Кто выиграет от принятия закона о финансовом омбудсмене

Кто выиграет от принятия закона о финансовом омбудсмене

В конце мая Госдума окончательно приняла закон «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг», который вводит понятие финансового омбудсмена. В отличие от других омбудсменов его решения будут обязательны для исполнения финансовыми организациями. Правда, дела он сможет рассматривать лишь небольшие – те, где сумма претензий гражданина не превышает 500 тыс. рублей.
Интервью / Борис Соловьев 03 Июн 2018, 15:00
Кто выиграет от принятия закона о финансовом омбудсмене

Финансовый уполномоченный будет назначаться советом директоров Банка России по представлению председателя ЦБ, согласованному с президентом РФ, сроком на пять лет. Для обеспечения деятельности омбудсмена и его службы будет создан специальный фонд, который профинансируют ЦБ и финансовые организации, причем размер взносов последних будет пропорционален числу жалоб на них.

Решение уполномоченного можно оспорить в суде, но в случае его неисполнения в дело вступят судебные приставы. При этом из перечня дел, подведомственных новому омбудсмену, исключены вопросы, связанные с банками и рынком ценных бумаг. Но со следующего года финансовому омбудсмену будут «подчиняться» страховые компании, прежде всего в части решения вопросов по ОСАГО и КАСКО. С 2020 года под него попадут микрофинансовые организации, с 2021 года — кредитные потребительские кооперативы, ломбарды, кредитные организации, негосударственные пенсионные фонды.

Своим мнением о законе в интервью «Финансовой газете» делится депутат Госдумы пяти созывов, разработчик десятков законопроектов в области регулирования банков и финансового рынка, ныне финансовый омбудсмен на общественных началах, Павел Медведев.

– Как вы в целом оцениваете этот закон?

– Я считаю, что закон откровенно плохой, он не решает ту проблему, ради которой создавался. Президент РФ Владимир Путин неоднократно говорил, что такой закон нужен потому, что много закредитованных граждан и нужно создать систему, причем не судебную, которая слишком дорога, чтобы решать массовые проблемы, чтобы помочь этим закредитованным гражданам.

Принятый закон не дает возможности гражданам, у которых есть долги, обращаться к финансовому уполномоченному. К нему могут обращаться только те, кто имеет требования к финансовым организациям. И это совершенно обесценивает закон.

– Как вы считаете, почему закон принимался долгие 4 года?

– Сложно сказать… Если бы он принимался еще дольше, то было бы лучше!

– Сейчас финансовый омбудсмен будет заниматься только рассмотрением жалоб и проблем в области страхования автотранспортных средств. С чем, по вашему мнению, это связано?

– Закон и в этой области действовать не будет, потому что теперь выплаты по ОСАГО перешли из денежных в натуральную форму. Теперь споры будут возникать вокруг этой натуры, что совершенно не является специальностью финансового уполномоченного.

Я уже получаю жалобы на реализацию натурального ОСАГО, и, конечно, разобраться кто прав, а кто виноват, человек с финансовым, экономическим или юридическим образованием не может, поскольку в данном случае нужен механик.

– То есть вы считаете, что закон не поможет страховщикам избавиться от проблемы так называемых недобросовестных финансовых юристов, которые, якобы, отнимают у них прибыль?

– С этой проблемой вообще никто не сможет справиться. Просто потому, что сейчас ОСАГО абсолютно не рыночный продукт. Во всех учебниках написано, что если вы предлагаете какой-то нерыночный продукт, то готовьтесь к тому, что вам нужно будет доплатить до справедливой рыночной цены.

Нерыночный он, прежде всего, потому, что цена назначается сверху, как при советской власти, когда батон белого хлеба должен стоить 13 копеек, буханка черного – 16 копеек. Цена должна формироваться на рынке, а потребитель должен выбирать подходящий ему по соотношению цена–качество товар.

– Правильно ли, на ваш взгляд, что в закон не вошла возможность обращаться к омбудсмену с жалобами на услуги, оказанные на финансовом рынке, в частности, в отношении обманов клиентов и невыплат денег форекс-компаниями? Или Банк России самостоятельно справляется с этой проблемой?

– Нет, конечно, ЦБ с этим не справляется. Эта проблема иррациональна и, в общем-то, не финансовая. Что такое сейчас у нас рынок форекс – совершенно непонятно. В России есть официальный такой маленький, прирученный форексик, который честно не объясняет клиентам, что их ожидает. Но у этого направления клиентов очень мало. Официальный форекс является некой подножкой, чтобы клиента перебросить за рубеж в иностранную юрисдикцию. И основные трагедии случаются с заграничным форексом.

И с этим никто справиться не может. Полиция отчасти не в состоянии решать проблемы такого рода мошенничеств, отчасти не может – она более простыми вещами заниматься не хочет. А в данном случае, чтобы выловить форекс-мошенников, нужно сотрудничать с полицией зарубежных стран, что не очень просто.

– Вы продолжите свою деятельность как омбудсмен по банковскому сектору на общественных началах?

– Это очень сильно зависит от общественного мнения, от спроса на такую деятельность. Формально новый закон ни одну из моих функций не забрал. Он разрешает финансовому уполномоченному иметь дело с гражданами, у которых есть требования к банкам, тем самым забирает мизерную часть моей клиентуры. В последнее время жалобы кредиторов финансовых организаций практически исчезли.

Раньше были жалобы граждан, которые положили в банки слишком много денег и не получили выплат всей суммы после отзыва у банков лицензии. Были проблемы у граждан, которые работали с жуликоватыми банками и не попали в реестр вкладчиков. Сейчас же граждане перестали доверять банкам суммы больше чем 1,4 млн рублей, которые при крахе банка подлежат выплате через Агентство по страхованию вкладов. Надо отдать должное, что АСВ научилось решать проблемы и тех вкладчиков, которые не попали в реестр.

Поэтому законом создается организация, которая фактически не будет работать. Ей, прежде всего, надо будет создать огромный департамент отписок, потому что должники финансовых организаций будут писать финансовому уполномоченному о своих проблемах, а тот должен будет отвечать, что он не помогает заемщикам, потому что это не предусмотрено законом.

– С какими основными вопросами к вам как финансовому омбудсмену сейчас обращаются?

– Львиная доля – это обращения закредитованных граждан. Как правило, граждане просят помощи в реструктуризации кредитов. На втором месте – просьбы в отношении освобождения от накруток при выдаче кредитов. Чуть реже люди просят о консультациях – в этой связи хочется отметить, что принятый закон еще «замечателен» и тем, что запрещает финансовому уполномоченному давать консультации. Дальше идут с проблемами те, у кого деньги украли со счета.

К сожалению, в последние годы договориться о реструктуризации почти никогда не удается, поскольку практически у всех обращающихся за помощью несколько кредиторов и согласовать между ними действия практически невозможно. Кредиторами в основном являются банки, но в последнее время сильно растет доля микрофинансовых организаций. Они не соглашаются на реструктуризацию, потому что не верят, что другие кредиторы честно выполнят предварительные договоренности. Эти вопросы бы должен был решать не я, а «законный» омбудсмен, но ему это запрещено делать законом.

Если же кредитор один, что сейчас бывает довольно редко, то мне, как правило, удается с ним договориться о реструктуризации.

С украденными деньгами дело совсем плохо, потому что закон о платежной системе России плохой. Когда он готовился, я был депутатом Госдумы и всячески сопротивлялся его принятию в таком виде. В результате закон получился таким, что гражданин имеет очень мало шансов получить от банка украденные с карточки или со счета в банке деньги.

– Какой доле реально обратившимся к вам вы сейчас реально помогаете?

– Очень мало! Мы начинали с того, что больше 50% просьб удовлетворяли сразу, а оставшаяся половина состояла из жалоб на суды. То есть наша производительность была просто фантастической!

С самого начала огромная доля обращений была связана с помощью о реструктуризации. Но чем дальше, тем люди становятся все более и более закредитованными, и разруливать их проблемы стало очень сложно. Поэтому сейчас мы можем помочь только примерно 10 процентам обратившимся.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться