Почему Россия – страна революций?

Почему Россия – страна революций?

18.03.2017
Задать вопрос

Несомненно, каждая страна со своей историей уникальна. Но мало где так много разговоров про специ­фику менталитета, об исключительности исторических традиций, как в России.

Почему так – в ответе можно уйти очень далеко.

Предлагаю оттолкнуться от чего-то конкретного. Почему есть страны, где законность и справедливость синонимы, а у нас нет? Поиск ответа будет гораздо интереснее, если для начала вопрос слегка повернуть: а стоит ли в России сближать эти понятия или это безнадежно – таков «менталитет»?

Я уверен, что стоит. Тогда вернемся к исходному вопросу. Предлагаю взглянуть на мировую историю (а она хороший учитель, если хотеть чему-то научиться), взяв за критерий ее развития как раз сближение справедливости и законности. Ведь на самом деле именно так история и развивается.

Сначала человек живет под произволом (освященным традицией, потом законом) современной ему власти (от вождя, князя, землевладельца до божьего помазанника), потом через череду кровавых событий он расширяет свои законные права и поэтапно освобождается от произвола. Не только власти, но и всех видов притеснений – религиозных, национальных и т.д. Это и есть маршрут истории любой страны. Разница в том, как этот маршрут проходят разные страны.

Россия – страна крайностей. Реформаторы у нас никогда не в почете, а это значит, что на длинной исторической дистанции российская верховная власть, не видя необходимость реформ, страшась их, недальновидна. Именно она, а не «менталитет» деформирует исторический прогресс. Когда задачи реформ решают революции (а они без реформ неизбежны), то на место одного произвола приходит другой. И снова возникает задача его преодоления. Это и есть квинтэссенция советской истории.

Каков вывод? Не отмахиваться от реформ, не создавать заповедники – сферы, реформы которых не обсуждаются по определению, не бояться реформ, в том числе и политических. Большой политик – всегда реформатор.

И, конечно, менять общественный имидж и реформ, и их проводников. Реформам нужна поддержка. Сверху – даже больше, чем снизу.

Справедливость должна стать законной, а закон – инструментом защиты от произвола.