Как вести следствие о мошенничестве банкиров, не нарушая банковскую тайну?

Как вести следствие о мошенничестве банкиров, не нарушая банковскую тайну?

09.02.2017
Задать вопрос

Случаев, когда собственники и менеджеры банков выводили средства из банков, действительно было немало. Эту проблему только частично можно решить повышением эффективности надзора, над чем мы сейчас работаем. Но откровенно мошенническим действиям нашими надзорными методами противостоять невозможно. Мы не можем работать как следственный орган, у нас нет для этого ни полномочий, ни инструментов. Проблему мошенничества не решим без взаимодействия с правоохранительными органами. Мы стали активнее сотрудничать с правоохранительными органами, и количество уголовных дел, возбужденных по нашим обращениям, повысилось.

Если недобросовестные банкиры остаются безнаказанными, да еще и убегают с ворованными деньгами за рубеж, где их не смогут достать, то мы обречены на то, что это будет повторяться.

С другой стороны, банковская деятельность — это высокотехнологичный бизнес, и при желании недобросовестных руководителей банка вывести деньги сделать это можно достаточно быстро. И пока Центральный банк имеет ограниченный формальными критериями перечень ситуаций для надзорного вмешательства, недобросовестные банкиры чувствуют себя в безопасности. Это происходит потому, что у Банка России в отличие от центральных банков многих стран нет права на профессиональное суждение кроме как в узком перечне вопросов определения аффилированности. Для того чтобы пресечь нарушения, мы должны предъявить формальные доказательства нарушений, иначе мы в суде не сможем доказать обоснованность своих действий. И у нас вся система построена на формальных доказательствах. А какие могут быть формальные доказательства, когда отчетность полностью поддельная?

И последнее и, возможно, самое важное. Только неотвратимость наказания за финансовые преступления может изменить ситуацию. Если недобросовестные банкиры остаются безнаказанными, да еще и убегают с ворованными деньгами за рубеж, где их не смогут достать, то мы обречены на то, что это будет повторяться.

Мы уже давно говорим о праве на профессиональное суждение, которое позволит нам принимать действенные меры к банку независимо от того, есть ли весь набор формальных доказательств. Профессиональное суждение — это не произвольное мнение, оно должно быть оформлено, иметь обоснование. Оно позволит на более ранних стадиях предъявлять банку соответствующие требования и предписания и не доводить до того, что, пока мы не имеем формальных оснований вмешаться, «дыра» у банка разрастается и его уже невозможно спасти. Сразу скажу, введение профессионального суждения — предмет очень сложной дискуссии. Для нашей правовой системы это непривычный элемент. Многие опасаются, что использование профессионального суждения может привести к коррупции. Мы убеждены, что этот инструмент должен вводиться без формирования коррупционных рисков. Должна быть отработана процедура применения профессионального суждения. Во многих странах есть профессиональное суждение, и оно не вызывает в обществе никакой тревоги, потому что есть доверие к институтам, к репутации. А для нас это еще целый путь.

Мы обсуждаем изменение в законодательство, которое позволит нам независимо от того, исправил банк отчетность или не исправил, привлекать руководителей банка к ответственности за то, что они в принципе пошли на фальсификацию.

Другой механизм, который мы начали сейчас прорабатывать и который также потребует изменений в законодательство, — направление информации, составляющей банковскую тайну, в правоохранительные органы. Сейчас, когда мы выявляем в банках мошеннические действия, вывод активов, мы передаем материалы в правоохранительные органы. Однако мы не вправе передавать информацию, составляющую банковскую тайну, хотя часто вывод активов, например, связан с использованием счетов подставных, аффилированных компаний. Это обстоятельство ограничивает возможности правоохранительных органов в установлении признаков преступления, определении подозреваемых. И в этом случае информация, составляющая банковскую тайну, необходимая для работы правоохранителей, позволит нам сделать еще один шаг к тому, чтобы наказание для виновных было реально неотвратимым.

У нас есть предложения по совершенствованию законодательства по фальсифицированной отчетности. Введенная более двух лет назад в законодательство уголовная ответственность за фальсификацию отчетности работает не очень эффективно. Мы проанализировали, почему это происходит. Сейчас, когда мы получаем отчетность, если видим, что она недостоверная, мы обязаны выдать предписание банку, чтобы он ее исправил. Банк выполняет предписание и дает нам новую отчетность, где теперь честно показывает, что у него нет капитала, нет резервов. Это уже достоверная отчетность, и вы не можете его привлечь к ответственности за подлог, теперь он достоверно банкрот. Мы обсуждаем изменение в законодательство, которое позволит нам независимо от того, исправил он отчетность или не исправил, привлекать руководителей банка к ответственности за то, что они в принципе пошли на фальсификацию. В целом заинтересованные органы власти это предложение поддерживают, потому что фальсифицированная отчетность — это действительно одна из ключевых бед нашей банковской системы.