ЦБ запустил опережающую девальвацию рубля

ЦБ запустил опережающую девальвацию рубля

14.08.2015
ЦБ запустил опережающую девальвацию рубля
Задать вопрос

Август как август. Нефть сорвалась вниз, рубль — за ней. 3 августа стал очередным «черным понедельником». Хотя черными на нашем календаре перебывали уже все дни недели, и, как правило, случалось это именно в августе. Перечислять все эти путчи, подлодки, дефолты нет нужды. Август.

Проблема 3 августа в том, что ослабления рубля ждали все, но то, что оно примет характер глубокого пике именно в самом начале августа, стало неожиданностью. Известно, и мы об этом пишем, что Центр макроэкономических исследований Сбербанка ждал девальвационного рывка рубля в IV квартале. 22 июля «РБК» писал о том, что рубль падет в сентябре, но наступило 3 августа.

3 августа, конечно, не отменяет того, что мрачные курсовые предсказания на сентябрь с декабрем не сбудутся. Тем более что аналитики Сбербанка в качестве специфики рублевого падения в IV квартале предсказывали, что курсовые потери рубля превысят глубину нефтяного падения. 3 августа было не так. Кроме нефти на рубль повлияет реакция рынка на возможное повышение ставки ФРС (она скажется и на цене нефти, и на величине оттока капиталов). Что же касается «черного сентября», то на его окрас повлияют, по оценке главного экономиста по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олега Кузьмина, два фактора. Первый — в сентябре государству и компаниям придется выплатить большой объем средств по внешнему долгу, который, по данным Банка России, составит $14,1 млрд, следующий крупный платеж, кстати, придется на декабрь — $21,7 млрд. Второй фактор — конвертация рублевых дивидендов в валюту. «Когда нерезиденты получат дивиденды от российских нефтяных компаний, они начнут их конвертировать в валюту», — поясняет Кузьмин.

Падают не только нефтяные цены. Индекс 22 сырьевых товаров, выраженный через индекс Bloomberg Commodities (BCOM), с конца июня упал на 11%.

Я видел футболки с надписью: «Армагеддон — сегодня. Настоящие проблемы — завтра», похоже, в России их впору надевать.

Что именно произошло 3 августа? Цена нефти Brent опустилась ниже $50 за баррель. Снижение цены нефти происходило весь день, его итог — баррель, подешевев до $49,5, снизился на 5,2%. Минимальная цена барреля Brent был зафиксирован 13 января 2015 года на отметке 45,19 доллара. Цены на нефть за последний месяц упали более чем на 15%.

Рубль по отношению к доллару потерял 2,9%, его котировка опустилась до 63,52 рубля за доллар. Курс бивалютной корзины вырос на 1,75 руб. — до 66,24 руб. Курс доллара прибавил 1,80 руб., курс евро — 1,70 руб. — до 69,58 руб.

Конечно, можно петь дифирамбы рублю: он, хоть и упал, но не так резко, как нефть (повторим, прогноз аналитиков Сбербанка, по которому не за горами момент, когда рубль посыпится, опережая падение нефти, остается в силе). Но вот сравнения: другие сырьевые валюты перед лицом падения цены нефти оказались гораздо устойчивее: норвежская крона ослабла относительно доллара США всего на 0,9%, австралийский и новозеландский доллары — и вовсе на 0,3–0,4%.

Так что дифирамбы отменяются. Есть причины длительного хранения — замедление роста китайской экономики, главного потребителя нефти и других видов сырья, отыгрыш иранской карты. Есть, что называется, поближе, но тоже от России не зависящие: рост добычи нефти. В странах ОПЕК в июле она опять бьет рекорды, суточная добыча составляет 31,4 млн баррелей. Добыча может расти и дальше: к старой стратегии выдавливания с рынка американских сланцевиков добавляется новая — поставщики нефти по-своему готовятся к выходу на рынок Ирана.

Что дальше? Пока, как подчеркивает, например, Александр Потавин, главный аналитик компании ООО «Управление Сбережениями», ничего особенно страшного не произошло. Текущие нефтяные цены и курс рубля примерно соответствуют базовым параметрам, которые легли в основу скорректированного этой весной федерального бюджета на 2015 г. (среднегодовая цена на нефть — в $50 за баррель, курса доллара — 61,5 руб./долл.). Но он же подчеркивает: «Если в августе Brent не вернется к 52–55 $/барр, то уже в ближайшие месяцы стоит ждать падения котировок в район ценовых минимумов 2008 г. — это около $36/барр.».

Риск дальнейшего падения цен на нефть, действительно, есть. Хотя почему именно минимумы 2008 г. ставятся в качестве ориентира, как и то, что именно может вытолкнуть цены вверх, строго говоря, не прояснено. Ориентиры обосновываются только логикой рыночного маятника, которую, однако, никто не раскусил, иначе бы смысл в биржевой игре пропал. Более фундаментальных аргументов не приводится. Есть, конечно, и другие оценки. За «дно» нефтяных цен принимаются, например, ее январские котировки: «вблизи» $47,50 за баррель. Помимо маятника здесь принимается в расчет эфемерная точка отсечения сланцевых проектов. Но не за горами иранские нефтяные танкеры, которые уже наполнены, и ждут команды к отплытию. Тогда дно опустится.

В общем, впереди сплошные угрозы. Но мы не назвали еще одну причину спуска рубля. По времени она самая свежая и к тому же сугубо внутренняя — снижением своей ставки ЦБ подтолкнул рубль вниз.

ЦБ, как уже сказано (см. стр. 2), играя на разных инструментах, часто вместо выведения единой мелодии издает некую какофонию. Только что он прекратил закупки доллара на внутреннем рынке, что на время поддержало рубль, после чего снизил ставку, сыграв против рубля. Но для искушенного уха в этой какофонии есть нечто музыкальное с точки зрения взаимодействия регулятора с рынком. Главная же музыка для рынка в исполнении ЦБ — интрига, разгадать которую удается только постфактум. ЦБ не дает игрокам на рынке себя опередить. Опередить в том, что сегодня является его главной линией.

Возможно, ЦБ готов разыграть усовершенствованный ремейк того, что уже происходило в конце прошлого — начале этого года. Речь идет о том, чтобы начать спуск рубля раньше, чем за него возьмутся и спекулянты, и сам рынок. Тогда можно сохранить управляемость этого процесса, не допуская паники, а управляемая девальвация облегчит ближайшие перспективы экономики через стимулирование экспорта и импортозамещения. Мы уже писали, что в российских условиях этого недостаточно для перелома понижательного тренда ВВП, но в кризис любая поддержка не лишняя.

Николай Вардуль