В тени Бернанке

18.04.2013
В тени Бернанке
Задать вопрос

На первый взгляд, сама постановка вопроса о том, должен ли ЦБ своими действиями стимулировать экономический рост, абсурдна. А для чего еще нужен такой мощный регулятор как не для того, чтобы поддерживать развитие экономики в избранном направлении?

Но есть те, кто считает такую постановку «теорией». Практика же, по их мнению, заключается в том, что развитие экономики — задача правительства, ЦБ отвечает за банковскую систему и за уровень ликвидности, который измеряется инфляцией. «Каждый должен заниматься своим делом». Точка.

«Это мое дело, а от этого увольте» — позиция, известная каждому. Разделение труда, в том числе и в управленческих процессах, — один из показателей прогресса, но от этого басня Крылова о лебеде, раке и щуке не устаревает.

Есть разделение управленческого труда, которое ведет к общей цели, а есть разделение того же труда, которое так дробит общую цель, что движение ведет вовсе не к ней.

Вернемся к ЦБ, правительству и экономическому росту. Что может сделать правительство, чтобы оперативно повлиять на экономическую динамику? Изменить налоги? Да, но это весьма длительный процесс прохождения соответствующих законопроектов через палаты Федерального собрания. Правительство может оперативно изменить таможенные пошлины (например, ввести заградительные, временно «забыв» о членстве в ВТО), выделить бюджетные ресурсы на поддержку тех или иных производств, изменить ту или иную административную процедуру, важную для бизнеса. Немало. Особенно в российских условиях, когда административная процедура — это не туманная фигура речи, а буквально вопрос жизни и смерти бизнеса.

Но по мере все большего развития финансового сектора (или финансовых рынков) регулирующий вес решений, принимаемых в этой сфере, постоянно растет. На Западе уже давно для всех очевидно, что правительства — это политика (и политиканство), инструмент продвижения тех или иных проектов, входящих в предвыборные программы соответствующих партий. Реальный же и сугубо экономический, практически без примеси политики регулятор экономики (а не исключительно финансовых рынков) — это ФРС в США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии и т. д. И именно этот регулятор принимает необходимые оперативные решения.

То же самое, нравится это ветеранам ЦБ или нет, должно происходить и в России. Именно об этом и заявила Эльвира Набиуллина, которая в июне сменит Сергея Игнатьева на посту председателя ЦБ: «Должен ли ЦБ учитывать тенденции экономического роста? Я считаю, что должен. Это делает любой ЦБ». Значит, обновляемый ЦБ, он же новый финансовый мегарегулятор так или иначе будет брать пример с ФРС США.

Набиуллина уточнила, что ЦБ может влиять на возможные отклонения от потенциального роста, но не должен это делать в ущерб целевым ориентирам по инфляции. Строго говоря, так же действует и ФРС.

Набиуллина специально подчеркнула, что она против «подогревания» роста за счет разгона инфляционных процессов. Конечно, мера важна во всем. Но Набиуллина прекрасно понимает, что в принципе любая поддержка экономического роста со стороны ЦБ чревата ускорением инфляции. Важно найти баланс. Причем в зависимости от состояния экономики этот баланс будет разным. Чем острее проблемы в экономике, тем важнее ее поддержка, даже в ущерб обеспечения низкой инфляции, и наоборот.

От ЦБ требуется искусство шеф-повара, который должен уметь приготовить питательное блюдо для экономики именно в том состоянии, в котором она находится, так, чтобы приготовленное блюдо поднимало ее на ноги.

Николай Вардуль