в ответ на риски ЕВА рекомендует Европейской комиссии провести свой дополнительный анализ. ЕВА считает, что Комиссия лучше подходит для этой работы, поскольку область криптоактивов выходит за пределы сферы надзорных функций регуляторов, которые не обладают полным набором данных в этой области. Согласно законодательству Евросоюза и его стран – членов, область криптоактивов находится вне периметра регулирования финансовых услуг. Вдобавок к этому проблемы с криптоактивами возникают и вне финансового сектора, в связи с чем необходимо «применение межотраслевого подхода». EBA призвала Европейскую комиссию изучить необходимость введения единых правил обращения с ICO и криптовалютами в регионе.

Инновации и риски

Комментаторы отмечают расхождение концепций Евросоюза с другими тенденциями на международной арене. Во многих государствах пытаются нащупать баланс между преимуществами инноваций и рисками новых «сырых» технологий. В ЕВА и ESMA предполагаемые преимущества инноваций практически не рассматриваются. Предложение по проведению анализа экономической эффективности не предполагает учета удобства финансовых услуг и расширения доступа к ним со стороны потребителя. Эксперты считают учет этих параметров обязательным условием процесса разработки политики регулирования сектора.

В отчетах ЕВА и ESMA ничего не говорится о «регулятивных песочницах» и других «экспериментальных подходах» к административному надзору. Эти подходы практикуются в Великобритании, Сингапуре, Гонконге, частично в Соединенных Штатах. В отчетах не рассматриваются совсем непростые проблемы правоприменения. Это объясняется тем, что страны – члены ЕС по-разному отвечают за исполнение законодательства Евросоюза о финансовых услугах и интерпретируют понятие «криптоактивы», а также неодинаково относятся к требуемому уровню строгости надзора. Так, Федеральное управление финансового надзора Германии делало попытку «накрыть одной широкой сетью» все криптовалютные операции. С другой стороны, в июле прошлого года Мальта приняла закон, который многие рассматривают в качестве первого примера регулирования блокчейна и криптовалют, специально направленного на привлечение криптовалютных операций на остров.

О перспективах ICO-мании

ОЭСР опубликовала отчет под названием «Первичное размещение монет (ICO) для финансирования МСП» . В ОЭСР считают, что ICO могут стать полезным инструментом финансирования для предприятий малого и среднего бизнеса, однако сектор еще не достиг достаточной зрелости, чтобы «выйти в мейнстрим».

Отчет содержит обзор ICO и различных методов распределения токенов, включая и бесплатную их раздачу (так называемый эйрдроп). В отчете, в частности, утверждается, что следствием сохраняющейся неясности правового режима ICO может оставаться нежелание компаний использовать для финансирования токены. Помимо отсутствия ясности в национальном регулировании криптовалют и токенов отчет отмечает дополнительный риск для инвесторов, обусловленный незрелостью ICO как инструмента финансирования. Угроза особенно актуальна для тех из них, кто не совсем понимает, что именно они приобретают в виде токена.

В результате отчет делает вывод о небольшой вероятности выхода ICO на уровень «распространенного способа финансирования» МСП, «в основе проектов которых не лежит технология распределенного реестра и которые не дают выигрыш от сетевого эффекта».

«ICO-мания» и повышение цен криптоактивов в последнее время сформировали на рынке «климат порочных стимулов». Сектором стали рулить жажда быстрой наживы и синдром упущенных возможностей, многие проекты сконцентрировались исключительно на сборе средств и маркетинге. Появились слухи, что некоторые проекты, по сути, представляют собой нерегулируемые хедж-фонды, перекачивающие деньги компаний в фирмы своих друзей. Полное игнорирование законодательства о ценных бумагах приобрело шокирующие масштабы, попытки выправить ситуацию путем саморегулирования провалились. В США следствием этого стало усиление вмешательства в ситуацию Комиссии по ценным бумагам и биржам и закрытие некогда «хайповых» проектов, «подушки безопасности» которых просели на 90%.

Все это считают вредным для долгосрочного роста. Проекты ICO нуждаются в демонстрировании модели, обосновывающей ценность эмитируемых токенов именно их полезностью, а не спекулятивными операциями с ними. По мнению экспертов, токены обладают необычайно высоким потенциалом стимулировать рост и правильное поведение участников рынка.

Криптоактивам можно не бояться квантового компьютера

Криптовалютная общественность уже долгое время обсуждает одну техническую особенность блокчейна, которая непосредственно влияет на ее будущее. Речь идет об угрозе блокчейну со стороны так называемых квантовых вычислений. Дело в том, что в случае реализации этих угроз криптоактивы чисто технически не смогут функционировать и все проблемы с их регулированием отпадут сами собой. Действительно, какой смысл создавать серьезную систему регулирования инструмента, который в скором времени станет просто неработоспособным?

Большинство современных криптовалют строятся на том или ином криптографическом алгоритме, который обеспечивает ее безопасность. Уровень защиты определяется объемом работы, необходимым ключом, паролем, определяющим конечный результат криптографического преобразования. 

Известно, что при решении задач криптографии классический компьютер осуществляет тотальное опробование возможных ключей по очереди, один за другим. Квантовый компьютер же может мгновенно протестировать множество ключей и установить комбинацию, имеющую максимальную вероятность быть истинной, и тем самым скомпрометировать криптосистему.

Угроза биткоину заключается в том, что быстродействующие квантовые компьютеры в результате смогут «создать проблемы» процессам шифрования и цифровым подписям, используемым в технологии блокчейна и виртуальных валют. Сверхбыстрые вычисления в принципе позволили бы подделывать смарт-контракты и воровать «монеты».

В большинстве криптовалют для коммуникаций и, в частности, в электронно цифровой подписи используются алгоритмы шифрования открытым ключом. Криптография с открытым ключом основывается на односторонних математических функциях-операциях, которые выполняются в одну сторону просто, а в обратную – сложно. Если использовать для решения задачи факторизации не классические компьютеры, а квантовые, то она решается намного быстрее. Квантовый компьютер позволяет за пару минут определить секретный ключ по открытому, а знание секретного ключа позволяет получить доступ к адресу сети биткоина. Получается, что владелец квантового компьютера сможет взламывать системы шифрования с открытым ключом и списывать (воровать) «монеты» с соответствующего адреса. Именно эта особенность квантовых вычислений представляет главную опасность для биткоина. По некоторым оценкам, квантовый компьютер сможет определять секретный ключ по открытому уже в 2027 году.

Некоторые комментаторы уверены, что с появлением полноценных квантовых компьютеров эра криптовалют и блокчейна подойдет к своему логическому концу – системы криптографии, на которых основаны криптовалюты, будут скомпрометированы, а сами криптовалюты обесценятся. Якобы, ведь первое, что сделает владелец квантового компьютера, – быстро намайнит оставшиеся биткоины, эфиры и другие популярные криптомонеты. Эксперты подсчитали, что для взлома биткоина потребуется квантовый компьютер мощностью в 10 тыс. кубит, а ждать его не так уж и долго – возможно, лет десять, а то и меньше.

Впрочем, такое мнение разделяют не все. Согласно новым прогнозам коммерчески приемлемый вариант квантового компьютера не появится ранее 2040 года. Многие криптовалютные эксперты уверены, что к этому моменту разработчики сумеют подготовиться и адаптируют блокчейн к новым реалиям. Они смогут модифицировать код криптовалюты и защитить используемые в ней технологии от взлома.

Аналитики, тем не менее, подчеркивают, что хотя атакующая сторона с мощным квантовым компьютером сможет получить секретный ключ из открытого, получить открытый ключ из биткоин-адреса получателя транзакции нельзя. Открытый ключ преобразуется в биткоин-адрес несколькими однонаправленными хэш-функциями, устойчивыми к квантовым вычислениям. Однако на самом деле открытый ключ все же однажды попадает в сеть. Это происходит при подписи транзакции отправителем «монеты». Иначе сеть не сможет подтвердить сделку, ведь никакого другого способа проверить подлинность подписи отправителя нет.

Распространенный страх прямой угрозы биткоину со стороны квантовых компьютеров преувеличен и происходит от невежества. На самом деле, используя краудсорсинг, технология блокчейна решает многие проблемы, в том числе снижает угрозы его безопасности со стороны квантовых компьютеров. Именно поэтому сети на основе блокчейна по защищенности превосходят сети и платформы централизованной архитектуры. 

Доктор Бреннен проанализировал угрозы блокчейн-технологии со стороны современных систем квантовых вычислений. Он исследовал потенциал квантового компьютера с точки зрения возможности его использования «для манипуляций над блокчейном при централизации хэширующих мощностей» и дал оценку вероятности раскрытия ключа системы шифрования, лежащей в основе механизма защиты пользователей блокчейна. Результаты исследования показывают, что имеющиеся разработки в области квантовых вычислений очень далеки от «воображаемых возможностей» квантовых технологий – современная квантовая инфраструктура характеризуется быстродействием, абсолютно недостаточным для решения чрезвычайно сложных задач вроде поиска за приемлемое время ключа шифрования.

По крайней мере, на горизонте ближайших 10 лет быстродействие квантовых компьютеров будет недостаточным по сравнению с возможностями современных машин для майнинга. Биткоин «не спасует» перед квантовыми вычислениями.

Другими словами, практика перечеркивает любые теоретические построения, утверждающие, что квантовые вычисления способны «овладеть» блокчейном. Происходит это из-за ограниченности возможностей существующих технических средств и продолжающегося развития системы защиты блокчейна. Технология, способная скомпрометировать работу блокчейна, устаревает к моменту своего появления, она постоянно примерно на десять лет отстает от развития технологии блокчейна.

Руководитель лаборатории квантовых вычислений Джон Мартинис (John Martinis) из компании Google также отверг предположение о том, что квантовые вычисления могут представлять прямую угрозу блокчейн-системам и криптовалютам в ближайшем будущем. Мартинис считает, что процесс создания квантовых компьютеров займет не менее десятилетия, а практическая реализация эффективных квантовых вычислений потребует еще больше времени. Он полагает, что создание квантовых устройств «действительно проблематично и намного сложнее, чем создание классического компьютера».

Под другим углом на рассматриваемую проблему взглянул один из ведущих мировых экспертов в области биткоина и блокчейна Андреас Антонопулос (Andreas Antonopoulos). Он убежден, что АНБ США и другие спецслужбы не станут применять квантовый компьютер против биткоина, даже если они будут располагать таким оружием. «Я совершенно не беспокоюсь о том, что у АНБ может появиться квантовый компьютер, поскольку базовый закон в сфере безопасности гласит: если у вас есть мощное секретное оружие, вы его не применяете. Вам необходим очень существенный предлог для того, чтобы пустить его в ход», – подчеркнул Антонопулос. 

Он привел в пример дешифрование британским криптографом Аланом Тьюрингом немецкой военной машины шифрования телеграфных сообщений «Энигма» во времена Второй мировой войны. Немцы применяли эту машину, в частности, для секретной связи на флоте. Правительство Великобритании тогда приняло решение сохранить этот успех в строжайшей тайне, и любыми способами скрывать источник получения информации (она снималась с каналов связи). Англичанам пришлось даже намеренно не препятствовать потоплению своих морских судов немцами, ибо как только противник догадывается о компрометации используемых им шифров, он сразу предпринимает меры, чтобы доработать свою технологию.

Антонопулос также пояснил, что вопрос об угрозе квантовых вычислений состоит не в самом факте существования квантового компьютера, а в его мощности – количестве квантовых битов (кубитов). Он считает, что спецслужбы на данном этапе развития не могут располагать достаточными мощностями для атаки на блокчейн биткоина. Однако действительно реальная проблема возникнет тогда, когда квантовые компьютеры станут коммерчески доступными, но не настолько, чтобы каждый мог использовать их в своем биткоин-кошельке. В этот переходной период, по мнению Антонопулоса, биткоину необходимо будет перейти на новые алгоритмы. Как будет происходить этот переход, пока неясно.

Исследователи оценивают также перспективность идеи квантово-защищенного блокчейна, суть которой состоит в том, чтобы центральным элементом защиты технологии блокчейна сделать квантовую технологию – квантовые коммуникации. Квантовые коммуникации (или, более точно, – квантовое распределение ключей) гарантируют защищенность, исходя из законов физики, а не из сложности решения математических задач, как в случае криптографии с открытым ключом. В результате квантовый блокчейн (его можно определить как совокупность методов использования квантовых технологий для вычислений; работа квантового блокчейна основывается на использовании квантовых коммуникаций для аутентификации участников операций) будет неуязвим по отношению к атакам с помощью квантового компьютера.

Бреннен и Такер сходятся в том, что со стороны квантовых вычислений, по крайне мере, на бумаге, определенно существует угроза безопасности сетей блокчейна. Питают ее страхи, вызванные нагнетанием панических настроений сенсационными статьями в медиа. Такер полагает, что разговоры о том, что квантовые вычисления представляют непосредственную угрозу блокчейну, отвлекают от действительно важных тем для обсуждения. Квантовую угрозу биткоину нельзя исключить полностью, но уровень этой угрозы оценивают как минимальный, особенно, если принять во внимание высокую надежность сети этой криптовалюты и мощные стимулы обеспечить наивысший уровень ее защищенности.

Пожалуй, из всего этого можно сделать два вывода. Во-первых, биткоин в нынешней модификации действительно уязвим по отношению к квантовым вычислениям. Во-вторых, не менее очевидно, что существуют и появятся в будущем множество возможностей его доработки. С одной стороны, это, в частности, альтернативные системы криптографической защиты транзакций, а в том числе и на базе шифров с открытым ключом, с другой – системы квантовой коммуникации, гарантирующие безопасность связи без использования математики.

Так что квантовые системы сулят новые средства защиты блокчейнов виртуальных валют. Если обратиться к обычным деньгам, можно отметить, что по мере технологического развития постоянно эволюционировали и средства их защиты. Вспомним, как для защиты от подделки обычных бумажных денег постоянно придумывают все новые и необычные технологии. Из всего этого следует, что с технической точки зрения криптоактивы – это надолго, что делает их регулирование небесполезным.

* * *

1.         Европейские регуляторы с 2013 года предупреждали инвесторов об опасности вложений в виртуальные валюты и в ICO. В конце позапрошлого года цена биткоина приблизилась к $20 тыс., моментально собрав инвесторов со всего света, однако с тех пор биткоин утратил три четверти своей стоимости. Капитализация криптоактивов мира доходила до $830 млрд но к октябрю прошлого года упала до $210 млрд. По размерам эта цифра составляет менее 3% рынка золота. Тем не менее проблема регулирования криптоактивов остается в центре внимания компетентных органов передовых стран мира.

2.         ESMA и EBA полагают, что сектор криптоактивов не создает угроз для финансовой стабильности, одновременно они опасаются угроз целостности рынка и инвесторам.

3.         Регуляторы Евросоюза признают, что значительная часть криптоактивов действующим законодательством ЕС в области финансовых услуг не регулируется, в регулируемом же секторе существуют пробелы и проблемы с правоприменением.

4.         Национальные регуляторы европейских стран по-разному походят к классификации криптоактивов как финансовых инструментов. Это создает проблемы в регулировании и надзоре. Отдельные страны на национальном уровне приняли, либо собираются принять, нормы регулирования криптоактивов, не относящихся к категории финансовых инструментов. Криптоактивы имеют трансграничный характер, поэтому нескоординированность правил ведет к формированию неравных условий на пространстве Европейского союза. Вследствие этого в ESMA и EBA отдают предпочтение выработке единого общесоюзного подхода на долгосрочную перспективу.

5.         Европейские структуры полагают, что при правильном регулировании отрасли ICO криптоактивы и токенизированные инструменты способны дать экономическую выгоду участникам рынка Евросоюза.

6.         Остаются нерешенными проблемы, связанные с безопасностью новой технологии. К ним можно отнести сложности с обращением с ключами, форки, ошибки в программировании. Технические проблемы криптографической защиты представляются решаемыми.

7.         Евросоюз в перспективе может принять новое законодательство о криптоактивах, не подпадающих под регулирование действующими директивами, что послужит защите инвесторов и обеспечению нормального функционирования рынка. Однако следует иметь в виду, что любые такие нормы будут работать на легитимизацию криптоактивов.

8.         Прежде чем это будет сделано, странам следует проводить в каждом конкретном случае правовую оценку финансовых инструментов на базе действующего национального законодательства и имплементированных директив ЕС.

9.         Любая работа с криптоактивами должна включать оценку рисков применяемой технологии с точки зрения ее уязвимости по отношению к использованию для отмывания денег и финансирования терроризма и предусматривать соответствующие меры противодействия. В краткосрочной перспективе регуляторы считают необходимым пересмотреть нормы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма с учетом рисков, создаваемых криптоактивами. Необходимо также заняться проблемами защиты прав потребителей путем проведения мероприятий по повышению их осведомленности о рисках работы с криптоактивами.

10.       Европейские регуляторы подчеркивают необходимость применения технологически нейтрального подхода к регулированию, когда одинаковая деятельность и активы, независимо от их формы, подчиняются одним и тем же, либо похожим стандартам.

11.       Рекомендации ESMA и EBA дают представление о предстоящих в Европе реформах нормативно-правовой базы в ближней перспективе. Странам придется пересмотреть порядок предоставления услуг в сфере криптоактивов с целью встраивания новых правил в действующую нормативную базу. Рекомендации могут быть полезны любому стартапу, планирующему разработку нового сервиса криптоактивов.

12.       Отчеты ЕВА и ESMA должны быть утверждены Европейской комиссией. Если все пойдет, как задумано, отрасль криптоактивов в Европе будет вынуждена подчиниться новому региональному режиму гармонизации правил регулирования. В случае быстрой имплементации новых норм, регулирование криптоактивов в Европейском союзе может значительно укрепиться и это существенно повысит его конкурентоспособность.

13.       Тем не менее, скорей всего, страны будут формировать особые режимы регулирования определенных категорий криптоактивов, которые не могут быть отнесены к финансовым инструментам или электронным деньгам. Создание такого режима чревато возникновением новых проблем, связанных со сложностью криптоактивов, крупными масштабами гибридных моделей, высокой скоростью развития технологии в секторе криптоактивов.

14.       Тестирование новых экономических моделей и совершенствование базовой инфраструктуры требует времени. Время необходимо для достижения зрелости технологии. Возникнут новые приложения и бизнес-модели, которые сегодня представляются совершенно фантастическими.

15.       Говорить о революционном воздействии блокчейна на финансовые рынки пока рано. Перспектива широкого принятия новой технологии финансовым сектором в ближней и средней перспективе представляется неопределенной, и уж наверняка она не заменит собой традиционные инструменты. Даже если блокчейну удастся ощутимо повысить эффективность процессов на финансовом рынке, традиционные операторы предпримут дополнительные меры для сохранения своих позиций.

16.       Походы к регулированию криптоактивов представляют интерес для разработки соответствующей правовой базы в России, где они до сих пор находятся «вне регулируемого периметра».

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться