Головокружение от санкций

Головокружение от санкций

26.08.2014
Головокружение от санкций
Задать вопрос

Российское правительство, если верить «Ведомостям», а не верить нет никаких причин, было готово к залпу контрсанкциями, не ограничивающимися запретом на ввоз враждебного продовольствия. Путин, как пишут те же «Ведомости», решил попридержать новые российские санкции. Это резерв главного командования, теперь, как не без совершенно неуместного злорадства, утверждают некоторые чиновники, нам есть чем ответить. Давайте разберемся, где здесь рациональное зерно, а где воинственная шелуха.

Отвечать на санкции нужно. Это бесспорно. Но целью контрсанкций должны быть не сами санкции, а начало переговоров об их всеобщем прекращении. Что из этого следует? Санкции с любой стороны должны быть ограничены во времени. И задача политиков, а их главное занятие — не размахивание любыми шашками, а именно переговоры (размахивание шашками оправдано только как прелюдия к переговорам), — ограничить время существования санкций.

Поэтому эскапады Жириновского в Крыму о том, что главная цель России — добиться того, чтобы нас боялись, никакая не политика, а балансирование на депутатской неприкосновенности за гранью нарушения законодательства об экстремизме и о разжигании национальной розни.

С этим просто. Сложнее с оценкой влияния на российскую экономику последствий введения контрсанкций. Нам говорят, что они простимулируют импортозамещение. В принципе верно. Можно вспомнить события, развернувшиеся в российской экономике сразу после августа 1998 года. Тогда экономика начала расти уже в конце того же 1998 года именно благодаря импортозамещению. Импорт остановился у границ России не из-за санкций, а из-за резкой девальвации рубля и соответственно подорожания всего ввозного. Но тогда было гораздо больше свободных мощностей и свободных рабочих рук. Сегодня ситуация другая, с одной стороны, и экономический блок правительства, и ЦБ признают, что обесценение рубля в начале года способствовало некоторому оживлению в промышленности, с другой стороны, инвестиционной подпитки экономики так и не произошло, поэтому эффект обесценения рубля кратковремен. Санкции, что с одной, что с другой стороны, инвестиций тоже пока не будят. Что из этого следует?

Вот что пишут аналитики Альфа-Банка: «Мы считаем, что из-за трех-пятилетнего производственного цикла в продовольственном сегменте ограничения по импорту продуктов питания сроком на год крайне непродолжительны, чтобы способствовать притоку новых инвестиций в отрасль. Сложившаяся ситуация, скорее, вынуждает российские продовольственные сети искать альтернативных импортеров и повышать цены. Опыт ограничений по импорту мяса, введенных в начале 2014 г., подтверждает наше скептическое отношению к процессу импортозамещения продуктов питания. Снижение импорта мяса на 40% с начала года не привело к ускорению роста производства в этом сегменте (в середине 2014 г. рост в этом сегменте оставался на уровне 8% в годовом исчислении, т. е. как и в середине 2013 г.), тогда как рост цен ускорился с нуля примерно до 10%».

Получается парадокс: чтобы контрсанкции дали эффект импортозамещения в производстве продуктов питания, надо, чтобы режим контрсанкций просуществовал как минимум три года. Но тут надо выбирать: что ценнее — снятие ограничений доступа российской промышленности, прежде всего нефтедобывающей, к новейшим технологиям или тепличный расцвет производства мяса, которого в достаточном объеме не было и в Советском Союзе. На самом деле на неговяжей чаше весов не только современные технологии, но и вектор развития страны: к столь необходимой модернизации или к сугубо «консервативным ценностям», которые у нас понимают так, что от них один шаг к идеям чучхе, которые, конечно, можно назвать ценностями российской цивилизации, но от этого они дальше не заведут.

Если вернуться к контрсанкциям, то планы ограничить ввоз автомобилей из стран, накладывающих на Россию санкции, будут иметь результатом отнюдь не импортозамещение — «Калина», даже желтая, никак не заменит рядовой «Форд-фокус». Произойдет сокращение конкуренции, затем последует рост цен на фоне понижения качества предлагаемой продукции. Комментировать предполагаемое ограничение на ввоз импортных лекарств просто язык не поворачивается.

Если называть вещи своими именами и не упускать из вида перспективы переговоров о прекращении санкций, российские контр-санкции вовне — это попытка принудить к таким переговорам, а внутри страны они ничем от санкций не отличаются. Эффект тот же — рост цен и нарушение имевшихся производственных и торговых связей.

Контрсанкции оправданы, если приведут к переговорам и к снятию всех санкций. Признаки такого поворота намечаются: 15 августа премьер-министр Финляндии Александр Стубб заявил, что новых санкций против России Евросоюз принимать не будет. Правда, он тут же оговорился: если новые санкции все-таки последуют, то из-за действий России. Во всяком случае, это уже не размахивание санкциями.

В противном случае, если спираль санкций и контрсанкций будет раскручиваться без видов на прекращение этого процесса, мы покупаем себе билет в Северную Корею для перенимания опыта.

Николай Вардуль