В какую сторону рокировка?

В какую сторону рокировка?

30.06.2013
В какую сторону рокировка?
Задать вопрос

Первое впечатление от новых назначений — административная логика перевесила экономическую. Понятно, что все участвующие в перестановках рассчитывают выиграть. Их расчет оправдался. Но разве экономическая политика должна руководствоваться интересами административного роста участвующих в ней фигур?

Есть и экономическая логика. Стоит поблагодарить Петербургский форум, подаривший заинтересованной публике замечательную по остроте и непримиримости дискуссию, в которой участвовали все те, кто получил новые звезды на погоны. Новые погоны изменили и расклад сил.

Если при Белоусове возглавляемое им Минэкономразвития было раздражителем в правительстве, побудителем к действиям, которые поздно откладывать: не молиться на бюджетное правило, смелее использовать накопленные резервы для того, чтобы разбудить инвестиции и экономический рост, ограничивать рост тарифов естественных монополий, активно снижать курс рубля, смягчать кредитно-денежную политику, то воззрения Улюкаева принципиально иные, для него, как, впрочем, и для Набиуллиной, о чем она прямо заявила на ПМЭФ, главное — борьба с инфляцией.

Президент РСПП Александр Шохин, правда, рассчитывает на то, что новый пост скажется на позициях Улюкаева: «Я сильно рассчитываю, что Алексей Валентинович, став министром экономики, вынужден будет думать и о стимулировании экономического роста, поскольку главный KPI у него будет не инфляция, как было в ЦБ, а темпы роста экономики. Я думаю, не будет такого, что Улюкаев будет исповедовать минфиновский подход по сбережению денег».

Минфиновский подход в Минэкономразвития — это нонсенс. Минэкономразвития для того и нужно, чтобы выбивать из Минфина и ЦБ меры по стимулированию роста. Улюкаев же в этом противостоянии всегда был на стороне финансовых властей, то есть господ «Нет».

Проблема, однако, не только в постах, но и во взглядах. Об этом тоже говорит Шохин: «Все-таки Улюкаев больше либерал, чем Андрей Белоусов и, судя по его работе и в правительстве, в Минфине, и помощником Егора Гайдара, и на посту зампреда ЦБ — он был одним из самых либеральных российских экономистов и бюрократов».

Эта принципиально важная корректировка. Белоусов — дирижист, особенно на фоне Улюкаева и Набиуллиной. Без прямого госрегулирования не справиться с задачей, которую Белоусов считает одной из приоритетных: снизить курс рубля вместе с процентами по кредитам. Здесь есть очевидное противоречие: снижение курса рубля подтолкнет инфляцию, инфляция поднимет ставки по кредитам. Решить задачу можно только административным давлением, что Белоусов и предлагал в виде индикативных ставок по кредитам.

Новый расклад сил в том, что дирижист оказывается помощником президента, а в правительстве и ЦБ забаррикадировались либералы, которые видят ключ к решению всех экономических проблем в улучшении инвестиционного климата и в борьбе с инфляцией.

Беда в том, что их правоту не удается пощупать руками — инвестиционный климат на своих постах в экономических ведомствах им не улучшить. Дорожные карты — это здорово, но они, как мы наблюдаем, не перебивают отток капиталов.

Необходимы политические решения, а их принимает президент. Ключ к улучшению инвестиционного климата — обеспечение реальной независимости судебной власти, которая должна руководствоваться исключительно законом, а не быть послушным дополнением правоохранительной системы.

Возникает вопрос: а что делать сейчас, когда рецессия близко, а доверие к судам далеко? Эльвира Набиуллина громко отказалась брать пример с Бена Бернанке и подчинять политику ЦБ поддержке экономики. Алексей Улюкаев не скрывает своего скепсиса относительно антикризисной программы Андрея Белоусова. Все это очень либерально, но программа Набиуллиной-Улюкаева в том, что судьба мировой, а значит и российской экономики решается не в Москве. В России же не нужно прибегать к сильным и ошибочным, как считают и Набиуллина, и Улюкаев, мерам курсовой или кредитно-денежной политики, наоборот, нужны неинфляционные меры и соответствующая поддержка ликвидности в виде, например, новых форм финансирования банков.

Если этих мер хватит для удержания российской экономики на плаву и придания ей ускорения — да здравствуют либералы! Если же прогноз Белоусова об осенней рецессии, которая ожидается прибытием в Россию, сбудется, то новые назначения придется признать ошибочными.

Николай Вардуль