Уроки газовой арифметики

Уроки газовой арифметики

26.03.2017
Уроки газовой арифметики
Задать вопрос

«Роснефть» давно и настойчиво рвется на мировой газовый рынок. Она лоббирует снятие законодательных ограничений на право прямой поставки за рубеж природного газа и требует предоставить ей место в экспортной трубе «Газпрома». «Газпром», естественно, защищает свои позиции. Конфликт уже не в первый раз вышел на уровень президента России.

В конце прошлого года глава «Роснефти» Игорь Сечин обратился к Владимиру Путину с просьбой разрешить «Роснефти» экспортировать газ. Речь шла о поставках ВР 7 млрд куб. м/г.

Именно вокруг экспорта газа развивается и другой свежий конфликт двух российских углеводородных гигантов. Как известно, «Роснефть» добилась поручения президента Владимира Путина «Газпрому» поставлять газ проектируемому заводу «Роснефти» на Дальнем Востоке. «Газпром» же считает, что газа для этого достаточно и у самой «Роснефти», к тому же у нее есть планы экспортировать весь газ с «Сахалина-1», расторгнув с 2021 г. контракт на поставки газа российским потребителям. «Газпром» не согласен разменивать свой экспортный газ на поставки внутри России, освобождая тем самым газу «Роснефти» дорогу на экспорт в страны Дальнего Востока и, возможно, АТР.

Но вернемся в Европу. Ответ Игорю Сечину дал Александр Медведев: «Я ситуацию на рынке Великобритании знаю. С вопросами о возможности покупки дополнительных объемов газа BP к нам не обращалась в последнее время, если обратится, мы рассмотрим. Но, для того чтобы продать газ BP, нам посредники не нужны, мы можем продать сами».

Позиция ясна, но все-таки, есть ли свободное место в экспортной трубе «Газпрома»? Александр Медведев утверждает, что все мощности газопроводов «Северный поток» и «Северный поток-2» зарезервированы под поставки по действующим контрактам «Газпром экспорта». Но 55 млрд кубометров мощности «Северного потока-1» задействованы не полностью. Первоначально «Газпрому» было разрешено использовать лишь 50% газопровода OPAL (сухопутное продолжение СП-1 мощностью 36 млрд кубометров), в октябре 2016 г.

Еврокомиссия разрешила российской компании задействовать еще 40% мощности трубы. Но после протеста Польши, которая теряет транзит и соответствующие доходы, суд Европейского союза до своего решения, которое ожидается в марте–апреле, временно приостановил действие решения ЕК. Главное – с самого начала 50% OPAL, которые фактически простаивали свободными, были зарезервированы ЕС под газ от других поставщиков, альтернативных «Газпрому».

Место для 7 млрд куб. м найти можно. А вот дальше уже следует прибегнуть к совсем другой арифметике. Понятно, что для решения инвестиционных проблем, возникших с «Северным потоком-2», «Газпрому» нужно мобилизовать все ресурсы, и делиться с кем бы то ни было сейчас он расположен меньше, чем когда-либо. Понятно, что конкуренция «Газпрома» и «Роснефти» на европейском рынке газа – это, возможно, и есть тот самый «коммерческий каннибализм», который упоминался в другой статье на этой же странице. Но если ЕС вернется к идее использования резервов OPAL для альтернативных «Газпрому» поставщиков, разве тогда «Роснефть» не лучшая альтернатива?

Николай Вардуль