Старые ошибки и новые возможности

Старые ошибки и новые возможности

15.04.2017
Задать вопрос

Обычно «народный капитализм» применительно к России противопоставляют капитализму «олигархическому», «дикому», в общем антинародному.

Идеологически все понятно. Но «народный капитализм», если обратиться к истории появления этого определения, это прежде всего общество, большинство членов которого собственники ценных бумаг и соответственно участники финансового рынка. Понятно, что кардинально структура собственности при этом не меняется, контроль сохраняется за крупными собственниками и акционерами, для остальных владение акциями – не столько доступ к собственности, сколько попытка освоения новых возможностей расширения своих доходов. Но тем не менее «народный капитализм» – это уже не то общество, где есть капиталисты и пролетариат, которому, по определению, нечего терять, кроме своих цепей.

В России «народного капитализма» нет. А ведь был обещан. Помните хрестоматийную фразу Анатолия Чубайса о ваучере и двух «Волгах»? Если отложить в сторону накопившиеся эмоции, то фактически это было предложение выйти на рынок ценных бумаг. Но для большинства он не состоялся. Ваучеры были через череду посредников быстро централизованы будущими хозяевами жизни, а большинство граждан их просто не запомнили.

На самом деле, в той приватизации, которая состоялась, мы потеряли не «Волги», был упущен исторический шанс сделать шаг к «народному капитализму», а вместе с ним к другой структуре общества, к появлению крупного социального слоя, заинтересованного в дальнейших рыночных реформах. История новой России могла стать другой.

Почему не стала? Чем больше времени проходит, тем больше желающих ответить на этот вопрос. Многие горячо ссылаются на «Вашингтонский обком», «банду Ельцина» и т.д. Не думаю, что стоит повторять их аргументы. Тогда, в начале 1990-х, победил «большевизм наоборот»: новая власть настолько боялась «коммунистического реванша», что предпочла скорость преобразований со всеми сопутствующими стратегическими просчетами и социальными потерями их качеству.

Сегодня начинается новая попытка. У возможного расширения числа россиян, регулярно обращающихся на рынок ценных бумаг, гораздо больше прагматических, а не политических обоснований. Но и последние не стоит сбрасывать со счетов. Если России нужны институциональные реформы, то еще больше ей нужна социальная поддержка таких реформ. И расширение числа россиян, которые станут участниками рынка ценных бумаг, – один из шагов в этом направлении.

Николай Вардуль