Игра втемную

13.05.2017
Задать вопрос

2 мая опубликовано интервью Алексея Кудрина, посвященное его предложениям по стратегии экономического развития. В нем есть совершенно неожиданный, во всяком случае для меня, поворот.

Как известно, в мае президент собирается рассмотреть варианты программ социально-экономического и по большому счету политического развития страны, выдвигаемые конкурирующими группами экспертов. Мы уже привыкли к тому, что главные конкуренты – это, с одной стороны, документы Сергея Глазьева и Бориса Титова, с другой – предложения, формируемые под крышей ЦСР Алексея Кудрина. Проекты Глазьева и Титова хорошо известны. В отличие от деталей кудринского плана.

Главная неожиданность в том, что Кудрин так и не собирается публиковать свою программу: «Мы ее вообще не будем представлять на рассмотрение широкой публики, потому что речь идет о стратегии президента». Дальше следует оговорка о том, что «президентской администрации предстоит большая работа по созданию реальной стратегии на основе предложений экспертов», но Кудрина можно понять так, что он уверен: его план обязательно будет учтен.

Строго говоря, это не сенсация. Глазьев говорил в интервью «Финансовой газете», что властью его идеи «игнорируются». Титов же, сформировав политическую партию вокруг выдвигаемой программы, потерпел поражение на прошедших парламентских выборах, что, несомненно, будет учтено в Кремле. Но это еще не повод не публиковать программу ЦСР.

По существу, отказ от публикации – это, во-первых, фактическое признание ее заведомой непопулярности; во-вторых, Кудрин заранее готов к масштабным компромиссам.

В интервью он, естественно, сделал все для популяризации своих взглядов. Программа представлена в трех блоках: развитие человеческого капитала, технологий и гос­управления. В общем виде возражений такая триада вызывать не должна. Вопрос в масштабах перемен. А этот масштаб в свою очередь напрямую зависит от выделяемых ресурсов. Применительно к развитию человеческого капитала в интервью приведены, например, такие цифры: увеличение финансирования образования на 0,8% ВВП, а здравоохранения – на 0,7% ВВП. Но за шесть лет! И это только предложения. Значит, прогресс если и будет, то вряд ли прорывной. Сравним: в 2013 г. Россия удвоила (по оценкам SIPRI) военные расходы, и это при том, что и в точке начала отсчета расходы были впечатляющие, а пик перевооружения пришелся на 2014–2016 гг., когда расходы выросли еще. Вот это обеспечило прорыв.

План Кудрина не публикуется и потому, что он с самого начала непрорывной.

А еще потому, что сам Кудрин, возможно, связывает с ним или с его компромиссным вариантом личные политические амбиции.