Где резерв ускорения?

01.05.2017
Где резерв ускорения?
Задать вопрос

Будет ли выполнено поручение президента Путина об обеспечении темпов экономического роста, превышающих среднемировые? Если будет, то как? Или это такая же мечта, увы, несбыточная, как «20 млн высокотехнологичных рабочих мест», «конкурентоспособное государство», «майские указы»?

Фокус не удался

В прогнозах, даже официальных, экономического развития российской экономики недостатка нет. Но вот беда – как выяснилось, они не удовлетворяют требованию президента выйти на среднегодовые темпы роста, превышающие среднемировые.

Ситуация и в самом деле гротескная. Владимир Путин поставил задачу выйти на опережающие мировую экономику темпы роста за три года. Правительство приняло сценарии развития экономики на 2017–2020 гг. В базовом прогнозе рост ВВП в 2017 г. составит 2%. В следующие три года ожидается замедление темпов экономического роста до 1,5% в год. Рост промышленного производства также оценивается в 2% в 2017 г. и 2–2,1% в 2018–2020 гг. Целевой сценарий предусматривает рост экономики на 2% в текущем году и снижение до 1,7% в следующем. Зато в 2019 г. экономика увеличится до 2,5%, а в 2020 г. до 3,1%. Быстрее в 2018–2020 гг. будет расти промпроизводство: рост составит 2,3, 2,6 и 3,1% соответственно. Разница между двумя прогнозами – успешная реализация в целевом варианте «мер структурной политики». По словам Максима Орешкина, «в целевом (позитивном) варианте мы ожидаем более позитивную динамику численности занятых в экономике, более активный рост инвестиционной активности и рост совокупной факторной производительности». Одно из условий – сокращение тени над экономикой. Есть и консервативный прогноз – на случай «стрессовых» внешних условий. Он основывается на развитии негативного сценария событий в экономике Китая (пока Китай радует позитивом) и ценах в 40 долл. за баррель за нефть марки Urals.

Формально поручение президента выполнено: есть сценарий, позволяющий выйти на среднемировые темпы, а там и, возможно, превзойти их. Нужно «всего лишь», чтобы условия реализации целевого сценария не подвели. Но, как оказалось, это лишь «фокус», который разоблачил помощник президента Андрей Белоусов. Со знанием дела он заявил: целевой прогноз, консервативный прогноз – это «некие расчеты, которые будут окаймлять основной, базовый вариант, который принимается в расчет». «Операциональную роль играет только базовый вариант». А в этом варианте «прогноз на 2018, 2019, 2020 гг. исходит из роста ВВП в 1,5%, динамики инвестиции – 2%, т.е. ВВП ниже, чем прогнозируется на этот год. А динамика инвестиций примерно такая же. И это никак не вписывается в поручение президента о выходе на динамику темпами не ниже среднемировых».

Риски ускорения

Знали ли премьер Дмитрий Медведев и министр экономического развития Максим Орешкин, что их «фокус» легко может быть разоблачен? Конечно. Возможно, предполагали, что если разоблачение и последует, то не обязательно публичное.

Строго говоря, опыта заматывания президентских поручений правительству не занимать. Достаточно вспомнить эпопею «майских указов». У правительства

своя логика: как выполнять поручение, если для этого нет объективных предпосылок? В случае с майскими указами – это было резкое падение нефтяных цен, кризис экономики и недобор бюджетных доходов. Сейчас правительство может сослаться на то, что ни у одного авторитетного международного финансово-экономического института нет российского прогноза с темпами роста экономики в 3% и более, а требуется именно это.

Что делать? Есть подсказка от Владимира Путина: надо использовать окрепший рубль для целевого расширения закупок инвестиционного оборудования. Это, конечно, стоит делать, но всем понятно, что курсовая ситуация изменчива и строить на ней не только долго-, но и среднесрочные планы более чем рискованно.

Правительство оказывается (в который раз!) в роли былинного витязя на распутье. Импорт в виде соответствующего оборудования уже происходит, его можно и нужно нарастить, но принципиально он картину не изменит. Рассчитывать на значительный приток производственных, а не финансово-спекулятивных иностранных инвестиций пока, во всяком случае, не приходится. Значит, надо будить внутренние.

И здесь развилка. Ветер в паруса могут поймать предложения Сергея Глазьева и Бориса Титова об эмиссионном финансировании адресных и проектных инвестиций. Но это не просто смена команды гос­управленцев над экономикой, но и кардинальный разворот курса.

Впрочем, если президент будет всерьез настаивать на выполнении своего поручения, корректировки курса обязательны. Одним «рисованием» новых прогнозов задачу не решить. Можно так и не дождаться пробуждения частных инвестиций, которые поднимутся только из-за снижения инфляции. Значит, их надо будить. Самый надежный способ – расширять в качестве в том числе побудки для частных инвестиций инвестиции государственные.

Выбрав для этого инфраструктурные проекты, которые частнику не поднять, но которые улучшают в том числе и условия привлечения частных инвестиций. Приоритет – за проектами с максимальным мультипликативным эффектом. Да, без сопутствующего негатива в виде риска «откатов» и других подобных схем не обойдется, но общий макроэкономический эффект эти риски перевесит. Риск отсутствия инвестиций опаснее.

Николай Вардуль