Деньги пахнут зеленью

Для чего существует бизнес? Что за странный вопрос - конечно, для получения прибыли. Но в современном мире ответственный крупный и средний бизнес существует еще и для того, чтобы защищать природу, заботиться о своих работниках, обеспечивать честность и прозрачность своей работы.
Мнения / 7 апреля 2021, 18:05
Семен Новопрудский, обозреватель "Финансовой газеты"

За такую работу бизнес получает преференции в виде льготного «зеленого» финансирования. Россия начинает путь к тому, чтобы наши компании соответствовали этим модным и объективно разумным критериям реальной, а не бумажной социальной ответственности бизнеса, о которой так любят публично рассуждать представители крупных компаний.

Минэкономразвития РФ разработало критерии, по которым будут определяться проекты с использованием «зеленых» инструментов финансирования, в том числе облигаций и льготных кредитов. В частности, доступ к «зеленому» финансированию получат проекты, обеспечивающие снижение выбросов не менее чем на 20%.

Речь идет о том, что в России официальной государственной политикой становится поддержка принципов ESG в бизнесе (environmental – экология, social – социальное развитие, governance – корпоративное управление). ESG — три важнейших параметра, на которые ориентируется современный бизнес в развитых странах при разработке стратегий устойчивого развития.

Экология – реальная защита окружающей среды бизнесом в процессе производства, что особенно актуально для промышленных компаний: управление отходами, снижение вредных выбросов.

Социальное развитие – обеспечение собственниками бизнеса безопасности своих работников на производстве, личная ответственность за здоровье людей. Эта проблема стала особенно понятна на фоне пандемии COVID-19, хотя пренебрежение производственными стандартами безопасности – давняя российская беда, корни которой уходят в наше советское прошлое.

Корпоративное управление – разумное управление рисками, прозрачность закупок. То есть честное и ответственное поведение бизнеса, его готовность работать по закону, находить сложный баланс между рисками, без которых настоящим предпринимателям не обойтись, и разумным использованием ресурсов.

Важнейшим критерием, при котором наши компании получат доступ к «зеленому» финансированию – а предоставлять его будут банки, инвестиционные фонды, и, по всей видимости, иногда само государство, – станет соответствие проектов требованиям перечня так называемых наилучших доступных технологий производства (НДТ). Они подразумевают обновление парка оборудования и технологий промышленных предприятий для снижения отходов и выбросов.

Свои критерии «зеленых» проектов предусмотрены для тех, кто добывает газ, при производстве стали и алюминия. Автоматически признаются «зелеными» все проекты атомной, солнечной и ветровой энергетики, объекты гидроэнергетики мощностью не более 25 МВт.
Пока неизвестно, каким будет итоговое распоряжение правительства по «зеленым инвестициям», но Минэкономразвития установило крайне жесткие исходные требования к таким проектам. И это правильно: хочешь доступа к льготному финансированию – соответствуй.

В частности, в газовой генерации потребуется снизить текущие выбросы диоксида углерода (сейчас они составляют примерно 200 г на 1 кВт·ч) – примерно в семь раз. В производстве алюминия эти выбросы предстоит уменьшить на 25% по сравнению с показателями US Rusal, который применяет считающийся достаточно экологически чистым низкоуглеродный сплав Allow.

Важно понимать, что государство вовсе не требует от компаний каких-то искусственных затрат, убивающих бизнес и обнуляющих возможности получать прибыль. Следование принципам ESG в конечном счете выгодно самим бизнесам.

Есть свежий пример того, как это работает и зачем крупным компаниям тратить деньги на экологическую и производственную безопасность. В начале марта 2021 года «Норильско-Таймырская энергетическая компания», дочка «Норникеля», полностью выплатила рекордный в истории России штраф в размере 146,2 млрд рублей. Штраф был присужден судом за разлив топлива под Норильском в мае 2020 года. Тогда эта техногенная экологическая катастрофа стала одним из самых резонансных событий даже несмотря на пик пандемии коронавируса и ограничения, которые в то время действовали для значительной части нашей экономики.

В итоге более 145 миллиардов рублей из суммы штрафа были зачислены в доход федерального бюджета, около 685 миллионов целевым назначением отправились в бюджет Норильска. Важно, что компания не стала оспаривать штраф в суде: и с репутационной, и (стратегически) с финансовой точки зрения ей оказалось дешевле заплатить эту гигантскую сумму. В конечном итоге, работа по принципам социально ответственного бизнеса позволяет компаниям окупать эти затраты и не попадаться на многомиллиардные штрафы.

России пока далека от лучших стандартов экологичного бизнеса, прозрачного корпоративного управления и реальной заботы о людях на производстве. Но мы должны проделать этот путь, чтобы быть конкурентоспособными и, главное, сделать свою страну более комфортной для жизни. Деньги, которые пахнут зеленью, пахнут еще и реальной заботой бизнеса о стране как о своем доме.

 


Теги:
Поделиться в соц.сетях: