Чего ждать от цен на нефть и курса рубля

Чего ждать от цен на нефть и курса рубля

Рост котировок нефти до максимальных отметок за последние четыре года стал одной из причин, способствовавших укреплению отечественной валюты до уровней менее 66 руб. за доллар и 77 руб. за евро.
Мнения лидеров / Денис Давыдов 29 Сен 2018, 18:00
Чего ждать от цен на нефть и курса рубля

В свое время – после введения бюджетного правила – видимая связь между курсом рубля и котировками нефти практически исчезла. Но Банк России сначала приостановил до октября покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках реализации механизма бюджетного правила, а затем одновременно с повышением ключевой ставки продлил этот мораторий до конца декабря.

Корреляция между курсом рубля и ценами на нефть стала расти. И по меньшей мере до Нового года можно ожидать более выраженной зависимости курса национальной валюты от конъюнктуры на рынке энергоносителей, чем прежде. И все же это лишь один из многих факторов, влияющих на ситуацию на валютном рынке. О перспективах нефти на ближайшие месяцы и будущем рубля «Финансовой газете» рассказывает главный аналитик Nordea Bank Денис Давыдов.

Драйверы роста

С начала сентября стоимость контрактов Brent выросла более чем на 5%. Нефть начала активно дорожать с середины августа, когда участникам рынка стало очевидно, что предстоящие санкции в отношении иранского энергетического сектора в сочетании с дальнейшим падением добычи в Венесуэле могут привести к дефициту нефти на рынке.

На текущий момент отмеченные факторы сохраняют свою значимость и продолжают выступать в числе основных драйверов рынка. От еще большего роста нефтяные цены удерживает готовность стран ОПЕК+, прежде всего Саудовской Аравии и России, восполнить потенциальные потери. Кроме того, участников рынка беспокоят ухудшающиеся перспективы роста глобальной экономики и спроса на энергоносители на фоне продолжающихся торговых споров США и КНР.

В то время как дальнейшее сокращение добычи нефти в Венесуэле «предопределено», для рынков острым остается лишь один вопрос: смогут ли США добиться своей цели и свести иранский экспорт нефти к нулю?

Проводимая США политика «нулевой терпимости» по отношению к Ирану начинает приносить свои плоды. Так, с момента объявления о возобновлении санкций против Тегерана экспорт нефти из Иранской Республики сократился более чем на 30% к началу сентября.

Напомним, что второй блок санкций вступит в силу с 4 ноября и затронет нефтяную отрасль Ирана. Основные потребители иранской нефти – Китай, Индия и ЕС, несмотря на первоначальные заявления о готовности сохранить сотрудничество с Тегераном, вынуждены искать альтернативных поставщиков, опасаясь вторичных санкций со стороны США. Тем не менее Индия и Китай вряд ли смогут полностью отказаться от покупок иранской нефти по технологическим причинам, а также учитывая высокую потребность в энергоносителях.

Европейцы также не готовы полностью отказаться от иранской нефти. В начале августа Еврокомиссия приняла блокирующий регламент, который дает возможность европейским компаниям в судебном порядке компенсировать ущерб от выполнения санкций. Данный регламент также признает юридически ничтожными на территории ЕС любые решения иностранных судов в поддержку санкций. Однако следует признать, что ряд европейских компаний, прежде всего транснациональных, предпочтет сохранить партнерские отношения с Вашингтоном, нежели продолжить вести бизнес с Тегераном.

Учитывая опыт предыдущего периода санкций против Ирана, а также тот факт, что текущие американские ограничения не находят единой поддержки среди союзников, можно предположить, что свести к нулю иранский экспорт нефти будет проблематично. По оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), экспорт Ирана после санкций может упасть на 40–50%, т.е. совокупные потери для рынка составят около 1–1,2 млн баррелей в день (mbd).

Есть ли резервы

Способны ли Саудовская Аравия и Россия компенсировать потенциальные потери сокращения поставок нефти из Ирана и Венесуэлы?

Согласно данным МЭА, к концу текущего года рынок нефти может недосчитаться от 1,2 до 1,5 mbd (1–1,2 mbd снижения иранского экспорта и 0,2 mbd сокращения добычи в Венесуэле). При этом оценки не учитывают потенциальные потери от других «нестабильных» поставщиков, таких как Ливия, Нигерия, Ангола, а также возможный больший рост потребления в зимний период.

Напомним, что РФ и Саудовская Аравия в рамках соглашения ОПЕК+ на текущий момент уже наращивают добычу нефти для компенсации снижения производства в Венесуэле и ряде других участников сделки. В этой связи сохраняет высокую актуальность такой вопрос, как наличие свободных резервных мощностей у ключевых производителей и возможность их оперативно задействовать.

Резервные мощности Саудовской Аравии на начало сентября оцениваются в размере 1,1 mbd. Производство в России может быть увеличено еще на 0,3 mbd от текущих уровней. Таким образом, формально Саудовская Аравия и Россия в состоянии компенсировать потенциальные потери от сокращения поставок нефти из Ирана и Венесуэлы. При этом необходимо отметить, что введение в строй резервных мощностей потребует дополнительного времени. В целом же текущее положение не выглядит устойчивым. Как следствие, сокращение свободных мощностей ОПЕК+ приводит к тому, что ценовой риск смещается в сторону повышения.

По итогам десятого заседания министерского комитета ОПЕК+ по мониторингу сделки было принято решение сохранить уровни добычи нефти в рамках предыдущих договоренностей. То есть стороны соглашения будут стремиться к 100% исполнению сделки, дополнительно не увеличивая объемы производства. Участники сделки ОПЕК+ предпочли занять выжидательную позицию, отметив, что на горизонте 2019 года повысились риски сокращения спроса. При преждевременном повышении добычи это может привести к дисбалансу на рынке (профициту предложения). Принятое решение выглядит вполне прагматичным и резонным еще и в свете того, что «иранский вопрос» остается открытым.

Другие риски

ОПЕК в своем сентябрьском докладе отмечает и другие факторы, способные повлиять на цены. Опасения в отношении спроса на нефть у нее вызывают возросшая напряженность в торговле и последствия дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики центральными банками стран G4 в сочетании с ростом глобального уровня долга. В отчете МЭА также указаны риски снижения спроса на нефть в ближайшие два года на фоне ослабления валют и торговых войн. Кроме того, относительно высокие цены на нефть и нефтепродукты могут привести к снижению темпов роста спроса на них.

Рост производства нефти в США должен ощутимо вырасти в 2019 году, по мере того как американские нефтяники будут решать проблемы «узких мест» транспортно-логистической инфраструктуры. На текущий момент сохраняются ограничения по трубопроводным мощностям в районе Пермского нефтегазоносного бассейна. Однако, как ожидается, в середине 2019 года в строй будет введен новый трубопровод, который расширит возможности транспортировки и позволит нарастить производство. По прогнозам Минэнерго США, добыча нефти к концу 2019 года вырастет до 12 mbd с текущих 11 mbd.

Резюмируя вышеперечисленное, мы считаем, что на горизонте до конца текущего года рынок нефти останется сбалансированным. Сокращение предложения от Ирана и Венесуэлы будет компенсироваться в рамках соглашения ОПЕК+. При этом по мере приближения сроков вступления в силу второго блока санкций США против Ирана ценовая волатильность на рынке возрастет. Одновременно с этим возрастет и вероятность краткосрочного повышения стоимости контрактов Brent до уровня выше $85 за баррель. Ориентирами для Brent на горизонте ближайших полутора месяцев выступят отметки $75–85 за баррель.

Перспективы рубля

Рубль сохраняет относительную стабильность в основных торгуемых парах. Решение приостановить покупки валюты до конца года в рамках бюджетного правила и ослабление давления на рисковые активы на глобальных площадках позволили российской валюте отыграть около половины потерь, которые сформировались после усиления санкционной риторики со стороны США в начале августа и усугубились «делом Скрипалей».

Дополнительным позитивом для рубля на текущей неделе стали рост нефтяных контрактов Brent до максимальных отметок за последние 4 года и налоговые платежи. Вместе с тем мы полагаем, что потенциал дальнейшего укрепления рубля ограничен, учитывая тот факт, что санкционные риски остаются повышенными.

Решение ФРС о повышении ключевой ставки на 25 б.п., принятое накануне, совпало с ожиданиями и не привело к заметной реакции на рынках. В целом же стоит отметить, что комментарии американского регулятора не содержали в себе принципиально новых сигналов по ужесточению денежно-кредитной политики. Это позволяет на данном этапе валютам развивающихся рынков избежать очередной волны распродаж.

Однако в перспективе дальнейшее ужесточение политики американским Центробанком и сокращение баланса ФРС будут ограничивать оптимизм в отношении рисковых активов. Российская валюта в краткосрочной перспективе продолжит получать поддержку от высоких нефтяных цен и относительно комфортного внешнего фона.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться