Как бороться против экономических преступлений. Часть 1

Как бороться против экономических преступлений. Часть 1

Главная задача, которую приходится решать человеку, преступно завладевшему большими деньгами (к примеру, получающему крупные коррупционные доходы) – сохранить деньги, вывести их из поля зрения других преступников, налоговых и правоохранительных органов (а иногда и близких родственников, например, жены на случай возможного развода с ней). Собственно говоря, в этом и заключается суть отмывания денег.
Консультации / Евгений Воловик 09 Сен 2018, 14:00
Как бороться против экономических преступлений. Часть 1

Лучше всего деньги увести подальше из страны. После этого их можно свободно использовать для приобретения предметов престижного потребления, для «шикарного» времяпрепровождения, для инвестиций в легальный бизнес, для реинвестиций в преступный бизнес, и т. д.

Преступные элементы прибегают к различным приемам для вывода капиталов из страны и сокрытия факта владения либо контроля над крупными преступными доходами. Одним из популярных приемов до сих пор было учреждение компании на имя номинального владельца в одной из стран, где это можно сделать, не раскрывая истинного владельца, и открытие этой компанией счета в банке в третьей, вполне респектабельной стране вроде Великобритании. 

Этот счет можно использовать для внесения и снятия денег. Фактический владелец денег в такой схеме остается в тени. В случае особо больших сумм деньги «распихивали» по разным уголкам земного шара, пропуская их через счета вложенных друг в друга наподобие матрешки компаний. Обычно в этих странах находили «профессиональных посредников», которые от имени владельца денег следили за их состоянием и движением.

Еще один способ, до недавних пор бывший весьма популярным, заключается в следующем. В третьей стране создается компания, за которой стоит неидентифицированный владелец. Она приобретает роскошную (как говорят – элитную) квартиру в престижном районе Лондона, либо пентхаус на небоскребе Нью-Йорка, либо виллу в Майами и т. п. Квартира могла использоваться для проживания, однако чаще представляла собой инвестиционный актив. Фактический владелец квартиры или поместья, гражданин другой страны, оставался неизвестным. Кстати сказать, такими схемами пользовались не только преступники, но и люди, получившие свои состояния вполне законным способом: они попросту стремились не афишировать свое богатство.

Сокрытие личности бенефициарных владельцев компаний является одним из наиболее распространенных способов уйти от ответственности за совершение крупных финансовых правонарушений, будь то уклонение от уплаты налогов или отмывание денег, не говоря уже о других преступлениях, в частности, коррупционной направленности. Выявление истинных владельцев компаний либо лиц, осуществляющих фактический контроль над ними – непростая задача, которую приходится решать правоохранительным органам практически во всех странах мира.

Страны регулярно принимают новые меры для облегчения доступа к информации о бенефициарных владельцах юридических лиц и юридических образований (трастов). В основном эти меры касаются особых обязанностей, которые налагаются как на самих юридических лиц, так и на обслуживающих их так называемых финансовых посредников. Меры эти становятся все более изощренными, с их помощью пытаются по возможности перекрыть лазейки преступникам. 

Однако как показывает последний анализ, проведенный известными международными организациями, у правонарушителей все же остается возможность значительно затруднить компетентным органам выход на истинных владельцев компаний, за ширмой которых тем удается успешно прятаться. Ниже предпринята попытка дать обзор последних инициатив отдельных стран и международных организаций в области повышения прозрачности бенефициарного владения компаниями и другими структурами.

Регистрация бенефициарных владельцев

Правительство Великобритании в июле этого года опубликовало законопроект о регистрации бенефициарных владельцев всех зарубежных юридических лиц (компаний), владеющих недвижимостью в этой стране. Ни одно государство до сих пор подобных инициатив не выдвигало. Закон, в случае его принятия, напрямую повлияет на любое юридическое лицо, которое владеет либо намеревается стать владельцем недвижимости в Великобритании.

Цель предлагаемого закона заключается в запрете зарубежной компании регистрации в Великобритании в качестве собственника земельного участка либо строения в этом государстве, если она не зафиксировала данные о ее бенефициарных владельцах во вновь создаваемом реестре. Земельный участок может быть любого назначения: жилого, хозяйственного, иного. 

Без регистрации в новом реестре юридическое лицо не сможет зарегистрироваться в качестве владельца имущества в земельном кадастре, что, по сути, исключит возможность продажи участка либо сдачи его в аренду. Без регистрации в земельном кадастре покупатель участка, по сути, не сможет получить полные права на землю. Компания, не представившая в нужном объеме информацию о бенефициарном владельце, фактически лишается возможности использования находящегося в ее собственности участка земли в качестве залога: любой правополучатель не сможет зарегистрировать соответствующую операцию в кадастре. Так что зарубежную организацию в этом случае ждут тяжелые времена – никто не захочет иметь с ней дело.

Смысл нового законопроекта заключается в следующем. Любому зарубежному юридическому лицу, которое владеет либо желает получить в собственность земельный участок в Великобритании, придется зарегистрироваться в реестре компаний (Registrar of Companies). Там ему выдадут регистрационный номер, что даст возможность зарегистрироваться уже в качестве владельца земли в соответствующем кадастре.

Зарубежная организация (юридическое лицо) при подаче заявки на регистрацию в реестре компаний будет обязана представить данные о себе и «ее подлежащих регистрации бенефициарных владельцах». Прежде этого она должна будет принять необходимые меры для идентификации всех подлежащих регистрации бенефициарных владельцев и получения необходимой информации о них. 

Реестр будет открытым, однако в общем доступе будет отсутствовать переданная регистратору информация о дате рождения и о месте проживания бенефициарного владельца. Предполагается, что в реестр будут еще поступать и другие данные, в частности, служебный адрес бенефициарного владельца и сведения о характере контроля над юридическим лицом. Регистратор будет вправе объявить конфиденциальными и иные сведения, например, в случае, если их обнародование создаст физическому лицу риск нанесения ущерба здоровью.

Предлагаемый режим регистрации бенефициарных владельцев зарубежных организаций в Великобритании фактически повторяет уже действующий в стране режим реестра лиц со значительным контролем (people with significant control – PSC register) британских компаний. Критерии регистрируемого бенефициарного владельца зарубежной организации аналогичны критериям лица со значительным контролем британской компании. Это:

- лицо, прямо или косвенно владеющее в юридическом лице не менее 25% капитала либо прав голоса;

- лицо, имеющее право увольнять либо назначать большинство членов совета юридического лица;

- лицо, фактически осуществляющее либо имеющее право осуществлять контроль над юридическим лицом, либо обладающее значительным влиянием на него;

- доверительный собственник или партнерство, удовлетворяющее определенным критериям;

- лицо, с правом оказывать или оказывающее значительное влияние, либо осуществляющее контроль над доверительными собственниками, если они отвечают одному из этих критериев.

Если бенефициарный собственник сам оказывается юридическим лицом, зарубежная компания обязана принять меры для идентификации владельцев и контролирующих лиц вверх по всей цепочке учредительских связей до установления необходимого физического лица, либо до установления факта его отсутствия. В последнем случае регистрации подлежат директора компании. Чтобы размывание акционерного капитала не стало препятствием для определения бенефициарного собственника, особо оговаривается ситуация, в которой физические лица являются коллективными держателями прав либо акций.

Главное отличие предлагаемого реестра состоит в том, что зарубежной организации не нужно вести собственный внутренний реестр бенефициарного владения, она обязана направлять информацию непосредственно госрегистратору. К зарубежным компаниям это не относится. Таким образом, сведения о бенефициарных владельцах британских компаний будут несколько более свежими, чем данные о зарубежных организациях.

Не передавшая данные о бенефициарном владении зарубежная организация лишается права регистрации в качестве владельца земельного участка в земельных кадастрах Англии и Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии. Зарубежная организация, уже владеющая недвижимостью в Великобритании, будет обязана не позднее 18 месяцев после пуска нового реестра в действие (предположительно в 2021 году) либо зарегистрировать данные о бенефициарном владении, либо реализовать участок, который она не желает регистрировать.

За неисполнение закона, в том числе невыполнение требования по регистрации, корректировке данных, либо в случае представления некорректной информации предполагаются уголовные наказания, как для самой организации, так и для ее ответственных работников.

Новое законодательство в случае его принятия создаст дополнительную нагрузку на структуры, владеющие или планирующие приобрести имущество в Великобритании. Решение задачи идентификации бенефициарного владения может оказаться нелегким делом. В случае сложных схем учредительских связей выявление лиц с существенным контролем компаний и трастов, а также сбор необходимой информации станет объемной работой. 

В случае траста с активами различных категорий, с участием зарубежных компаний, владеющих британской недвижимостью, этот процесс, скорее всего, будет очень непростым. Учитывая к тому же чрезвычайно широкие рамки понятия «существенное влияние и контроль», по мнению комментаторов, раскрытию будет подлежать информация о лицах, имеющих право на землепользование в Великобритании либо фактически использующих землю в силу трастовых отношений. Придется сообщать и данные об учредителях и попечителях траста.

Протест

Реестры бенефициарного владения и Единый стандарт отчетности ОЭСР (Common Reporting Standard – CRS) преследуют цель усилить противодействие уклонению от уплаты налогов и отмыванию денег. Вдобавок, по мнению некоторых экспертов, реестры, раскрывая информацию о бенефициарных владельцах, дают и дополнительный экономический эффект. Однако в Великобритании есть силы, которые выступают против CRS и реестров бенефициарного владения. Критика ведется с позиций защиты основных прав личности.

Сведения о бенефициарном владении появились в онлайновом доступе в Великобритании еще в 2016 году. В перспективе после 2020 года практически любое лицо со значительной долей в частной компании, учрежденной в европейской стране, либо имеющей в этой стране дочернее предприятие, сможет увидеть себя в открытом доступе. Независимо от его местонахождения, характера предпринимательской деятельности и характера своего участия в этой деятельности. Пока же для получения доступа к данным реестров требуется продемонстрировать наличие законного интереса.

С другой стороны, права на неприкосновенность частной жизни и защиту персональных данных относятся к фундаментальным правам человека. Любое вторжение в эти права должно иметь четкую правовую базу, преследовать законные интересы общества (например, осуществляться в интересах борьбы с преступностью) и быть жестко ограниченным рамками решаемой задачей. 

По мнению критиков, опубликование конфиденциальной информации о структуре владения и управления компанией не является необходимым для достижения поставленных целей. Излишним считается и информационный обмен в рамках CRS: информация передается без разбора, сплошняком, и относится ко всем владельцам счетов независимо от размеров суммы остатка на них. В результате владелец счета подвергается риску стать жертвой хакеров, не исключается и масштабная кража идентификационных данных.

В регистрационную палату и в налогово-таможенную службу Великобритании были направлены несколько писем с просьбой дать подтверждение, что они не будут публиковать либо передавать информацию из британского реестра бенефициарных владельцев и в рамках CRS. Налоговое ведомство дать такое подтверждение официально отказалось.

Устанавливать и проверять бенефециарных клиентов

Согласно нормам, введенным в действие в мае этого года финансовой разведкой США (Financial Crimes Enforcement Network – FinCEN), организации финансового рынка (в их число входят банки, находящиеся под федеральным регулированием, кредитные союзы с федеральным страхованием, взаимные фонды, брокеры и дилеры на рынке ценных бумаг, торговцы фьючерсными контрактами) обязаны устанавливать и проверять личность бенефициарных владельцев клиентов – юридических лиц в момент открытия счета. Новый порядок требует от организаций вести постоянную проверку клиента, выяснять характер и цель его взаимоотношений с контрагентами. Он призван расширить возможности правоохранительных органов в части расследования и преследования финансовых преступлений, для совершения которых используются юридические лица. В число таких преступлений входят финансирование террористов и отмывание денег. Определенные категории операций, не позволяющих сторонам получить возмещение наличными, не относящихся к платежам третьим лицам, не создающих рисков отмывания денег и других финансовых преступлений, под действие нового регулирования не подпадают.

Клиент – юридическое лицо

Под клиентом – юридическим лицом, открывшим в финансовой организации счет, понимается общество с ограниченной ответственностью и любая другая организация, учрежденная после подачи заявления государственному секретарю штата либо в аналогичное учреждение. Клиентом может быть также товарищество с неограниченной ответственностью, коммерческий траст и любая другая структура, учрежденная в соответствии с законодательством иностранного государства. Определение клиента не включает физических лиц, открывших в финансовой организации счет от своего имени.

На некоторые категории клиентов – юридических лиц новые нормы не распространяются. В их число входят:

- регулируемый банк;

- ведомство федерального уровня либо уровня штата;

- организация, учрежденная в соответствии с законодательством Соединенных Штатов, любого штата и его структурного подразделения;

- организация, зарегистрированная на Фондовой бирже Нью-Йорка (NYSE), на биржах NYSE American и Nasdaq;

- организация США, в которой не менее 51% акций, либо аналогичная доля участия в уставном капитале принадлежит зарегистрированной организации – эмитенту ценных бумаг;

- инвестиционная компания;

- инвестиционный консультант, зарегистрированный в Комиссии по ценным бумагам и биржам США;

- клиринговая организация;

- банковская холдинговая компания и сберегательно-кредитная холдинговая компания;

- страховая организация, регулируемая законодательством штата;

- объединенный инвестиционный фонд определенной категории;

- утилита финансового рынка, внесенная в список Совета по надзору за финансовой стабильностью;

- иностранная финансовая организация, учрежденная в государстве, в котором ее регулятор владеет данными о бенефициарном владении;

- государственный орган зарубежной страны, не занимающийся коммерческой деятельностью;

- любое юридическое лицо, если оно только открывает счета клиентам частного банковского бизнеса.

Счета

Новый порядок распространяется на вновь отрываемые в финансовой организации счета. Важно отметить, что в понятие открытия счета входит также продление кредита, пролонгация сертификата депозита и другие подобные операции. Финансовая организация обязана скорректировать имеющуюся информацию о бенефициарном владении, как только ей в ходе обычного мониторинга, проводимого с целью оценки либо переоценки риска клиента, становятся известными сведения, указывающие на возможное изменение бенефициарного владения.

Бенефициарное владение

При выявлении бенефициарных владельцев финансовые организации интересуются физическим лицом, контролирующим счет, открытый юридическим лицом. Определение «бенефициарного владения» юридическим лицом включает понятия «контроля» и «владения»:

- «контроль». Понятие контроля распространяется на единственное физическое лицо, обладающее существенными полномочиями контролировать, управлять либо направлять клиента – юридическое лицо. Этим лицом может быть руководитель предприятия, работник управляющего звена, любое другое лицо, постоянно выполняющее функцию управления.

- «Владение». Понятие владения распространяется на любое физическое лицо (если таковое имеется), которое прямо либо косвенно, исходя из договорных условий, соглашения, связей или иным способом владеет долей более 25% в юридическом лице – клиенте финансовой организации.

По-другому определяется бенефициарный владелец траста. Если траст, прямо либо косвенно, исходя из договорных условий, соглашения, связей либо иным способом владеет долей более 25% в юридическом лице – клиенте финансовой организации, то его бенефициарным владельцем будет считаться доверительный собственник, независимо от того, является ли он физическим лицом или нет. 

В случае нескольких доверительных собственников предполагается, что финансовая организация будет собирать и проверять личность как минимум одного доверительного собственника, владеющего долей в 25% и более. Финансовая организация в рамках исполнения процедуры должной проверки клиента может идентифицировать других доверительных собственников исходя из общей оценки рисков и профиля рисков клиента, и в соответствии с принятым в ней регламентом открытия счета.

Что касается определения бенефициарного владельца объединенного инвестиционного фонда, то, вообще говоря, финансовая организация не обязана анализировать такие структуры на предмет установления и проверки личности любого лица, владеющего в них долей в 25% и более. Для организаций этой категории характерны большие колебания долей владения, что делает практически нецелесообразным сбор и проверку данных о владении юридическим лицом – клиентом этой категории. В то же время, с точки зрения отношений контроля, финансовая организация обязана идентифицировать лиц, наделенных существенными полномочиями контролировать, управлять либо направлять такие структуры. Таким лицом может быть, например, управляющий инвестиционным портфелем, оператор товарных пулов, консультант по торговле на фьючерсных рынках.

Сертификат

Финансовая организация обязана зафиксировать следующие данные о бенефициарном владельце: имя, дату рождения, адрес, номер в системе социального обеспечения США, либо номер государственного удостоверения личности (для лиц, не являющихся гражданами США). Финансовая организация вправе извлечь необходимую информацию из сертификата, оформленного представителем клиента – юридического лица. 

Помимо перечисленных сведений сертификат содержит другие данные: сведения о личности открывающего счет физического лица, наименование клиента – юридического лица, информацию по линии контроля, информацию по линии владения. Сертификат должен быть подписан. Финансовая организация может использовать представленную представителем клиента – юридического лица информацию, если только не располагает фактами, которые могут обоснованно поставить под сомнение ее надежность.

Как обстоят дела с «прозрачностью»

Статья 30 Четвертой директивы Европейского союза по противодействию отмыванию денег предписывала странам – членам до 26 июня прошлого года имплементировать в национальные законодательства следующие положения:

- юридические лица, учрежденные на территории страны, должны получать и хранить точную и актуальную информацию «необходимого качества» о своих бенефициарных владельцах, включая данные о доле участия;

- информация должна находиться в центральном реестре и быть доступной для компетентных органов и любого частного лица и организации, которые смогут продемонстрировать «законный интерес» ее получения.

Примерно такие же требования предъявляются к информации о бенефициарном владении трастами и аналогичными юридическими образованиями.

Как показывает анализ имплементации странами Европейского союза требований прозрачности Четвертой директивы, в 2018 году все еще остаются страны, не выполнившие требования Директивы. Среди стран – членов ЕС, которые скорректировали национальное законодательство, только 10 государств выполнили оба требования (как в части сбора и хранения информации, так и в части передачи ее в центральный реестр). В 6 странах соответствующие законы либо вообще не приняты, либо не вступили в действие.

Комментаторы отмечают, что Статья 30 Четвертой директивы уже устарела. В начале июля этого года вступила в силу Пятая директива по борьбе с отмыванием денег. Она требует от стран Евросоюза до 10 января 2020 года обеспечить:

- общедоступность (открытость) реестров бенефициарного владения корпорациями и другими видами юридических лиц;

- наличие «эффективных, пропорциональных и сдерживающих» санкций и других мер наказания за невыполнение требования передачи данных о бенефициарном владении;

- наличие механизмов проверки сведений реестров, обеспечивающих точность, актуальность и требуемое качество данных.

В настоящее время реестры бенефициарного владения находятся в открытом доступе лишь в 10 странах Евросоюза.

В связи с вступлением в силу Пятой Директивы в некоторых странах ЕС законодательный процесс формирования реестра бенефициарных владельцев был приостановлен. В частности, в Нидерландах скорректированный законопроект о регистрации бенефициарных владельцев компаний и других юридических лиц, учрежденных в этом государстве, теперь ожидается опубликовать лишь в начале будущего года. Отдельно планируется запустить законодательную процедуру формирования реестра данных о бенефициарных владельцах трастов и аналогичных им юридических конструкций.

Нет «гибкости» и нет согласия

В ЕС обсуждается предложение внести критерий выполнения данной страной стандартов прозрачности бенефициарного владения компанией в перечень критериев оценки при ее включении в черный список налоговых убежищ. План предлагает потребовать от иностранных государств выполнения требований Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) к национальному законодательству о бенефициарном владении. В соответствии с этими требованиями подлежат идентификации физические лица с долей владения в компании 25% и более. Страны, не выполняющие эти требования, предлагается вносить в черный список государств, имеющих проблемы в области борьбы с уходом от налогообложения.

Государства ЕС разошлись во мнениях относительно плана. Он был подготовлен Австрией еще до ее президентства в Европейском союзе. Переговоры по проблеме прозрачности бенефициарного владения прошли в Группе Евросоюза по кодексу поведения по обложению бизнеса (EU Code of Conduct Group for Business Taxation) в июле этого года за закрытыми дверями. Однако кое-какая информация все же просочилась в открытую печать. Якобы группу стран, выступающих против такого плана, возглавила Великобритания. 

Страны Евросоюза, не поддерживающие предложение о новом критерии для стран черного списка ЕС, мотивируют свою позицию тем, что он предъявляет к зарубежным государствам требования более жесткие даже по сравнению с принятыми в странах ЕС. Якобы критерий не обладает необходимой «гибкостью», в особенности в отношении развивающихся стран, а предлагаемые требования выходят за рамки требований к бенефициарному владению как таковых.

Комментаторы отмечают, что проблема пресечения сокрытия бенефициарных владельцев особо остро стоит в Соединенных Штатах Америки, которые в случае принятия плана ЕС неминуемо попадут в его черный список. В Евросоюзе, в особенности в Европейском парламенте, слышны голоса тех, кто называет США одним из крупнейших налоговых убежищ мира. При этом ссылаются на то, что ряд штатов страны не выполняет требования прозрачности владения компаниями, и что Соединенные Штаты отказались от выполнения принятого ОЭСР Единого стандарта обмена налоговой информацией CRS.

Позиции стран ЕС расходятся как в отношении нового критерия соответствия государства требованиям Плана борьбы ОЭСР с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения (BEPS), так и в отношении санкций, которые могли бы применяться по отношению к государствам черного списка. Говорят, что камнем преткновения стал не сам критерий BEPS, а именно перечень санкций.

Стандарты прозрачности бенефициарного владения являются элементом программы ОЭСР по информационному обмену под названием «Exchange of Information on Request». Они определяют 3 требования:

- страна должна обеспечить доступ налоговым органам к данным о номинальных владельцах компаний (по юридическому праву собственности) и к данным о бенефициарных владельцах;

- страна должна повысить доступность банковской информации обо всех владельцах счетов;

- компетентные органы страны должны обладать полномочиями получать и предоставлять данные, запрашиваемые в рамках информационного обмена.

Требования раскрытия данных о бенефициарном владении имеют ключевое значение в странах и территориях с нулевой ставкой налога с корпораций. К ним относятся, в частности, Бермудские острова, Каймановы острова, Нормандские острова. В этих юрисдикциях до сих пор учреждаются сотни тысяч фиктивных компаний, владельцы которых остаются в тени.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться